Действительно ли бизнес «нахлобучил» государство, в чем не прав Дерипаска, критикуя Набиуллину, и почему ставки по ипотеке будут только расти

9 069

В новом выпуске программы «Деньги. Прямая линия» ведущая Маргарита Лютова обсудила с руководителем центра макроэкономического анализа Альфа-Банка Наталией Орловой, как инфляционное таргетирование связано с замедлением экономики, каким образом российские металлургические компании «нахлобучили» бюджет на 100 млрд рублей, какие подводные камни есть у импортозамещения, почему потенциальный рост экономики не сулит ничего хорошего доходам россиян и что можно сделать для развития человеческого капитала в стране.

Здравствуйте! Вы смотрите Дождь, это программа «Деньги. Прямая линия». Меня зовут Маргарита Лютова, и в ближайшие сорок пять минут мы вместе с вами будем разбираться в свежих экономических новостях, а их сегодня немало, отделять то, что на самом деле является всего лишь информационным шумом, от того, что действительно важно и что окажет долгосрочное влияние на нашу с вами жизнь, на наши с вами экономические решения.

И главное, делаем все это мы сегодня в компании с гостьей нашей студии. Наталья Орлова, главный экономист, руководитель Центра макроэкономического анализа «Альфа-банка». Наталья, здравствуйте, спасибо большое, что к нам сегодня пришли.

Здравствуйте!

Всегда рады вас видеть. Я начну с общего вопроса, прежде чем перейти к последним новостям, потому что, мне кажется, здесь сразу можно задать некоторую такую рамку, через которую будет удобно смотреть на тот экономический иногда абсурд, иногда какие-то интересные новости, которые мы встречаем.

Я снова обращусь, как и в предыдущих двух или трех выпусках нашей программы, к докладу «Застой 2.0». Надеюсь, наши зрители еще от этого не устали, но я по-прежнему считаю, что это очень важный документ, который всех призываю прочитать. В том числе там есть часть, которую писала Наталья Орлова, и там есть вывод, который может показаться парадоксальным. В частности, вы пишете, что отказ от роста, в смысле роста более высокими темпами, чем мы наблюдали в последние годы, можно считать частью рационального выбора. Выглядит парадоксально: кто же не хочет, чтобы экономика росла быстрее? Получается, нет.

Расскажите, пожалуйста, почему вы пришли к такому выводу? Что это значит?

На самом деле, мне кажется, тут особо парадоксального ничего нет, потому что, в общем-то, когда мы смотрим на экономическую историю, конечно, видно, что те экономики, которые быстро росли, часто попадали в кризис, потому что быстрым ростом сложно управлять. Экономика, которая, так сказать, набирает обороты, часто может перегреться, всегда очень сложно оценить, в какой момент экономика уже перегрелась, а в какой момент это, в общем-то, нормальный экономический рост. И поэтому очень трудно отследить момент, когда уже пора тормозить, тем более что возникает привычка к быстрому экономическому росту.

Поэтому на самом деле мне кажется, что, безусловно, у экономического роста есть вторая сторона, да, такая опасность, связанная как раз с финансовыми кризисами, с тем, что нужно там очень четко мониторить риски. И вообще говоря, мне кажется, что та ситуация, что у нас последние десять лет средний рост, среднегодовой рост около 1%, в какой-то степени связана с тем, что мы, так сказать, нарабатывали, формировали механизмы управления макроэкономическими рисками.

Я напомню, что с 2014 года мы уже перешли в новый режим экономической политики, в инфляционное таргетирование, и эта политика предполагает другие механизмы, да. Это все-таки политика, когда реальные процентные ставки положительные. Конечно, Центральный банк и правительство должны, так сказать, в некоторой степени менять свои подходы.

То есть это подход, который исходит из того, что лучше это будут невысокие, но стабильные темпы экономического роста.

Да, на самом деле здесь, конечно, еще нужно о таком моменте сказать, что вообще все страны, которые переходили в таргетирование инфляции, на какой-то период жертвовали экономическим ростом. Это достаточно… Я не могу сказать «известно», но это статистически подтвержденный факт в экономической истории. То есть страны, переходившие в таргетирование инфляции, чтобы добиться низкой инфляции, как бы закручивали экономику, по-простому говоря, то есть они не давали экономике расти избыточно быстро для того, чтобы не создавать вот этих точек инфляционного роста.

И отчасти я думаю, что, конечно, замедление, которое мы видим в российской экономике, связано и, так сказать, с этой трансформацией. Но тоже история показывает, что те страны, которые успешно перешли в таргетирование инфляции, то есть они действительно привыкли к низким темпам инфляции, потом через какое-то время, наоборот, сильно ускорились, потому что экономика перестроилась, начался инвестиционный рост. Вот, собственно, этого у нас пока не происходит и, конечно, может быть, и не произойдет.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде
Партнерские материалы