«Посмотрели и ужаснулись». Сергей Алексашенко о реакции россиян на «нового» Путина

26 января, 11:04 Григорий Алексанян
22 190

В гостях у программы «Деньги. Прямая линия» — экономист Сергей Алексашенко. Обсудили с ним, в частности, реакцию россиян на фильм Алексея Навального «Дворец для Путина». Главный удар, который нанесло это расследование, по мнению экономиста, пришелся по доверию «значительной части россиян, которые верили в то, что государство работает в их интересах, верили в то, что президент честный и бескорыстный». И после просмотра этого фильма, считает Алексашенко, все меньше людей верят, что президент действительно думает о будущем страны и ее развитии. 

Сергей Владимирович, понятно, что основная тема у нас известно какая, мы так или иначе вокруг нее будем сегодня ходить. Но давайте начнем немножечко, скажем так, с общей такой, базовой части этой темы, да.

Организация «Трансперенси Интернешнл», которая в России, во всяком случае, признана иностранным агентом, ― мы вынуждены по законодательству об этом сообщать, равно как и о том, что таким же агентом признан Фонд борьбы с коррупцией, и тем не менее, ― опубликовала очередной рейтинг по коррупционности стран, это, правда, данные за 2019 год, и Россия оказалась на 137 месте из 180. Там чем больше баллов, тем лучше. Россия всего набрала у нас 28 баллов и оказалась на одной строчке с Доминиканской Республикой, Кенией, Либерией, Ливаном, Мавританией, Папуа ― Новой Гвинеей, Парагваем и Угандой, где, кстати, тоже проходили волнующие выборы на днях.

Тем не менее что можно сказать? Можно сказать, что, в принципе, эти данные показывают, что, в принципе, и в 2017, и в 2018 году Россия находилась на тех же уровнях, что ничего такого, что бы позволило нашей стране как-то хотя бы видимо улучшить ситуацию в таком деле, как борьба с коррупцией, не произошло, что все так же мы считаемся где-то среди этих стран по уровню восприятия коррупции? И никакие вот эти громкие посадки, аресты, которые проходили, какие-то даже громкие дела ничего пока что изменить не могут.

А что здесь удивительного? Мне кажется, что Россия находится в такой компании очень приличных, достойных стран. Я не знаю, чем там вам не нравится Уганда, или Маврикий, или Доминиканская Республика? Вполне себе даже страны со своей историей, со своей культурой, со своими традициями. То же самое и здесь, в России. Если власть хочет бороться с коррупцией, она борется, если власть не хочет бороться с коррупцией, она не борется. Собственно говоря, сегодня Владимир Путин, выступая на встрече со студентами, четко совершенно сказал, что в России с коррупцией бороться не будем, потому что он говорит: «Мне этот дворец не принадлежит». Ну так никто же не говорил, что ему этот дворец принадлежит, говорили, что он этим дворцом пользуется и, кроме него, этим дворцом никто не пользуется.

Собственно говоря, получение вот такой материальной выгоды, да, использование дворца ― это и есть коррупция. То есть на самом деле нашего президента кто-то коррумпирует, причем так по-крупному. Это все свелось к хиханькам, «скучно, девочки», в общем, понимаете как? С коррупцией нельзя бороться вот так для виду, да, посадки, не знаю, десяти полковников, или трех генералов, или даже двух губернаторов, в общем, ничего не решают. Коррупция ― это вещь системная, которой сегодня вся путинская вертикаль пронизана снизу доверху. И поэтому в одиночку…

Я, честно говоря, конечно, есть там Ли Куан Ю, собственно говоря, единственный, наверно, пример борьбы с коррупцией в авторитарном диктаторском государстве. И, собственно говоря, это исключение, никто другой из диктаторов на эту роль не претендовал. Если посмотреть на историю, то чем более авторитарное государство, чем больше власти, единоличной власти у человека, стоящего во главе властной пирамиды, тем как-то лучше там с коррупцией.

Поэтому мне кажется, что ничего удивительного мы не узнали, ничего нового мы не узнали, в общем. Да, Россия осталась на том же самом месте, где она и была.

Тут стоит отметить, я почему-то также это спрашиваю, потому что, в принципе, действительно, ничего нового вообще не произошло, ничего меньше не стали ни брать взятки, ни чего подобного. Глава Счетной палаты Алексей Кудрин также сказал, что коррупция никуда не снижается, не девается, измеряется триллионами рублей.

Но тем не менее, да, фильм Алексея Навального, который, в принципе, был особенно не из каких-то суперсекретных и новых материалов, многие были известны, о многих писалось еще несколько лет назад и вообще это старые достаточно данные, часть из этих данных. Но тем не менее он произвел очень большой эффект, потому что так или иначе восприятие коррупции именно в общество резко изменилось.

Как вам кажется, почему произошел такой момент, что люди как-то прислушались? Это какой-то мастерский талант, подача или есть какая-то соломинка, которая все-таки надломила спину верблюда, и люди как-то, в конце концов, те даже, которые не знали об этом и не слушали или не обращали внимания, но тем не менее как-то начали реагировать на это расследование? Во всяком случае, таких, скажем так, широких реакций, я имею в виду в обществе, как произошло после этого фильма, и актеры, и музыканты, и кто только… Вообще самые разные люди, которых даже можно было бы заподозрить в каких-то даже связях или очень лояльном отношении к власти, вдруг начали реагировать. Почему так произошло, как вам кажется?

Мне кажется, что совершенно очевидно, долгие годы Владимир Путин оставался как бы вне коррупции. Да, конечно, про этот дворец было известно достаточно давно, но его как-то фотографировали снаружи, да, несколько фотографий. Собственно говоря, дворец и дворец. Стоит каких-то денег. Что там внутри, никто не знает. Как он устроен, никто не знает. Пользуется им Путин, не пользуется, доказать невозможно.

И, собственно говоря, в обществе, и, не буду скрывать, среди многих западных экспертов существовала такая вот позиция, что да, конечно, бояре плохие, а царь-то хороший, царь-то честный. Просто он всего не знает. Владимир Путин ― он такой замечательный, честный, бескорыстный президент. Подумаешь, несколько золотых часов подарил каким-то рабочим, детям и так далее. Подумаешь, его друзья миллиардерами стали, может, у них действительно таланты проснулись. Но сам-то он честный, у него же ничего нет! Он живет на всем государственном. Есть государственная дача, он на ней и живет. Да, конечно, хорошая дача государственная, и не одна, но все-таки это же государственная, это не его.

И нам показали совершенно другого Путина. Нам показали дворец, который принадлежит, грубо говоря, компании под названием «Рога и копыта». Несколько компаний, перекрестная собственность, которые щедро финансируются либо друзьями Путина, либо государственными компаниями, которые управляются одними и теми же людьми. И самое интересное, что по случайному стечению обстоятельств они все являются друзьями Путина, да, а сама территория этого дворца, акватория этого дворца, прибрежная территория охраняется силами Федеральной службы охраны, там запрещены полеты, там запрещены проходы судов. В общем, охраняется ровно так, как охраняется резиденция главы государства. И самое главное, что не удалось найти никаких свидетельств того, что в этом дворце жил кто-то другой, кроме как Владимир Путин, да.

И народ, люди, население, сколько там уже, 86 миллионов, да, последняя цифра, которая была озвучена, посмотрели этот фильм, и они ужаснулись. Когда люди все-таки увидели эту безвкусицу, увидели эту аквадискотеку, увидели стрип-зал, увидели казино, увидели комнату для гонок автомобилей… Это то, чем занимается президент, когда он один, это все для него, это то, чем его кто-то коррумпировал.

Опять же, я повторю, это точно четкое совершенно определение коррупции, да. Когда какие-то частные компании владеют дворцом, совершенно неважно, кто является собственником этих компаний. Там было написано, что Иванов, Петров, Сидоров и так далее, какие-то фамилии, никому не известные или известные, там про них что-то рассказывалось, но точно не Путин. Точно этим дворцом владеет не Путин, да. Но он им пользуется, а Федеральная служба охраны его охраняет.

Дальше я не знаю, что нужно его говорить, чтобы народ понял: все-таки и он такой же, он коррумпированный. Мне кажется, что в каком-то смысле этот фильм, конечно, гораздо сильнее, но по эффекту это примерно то же самое, как «Он вам не Димон», то есть когда речь зашла о бывшем президенте, а в тот момент премьер-министре страны, это была вторая по величине политическая фигура в российской иерархии. Сейчас речь зашла о первой.

Мне кажется, что именно с этим связано и изменение сознания в обществе, и такой вот откровенный интерес, да, когда уже, как говорится, если поделить даже на два, сорок три миллиона, каждый, не знаю, в две итерации посмотрел этот фильм, сорок три миллиона человек посмотрели, это уже половина взрослого населения страны. У нас избирателей сто десять миллионов. Это означает, что интерес к этой теме действительно запредельно высокий. И интерес связан с тем, что это коррупция на уровне Путина.

Сергей Владимирович, можно ли говорить о том, что именно тот интерес, который вызвал этот фильм, может привести к тому, что начнется некая переоценка у населения, у бизнеса, у общества вообще каких-то таких базовых фундаментальных экономических показателей, как восприятие неравенства, государственное управление, как-то может это повлиять на то, что люди поймут, что, грубо говоря, опять надо деньги уводить из страны, потому что здесь ничего хорошего не ждет?

Как на это может отреагировать население, особенно не только на сам фильм, а на то, как власть отреагировала на, собственно говоря, тот митинг, который произошел, на те акции, которые были против него, собственно говоря, и арест Навального тот же самый? Может ли это изменить отношение не только к каким-то персоналиям: вот этот плохой, этот плохой, ― а вообще какой-то базовый такой пересмотр, собственно говоря, того, что происходит у нас в стране, вызовется с экономической тоже точки зрения?

Вы знаете, вся экономика в любой стране мира, и Россия в этом смысле не исключении, основывается на доверии. Устойчивость, успех любого государства основывается на доверии между гражданами и государством. Мне кажется, что самый серьезный удар, который этот фильм нанес, он нанес по доверию значительной части россиян, которые верили в то, что государство работает в их интересах, верили в то, что президент честный и бескорыстный.

Собственно говоря, когда мы говорим «часть россиян», среди них есть и врачи, и учителя, и бизнесмены. Конечно, какая-то бизнесменов задумается об этом и поймет, что то, что они верили в светлое будущее, в национальные проекты, национальные цели, что Путин думает о будущем, да ни о чем он не думает. Он думает, как бы ему попасть в эту комнату и погонять машинки и когда же наконец этот дворец, который заплесневел, отремонтируют и сделают так, чтобы туда можно было приезжать. Поэтому мне кажется, если говорить о макро…

Я думаю, что население, вы знаете, говорить о том, что восприятие уровня неравенства… Мне кажется, что все-таки этот конкретный показатель российское население еще не готово воспринимать, потому что об этом нужно говорить серьезно, об этом нужно говорить с каналов государственного телевидения, здесь должна быть серьезная статистика, здесь должны быть оценки, понимание, кто находится где. А когда у нас президент и министры задают, собственно говоря, они же стоят во главе этого неравенства, посмотрите декларации доходов наших министров, не знаю, от полумиллиона до миллиона долларов дохода в год и, соответственно, средняя пенсия в размере шестнадцати или семнадцати тысяч рублей в месяц. Вот и все, что вы хотели знать о неравенстве. Собственно говоря, это и есть основа неравенства. Зарплата российских министров, доходы российских министров выше, чем зарплата американского президента.

Поэтому мне кажется, что тема неравенства сейчас точно совершенно как-то вряд ли отрезонирует. Мне кажется, что все-таки если говорить, то это разрыв такого доверия к власти, разрыв контракта, что верят люди или верили в то, что государство и Путин лично работают в их интересах.

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде
Партнерские материалы
Россия — это Европа