«Зачем тратить миллиарды, когда можно потратить миллионы»: кому Кремль заплатит, чтобы обеспечить «правильные» выборы

26 января, 12:11 Григорий Алексанян
7 922

В гостях у Григория Алексаняна в программе «Деньги. Прямая Линия» — экономист Сергей Алексашенко. Поговорили с ним о том, какие экономические шаги могут предпринять российские власти в преддверии выборов в Госдуму, чтобы вернуть расположение тех, кто сегодня выходит на протесты, и есть ли на это средства. По мнению Алексашенко, протесты, в которых участвует 100 до 150 тысяч человек, не считаются массовыми в Кремле, а значит подобные шаги вряд ли будут иметь место, а также он полагает, что намного меньше средств можно потратить на «напечатывание протоколов с нужными цифрами» или чтобы «ни одного нежелательного для Кремля кандидата в этих списках» не было.

Сегодня агентство Reuters опубликовало очередной опрос аналитиков, которые считают, что после этих протестов, которые, несмотря на то, что в Кремле назвали этим совсем незначительным количеством людей по сравнению с тем, сколько голосуют за Владимира Путина и сколько поддержало изменения в Конституцию, тем не менее, что после вот этих протестов, перед особенно осенним днем голосования, власти могут пойти на очередное, скажем так, увеличение госрасходов. Это будет, по мнению аналитиков, и повышение зарплат в госсекторе, и детские выплаты, и различные другие социальные расходы. Как вы думаете, действительно ли попробуют наши власти как-то, скажем так, экономически успокоить тех людей, которые выходят? И хватит ли у них денег, при том что у нас, как известно, Фонд национального благосостояния вообще не трогают и не распечатывают для каких-то, может быть, для таких как раз случаев? Как вам кажется, будут ли действительно как-то пытаться потушить пожар, «социальный пожар» деньгами?

Я, наверное, начну с начала, что отвечу Кремлю, что количество людей, вышедших на митинги меньше чем число тех, кто голосовал за Путина. Да, конечно, но я что-то не помню давно в нашей стране таких массовых митингов за Путина, просто их вообще нет. Вот те люди, которые голосовали, почему-то они Путина не хотят поддерживать, выйти на улицу, заявить о своей поддержке. Поэтому сравнивать тех, кто приходит на участки для голосования или на пеньки, и не очень понимая, что делает, ставит галочку, это одна история, а увидеть вот такое выражение гражданской позиции, совершенно добровольное, не по принуждению, это другое.

Что касается дополнительных расходов бюджета, вы знаете, давайте я, наверное, начну с конца вашего вопроса, есть ли деньги. Да, деньги есть, и в 2020 году, несмотря на экономический спад, Фонд национального благосостояния вырос в объеме, то есть он не только не уменьшился, а он заметно вырос. И в этом отношении никакой тревоги за то, что у России отсутствуют финансовые резервы, что Россия потратила очень много в этот кризис, их нет. Россия на борьбу с коронавирусом, по данным Международного валютного фонда, потратила немногим более 2% ВВП, а насколько я понимаю, в Фонде национального благосостояния где-то уже около 12% ВВП, то есть Россия еще пару раз по своей антикризисной программе могла бы запросто осуществить.

Следующий вопрос, пойдет ли Кремль на такую откровенную покупку голосов избирателей, захочет ли он выдать пособия…

Поделиться.

Поделиться неправильное слово.

Условно, я так условно.

Да, крохи с барского стола бросить. Мне кажется, что вот в последней выборной кампании как-то Кремль не очень на это дело заманивался, не очень этого дела хотел делать, потому что ведь не очень важно, как люди ходят и голосуют, важно то, что написано в протоколе. Правда? А протоколы избирательные комиссии рисовать научились, нужный результат они обеспечивать научились. Вот скажите, пожалуйста, зачем нужно…

Я не сомневаюсь в том, что как только, предположим, Кириенко, который отвечает за внутреннюю политику в администрации президента, приходит к Путину и говорит: «Владимир Владимирович, знаете, вот там политическое недовольство, давайте, мы сейчас деньжата подплатим», вызывают Силуанова и говорят: «Антон Германович, давай, у нас есть такая идея», тот говорит: «Да вы что! Да у нас дефицит, да у нас политика сокращения, у нас выросли расходы, нам ни в коем случае этого делать нельзя», и вот наплетет сорок бочек арестантов и убедит Путина в том, что от того, что потратить, условно говоря, 100-200-300 миллиардов рублей, вся макроэкономическая стабильность в России рухнет. Путин напуган, он еще с кризиса 1998 года боится всех вот этих вещей, связанных с дефицитом бюджета, с госдолгом, он их не понимает, поэтому боится. И конечно, он пошлет Кириенко с его идеей куда подальше, потому что Силуанов в этом вопросе играет первую скрипку.

Опять-таки, знаете как, цель оправдывает средства, зачем тратить, условно говоря, несколько сотен миллиардов рублей, когда можно потратить несколько сотен миллионов для людей, которые обеспечивают рисование или напечатывание протоколов с нужными цифрами? Это гораздо проще и эффективнее, тем более, что тот же самый Кириенко показал, что машина по изготовлению протоколов, она работает без сбоев, и в общем, что называется, «в список». Мы понимаем, что осенью будут списки по выборам в Государственную Думу, но у меня нет никаких сомнений, что там мышь не проскочит, и ни одного нежелательного для Кремля кандидата в этих списках не будет.

Поэтому я не вижу особого смысла тратить деньги, для Кремля тратить деньги в этом направлении для того, чтобы обеспечить правильное голосование на выборах. Если только этот социально-экономический протест, связанный с падением уровня жизни, не станет массовым, и летом-весной действительно сотни тысяч или миллионы людей не начнут выходить на улицы России — в этом случае, конечно, ситуация может переиграться. Но пока, даже если взять такие достаточно высокие оценки массовых протестов 23 января — от 100 до 150 тысяч человек, вышедших по всей России — нужно понимать, что это одна десятая населения страны, даже если брать по верхней планке, и конечно, такой протест в Кремле вряд ли считают массовым.

Фото на превью: агентство «Москва»

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде
Партнерские материалы
Россия — это Европа
Россия — это Европа
Россия — это Европа