Спасет ли изоляция от кризиса, когда цены на бензин пойдут вниз, и в чем ошибается Путин, говоря про доходы

25 июня, 20:40 Лев Пархоменко
12 605

Гость этого выпуска «Деньги. Прямая линия» — руководитель экономического департамента института энергетики и финансов Марсель Салихов. Вместе с Львом Пархоменко он обсудил возможные последствия разморозки цен на бензин, эффективность финансирования нацпроектов и связь между падением уровня дохода россиян и кредитной задолженностью. 

Всем добрый вечер. Это программа «Деньги. Прямая линия» в эфире телеканала Дождь. Меня зовут Лев Пархоменко, в ближайший час мы поговорим с Марселем Салиховым, руководителем экономического департамента Института энергетики и финансов. Марсель, добрый вечер. Спасибо, что пришли.

Добрый вечер, Лев.

Я зрителям напомню, мы обсуждаем в этой программе текущую экономическую и финансовую повестку дня, в общем все, что связано так или иначе с деньгами. И одна из таких наиболее бытовых проблем, которые беспокоят нас всех, пожалуй, это цены на бензин. И сегодня к нам буквально под эфир пришла новость, пока от источников «Ведомостей», неофициально, но, видимо, все так и есть, о том, что правительство решило не продлевать ту самую «сделку», в кавычках сделку, с производителями топлива, с нефтяными компаниями о «заморозке» цен, которую заключили, если я не ошибаюсь, еще в начале прошлой осени.

В начале прошлой осени и несколько раз продлевали.

Да. Для начала у меня к вам вопрос первый и такой общий. Вообще как вам, если это действительно финал этой истории, как вам этот эксперимент? Потому что когда начиналось, многие эксперты были настроены очень скептически, «заморозка», потом все обратно отскочит, не рыночные механизмы и так далее. Кажется, все прошло довольно удачно. Или это только кажется?

Просто надо иметь в виду, что цены на нефть тоже снизились. Если бы за последние несколько месяцев цены на нефть были бы на уровне 80 долларов за баррель, то это была бы другая история, и соответственно вообще эффективность подобных механизмов нужно оценивать с учетом того, что уже происходит с мировой ценой на нефть, что уже происходит с курсом. Поэтому в целом, да, механизм сработал, но в большей степени он сработал потому, что динамика цен на нефть способствовала.

Повезло, в некотором смысле.

В определенном смысле, да.

Понятно. А если бы нет?

А если бы нет, складывалась же такая довольно забавная ситуация, что правительство по сути договорилось с нефтяниками о том, что они не будут повышать цены на бензин на внутреннем рынке не больше, чем на инфляцию. Допустим, если цены на нефть вырастают на 10%, инфляция, допустим, по году у нас 4%, плюс-минус 4-5%, соответственно нефтяники обязались не повышать цены. Но, с другой стороны, они приходят в правительство и говорят: «Смотрите, мы не повышаем цены, мы несем определенные потери, поэтому давайте какие-нибудь льготы или еще какие-то преференции и так далее».

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю