Колебания рубля, «изъятие» на майский указ и прибавка к пенсии. Экономист ВШЭ Наталья Акиндинова — о стагнирующей экономике

27 августа, 18:16 Маргарита Лютова
23 863

Гость нового выпуска программы «Деньги. Прямая линия» — директор центра развития ВШЭ Наталья Акиндинова. Разговор зашел о колебаниях рубля, связанных с новыми санкциями, предложении Белоусова изъять сверхдоходы у металлургических компаний на «майский указ» Путина, о том, стоит ли национализировать фармацевтический бизнес ради снижения цен на лекарства, и о возможных надбавках после повышения пенсионного возраста. 

Начнем, наверно, с вопросов, которые и так, например, в моей практике постоянно звучат в связи с постоянными то инициативами, то уже принятыми санкциями: что же это значит, как долго будет лихорадить рубль? Но давайте по порядку.

Я бы хотела начать чуть-чуть издалека. Кстати, еще раз адресую всех к замечательным регулярно публикуемым «Комментариям о Государстве и Бизнесе», Центр развития Высшей школы экономики. Те, кто интересуется экономикой, не пропускайте.

Некоторое время назад, хотя с тех пор уже и санкций прибавилось, в свежем «КГБ» (да, он так устрашающе называется) был опрос прогнозистов, который показал такую интересную штуку, что что бы у нас ни случалось в виде НДС, пенсионной реформы, свежих санкций, то, в общем, долгосрочные параметры того, как растет российская экономика, что с курсом рубля, не сильно изменяются.

Можете объяснить, как так и верно ли это при новых вводных, то есть при новых санкциях, о которых мы сейчас слышим?

На самом деле мы достаточно давно наблюдаем консенсус-прогноз на этом уровне, 1,5–2% роста ВВП в течение ближайших пяти лет. Эксперты практически не меняют свои оценки. Я думаю, это связано с тем, что, в общем-то, все оценивают потенциал роста российской экономики на этом уровне и предполагают, что все влияния, все эффекты другие, которые могут быть, как положительные шоки, так и отрицательные шоки, как рост цен на нефть, так и санкции, так и принятие решений в сфере экономической политики, ― все они оказывают только краткосрочные эффекты.

Но на самом деле практика это, в общем-то, подтверждает, хотя вот кризис 2014–2015 года привел всё-таки к снижению ВВП. Но затем экономика достаточно быстро восстановилась. И поэтому если мы не предсказываем конкретный кризис, то, в общем-то, механизм экономики сейчас так работает, что достаточно быстро восстанавливается до 1,5–2%.

А за счет чего? За счет нефти? Как это работает? Почему больше, понятно. А вот почему ниже?

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю