Великая депрессия размером в месяц. Что будет с экономикой после выхода с карантина?

Рубен Ениколопов — о тяжелых временах после кризиса
20 апреля 2020 Маргарита Лютова
16 002
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

В программе «Деньги. Прямая линия» ректор Российской экономической школы (РЭШ) Рубен Ениколопов объяснил, каким данным о смертности от коронавируса и экономическом положении в нашей стране и мире можно верить, в чем отличие этого кризиса от других, помогут ли прямые вливания финансов спасти российскую экономику и каким сферам будет труднее всего оправиться от режима самоизоляции. 

Ведущая — Маргарита Лютова, заместитель главного редактора Econs.online, редактор раздела «Мнения». 

Здравствуйте. Вы смотрите Дождь, в эфире программа «Деньги. Прямая линия». Меня зовут Маргарита Лютова, я редактор сайта об экономике и финансах Econs.online. И вот я снова в гостях у Дождя, чтобы вместе с вами поговорить с главным героем, с гостем нашей программы — это ректор Российской экономической школы Рубен Ениколопов. Рубен, здравствуйте.

Добрый вечер.

Спасибо, что вы к нам присоединяетесь. Я напомню нашим зрителям, что Рубен был одним из тех ведущих российских экономистов, которые несколькими неделями ранее написали открытое письмо о необходимых антикризисных мерах. Я думаю, к антикризисной помощи мы неизбежно еще сегодня вернемся в процессе нашего разговора, но я хочу начать вот с какого вопроса, который, честно, волнует меня очень. На нас сейчас на всех обрушивается огромное количество очень разных данных, один массив — это данные непосредственно о вирусе, это количество заболевших, тесты, смертность, второй массив данных — это что происходит с экономикой, пока мы все в изоляции. Вот насколько эти данные позволяют, насколько их качество, их полнота позволяет действительно составить адекватную картину? Ведь сейчас это очень важный вопрос, на основе этих данных принимаются государственные решения, у многих принимаются какие-то личные решения о бизнесе. Вот насколько эти данные действительно позволяют нам говорить о том, что наша картина адекватна? Есть ли здесь какая-то специфика у российских данных? Вот как вы, как экономист, который с этими данными работает, на это смотрите? 

Проблема с данными, она, безусловно, очень серьезна, как с медицинской точки зрения, так и с экономической точки зрения. С медицинской точки зрения я воспринимаю это как некую данность все-таки, это медики и эпидемиологи собирают, но уже достаточно понятно, что на данный момент как бы разброс оценок и смертности, и распространения вируса, они достаточно большие, и требуется гораздо больше исследований, чтобы мы на самом деле поняли, на сколько велика вероятность заражения у вируса, сколько людей на самом деле уже переболели, какая у него на самом деле смертность. Правильно посчитать смертность, потому что это отдельная история с тем, какие смерти приписывают коронавирусу, какие нет, это на самом деле по-разному в разных странах. И в принципе даже концептуально на самом деле интересует нас скорее не смертность, может быть даже, не только непосредственно от вируса, а просто все необъясненные смерти на данный момент, поскольку если у вас переполнены больницы, потому что они занимаются коронавирусом, и потому что люди боятся вызывать скорую помощь, это может привести к увеличению смертности от других заболеваний, как сердечно-сосудистых, как мы видели в Италии. И с одной стороны, это смерть не от вируса, но это смерть из-за вируса, потому что если бы не было этой критической ситуации, эти люди, вполне возможно, получили бы помощь кардиологических каких-то отделений и выжили бы. Поэтому тут даже правильно посчитать смертность — это огромная проблема, и над этим сейчас много работают. Постоянно на самом деле данные обновляются, они становятся все более и более четкими, то есть все-таки мы лучше уже представляем, но все равно огромное количество неопределенности, которая очень важна, медицински важна. Безусловно, очень важны точные оценки заболеваемости, и заразности вируса, и смертности, потому что от этого много зависит то, насколько быстро можно снимать карантин, должны ли мы ожидать вторую волну или нет. Если сейчас окажется, что у нас на самом деле переболела этим вирусом уже половина людей, только они были бессимптомные, и мы об этом не знали, то вероятность второй волны практически падает до нуля, резко снижается. А если окажется, что это не так, то нам надо очень аккуратно относиться к тому, что будет и после снятия текущих мер, и к осени и так далее, медицински очень важно.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

  • Tarasov Alexandr

    Люберцы
    20.06.2020

    Сократили. Денег нет!!!

    Помочь
  • денис караваев

    нижнитроицк
    13.11.2020

    тяжёлое финансовое положение

    Помочь
Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде