Деньги на рейтинг Путина: почему вместо роста доходов население будет получать только выплаты от президента?

29 сентября, 00:04 Маргарита Лютова
5 484
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

В новом выпуске программы «Деньги. Прямая линия» Маргарита Лютова и экономист Сергей Алексашенко обсудили, на чем основана экономическая политика в современной России. По мнению гостя, она включает в себя два основных компонента: государственные инвестиции, направленные на повышение темпов роста экономики, а также накопление денег в резервах — в частности, в ФНБ — для последующих выплат населению и финансирования проектов, которые считает важными президент Владимир Путин. 

Вы не раз сказали, и не только вы об этом говорите, да, что все-таки здесь основная цель ― это сохранение власти. В этом смысле цель сохранения власти и цель поддержания экономической ситуации в некотором состоянии, какая нужна экономическая ситуация в их представлении, чтобы власть сохранялась? Такая, как сейчас? Почему они могут исходить из того, что нынешняя экономическая ситуация позволяет им дальше сохранять власть? Как вот это все согласуется?

Маргарита, опять давайте вернемся к системе приоритетов. Ведь на самом деле у любого человека, у вас, у меня, у каждого из наших зрителей есть в голове система приоритетов, он считает: «Для меня сегодня самое важное ― это». Да, и постольку, поскольку это является самым важным, то всему остальному, наверно, можно не очень уделять внимание. Например, если вы видите, что на улице идет дождь, да, что там лужи, не знаю, текут потоками, то вы готовы надеть сапоги до колена и выглядеть при этом не очень симпатично, лишь бы не промокнуть, правда? То есть для вас то, что вы должны выглядеть хорошо и красиво, отходит на второй план, потому что первая задача, ключевая задача ― все-таки не промокнуть.

То же самое и с экономикой. Надо сказать, что, вообще-то говоря, если смотреть глазами Путина, то да, конечно, экономическая ситуация может быть не блестящей, но, в принципе, она не такая плохая. То есть нельзя говорить о том, что сегодня в России есть экономический кризис, что Россия испытывает какие-то сложности. Ничего подобного. Смотрите, по формальным показателям действительно экономика восстановилась, она достигла докризисного значения. Ну да, доходы населения не выросли до уровня 2019 года, но выдали по десять тысяч пенсионерам, выдали по пятнадцать тысяч силовикам, думаю, что этих сумм будет достаточно, чтобы вытянуть уровень, показатель реальных доходов населения выше докризисного уровня. Вот и выполнили задачу.

Соответственно, мне кажется, что сегодня вся экономическая политика сводится к следующему, к двум простым парадигмам. Путин считает, что плохо, когда темпы роста экономики низкие, соответственно, их надо повышать. Для того чтобы повысить темпы роста экономики, он уже плюнул на инвестиционный климат, он уже понял, что никаких иностранных инвестиций ему не дождаться. Соответственно, остается единственное ― государственные инвестиции.

И мы слышим постоянно: национальные цели, национальные проекты, собрать деньги здесь, собрать деньги там, профинансировать гигантское расширение БАМа и Транссиба, вторая очередь, третья очередь, четвертая очередь, выход на Магадан и так далее. Какие-то гигантские стройки века, которые по формальным показателям будут показывать, что экономика растет. Соответственно, поскольку ничего не случится мгновенно, в экономике, вообще говоря, ничего не происходит на следующий день, какие бы правильные или неправильные решения ни принимались, то, соответственно, Путина будут кормить тем, что к 2024 году, когда в очередной раз его имя и фамилия появятся в избирательном бюллетене, с темпами роста все будет в порядке.

А оно будет в порядке?

Маргарита, знаете, самое главное ― пообещать Путину, да. Знаете, ему пообещали: «Владимир Владимирович, к 2024 году с темпами роста будет в порядке». А что значит в порядке? Экономика России будет расти быстрее, чем мировая, то есть мировая будет расти 3–3,5%, а российская будет расти 3,5–4%.

И самое главное, что в это обещание Путин сам верит, да, раз ему пообещали, если генерал подписал бумажку, что это российские войска бомбили кого-то в Сирии, то, конечно, это не может быть видео, что это американские войска бомбили кого-то в Афганистане. Ведь генерал уже подписал под этой бумажкой. Точно так же и здесь: либо помощник по экономике Максим Орешкин, либо первый вице-премьер Андрей Белоусов говорят: «Владимир Владимирович, вот вам план, 148 шагов, 278 национальных программ. И, конечно, мы выполним эту задачу. Но если у нас денег не хватит, то мы олигархов еще потрясем, соберем с них денег, и все будет хорошо».

А дальше… Понимаете, в 2024 году, в 2023 году, я говорю, уже все мозги Кремля будут направлены на то, как пройти эту процедуру голосования, и никто не будет смотреть на экономические итоги.

Но мы отвлеклись. Вы сказали, у нас есть два столпа нашей нынешней экономической парадигмы. Один ― госинвестиции, а второй?

А второй… Все-таки в последнее время Путин понимает, что население в России бедное, да, и что, несмотря на все разговоры о том, что экономика восстановилась, доходы населения не восстанавливаются. Начиная с 2013 года устойчивый тренд к снижению. Сегодня они на уровне 2011 года, то есть за десять лет доходы российского населения фактически не изменились. И понятно, что это протестное голосование за коммунистов ― это в значительной мере эффект такой экономической политики, которую проводит Путин.

Соответственно, ему нужно каким-то образом населению помочь, да, сделать вид, что у него все будет хорошо. И опять здесь я возвращаюсь, смотрите, вся бюджетная политика последних лет сводится к тому, чтобы наращивать резервы в Фонде национального благосостояния. Раньше я думал, что, может, Путин готовится всерьез к каким-то там обострениям внешнеполитическим, может, он готовится к новым санкциям. Но сейчас, когда в бюджете все хорошо, в очередной раз повышать налоги, чтобы еще какие-то деньги собрать, а бюджет и так профицитный, потому что доходы больше, чем расходы, ― это уже какой-то такой Гобсек, да.

И тут я понимаю, что ведь на самом деле Путину просто уже надоедает заниматься всеми этими экономическими проблемами, он понимает, что любую экономическую проблему, в том числе и проблему доходов населения, можно решить очень просто ― приказать Силуанову выдать деньги из загашника. То есть просто кубышку открыть и достать: десять тысяч пенсионерам, пятнадцать тысяч силовикам. Что-то дадим учителям, потом что-то дадим врачам.

Мне кажется, что балансировка вот этих двух задач, первое ― весь упор на государственные инвестиции, которые под государственным контролем, как в Госплане, все должны отчитываться каждый день о том, что они сегодня сделали, независимо от того, государственная это компания, частная компания, и второе ― копить деньги в резервах, в Фонде национального благосостояния с тем, чтобы всегда можно было населению заткнуть рот, если оно вдруг смотрит на Путина как на плохого управляющего российской экономикой.

Да, все это мы приблизительно уже и видим. Вот мы увидели здесь бюджетные проектировки, почти 1,5 триллиона рублей профицита на ближайший год. Это все уже есть? Потому что когда я вижу такой профицит, у меня это вызывает огромное удивление. Зачем?

Маргарита…

Оно, да?

Это оно и есть, потому что этот профицит пойдет в Фонд национального благосостояния. Но дальше, если говорить, там есть такая третья часть, ее нельзя назвать экономической политикой. Это политика, личная политика президента Путина. Ведь помимо того, что Фонд национального благосостояния используется для выплат населению, он еще в гораздо большей степени используется для того, чтобы Путин мог раздавать деньги под те проекты, которые он считает важными, нужными, и тем людям, которых он считает заслуживающими государственной поддержки.

И уже в этом году, в следующем бюджетном году, в 2022-м, начнется выделение денег. Сначала обещали, что в этом году, но похоже, что в 2021-м она пока не успевают. Соответственно, эти 1,5 триллиона рублей, которые, в принципе, если бы они были потрачены в рамках бюджета, то нужно было бы решать, кому, на что, государственные программы, утверждение депутатами, рассмотрение, а так они попадают в Фонд национального благосостояния, и оттуда Владимир Путин лично своим волевым решением, без всякой Государственной Думы, без принятия законов может эти деньги тратить.

Все же у нас есть какие-то правила инвестирования в ФНБ. Понятно, что они переписываются под нужды момента, но хоть как-то они существуют.

Нет, Маргарита, вы ошибаетесь. Есть, что называется, такая резервная часть ФНБ, это 7% от валового внутреннего продукта. Соответственно, все, что сверху, можно тратить. А тратить можно, единственный способ потратить деньги из Фонда национального благосостояния ― это решение президента Путина. Никакого другого способа потратить деньги, никто другой не может туда залезть, ни министр финансов, ни Мишустин, ни тем более Государственная Дума. Это вот такой личный финансовый резерв или кошелек Владимира Путина, которым он может финансировать любые проекты, которые посчитает нужным.

Фото: kremlin.ru

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

  • Алексей Чиков

    Томск
    23.10.2021

    Хочу получать правдивую информацию...

    Помочь
  • Елена Русанова

    Санкт-Петербург
    24.10.2021

    Активная жизненная позиция всю жизнь. У меня АНО, замученное налогами и отказом в помощи. За многолетнюю работу в области культуры никогда не получала никакой благодарности от власти, которая ими пользовалась.

    Помочь
Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде