«Конфликт не ударит по карманам Путина и Эрдогана».

И что делать дальнобойщикам. Сергей Алексашенко отвечает на вопросы зрителей
Деньги. Прямая линия
25 ноября 2015
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

Экономист, старший научный сотрудник Брукингского института в Вашингтоне Сергей Алексашенко ответил на вопросы зрителей Дождя об экономике. Как конфликт с Турцией после сбитого бомбардировщика повлияет на российскую экономику, почему россияне не ставят перед Путиным никаких проблем, что делать дальше дальнобойщикам, кто и как будет спасть Внешэкономбанк и какие драйверы будут основными для российской экономики.

Шанецкая: Добрый вечер, дорогие друзья. Меня зовут Наталья Шанецкая. А в эфире телеканала «Дождь» как всегда по средам в 20 часов программа «Деньги. Прямая линия», где у вас появляется уникальная возможность задать все интересующие вас вопросы про бизнес, про экономику, про личные финансы ведущим экономистам, финансистам нашей страны. Ну и сегодня на связи со студией «Дождя» по скайпу Сергей Алексашенко, экономист, старший научный сотрудник Института Брукингса в Вашингтоне и бывший зампред Центробанка здесь в России. Здравствуйте, Сергей.

Алексашенко: Добрый вечер, Наталья.

Шанецкая: Напомню телефон нашей прямой линии, по которой вы можете задавать ваши вопросы. Не стесняйтесь, звоните, не каждый день у вас появляется возможность пообщаться с Сергеем напрямую. Телефон +7 (495) 744-01-01. А сейчас давайте сразу перейдем к первой серии вопросов. Сергей конечно же все они касаются ситуации в Сирии, и в частности инцидента со сбитым российским самолетом. Вот например на наш сайт Вениамин Перепелицын пишет: «Скажите, пожалуйста, как скажется на жизненном уровне россиян перманентная война с Украиной и Сирией в 2016-2017 годах?» Уже так Вениамин как-то решил, что эта война в ближайшие годы не закончится, но а вот более конкретный вопрос: «Расскажите про экономические последствия инцидента со сбитым российским самолетом». У нас также есть похожее видео, просто давайте сейчас его послушаем.

— Будет ли наземная операция в Сирии, и если будет, то как она повлияет на экономику?

Шанецкая: Собственно говоря, давайте начнем с этого. А потом я задам еще пару уточняющих.

Алексашенко: Хорошо. Вот Наталья, смотрите, на самом деле все очень просто. Если Россия всерьез будет продолжать военную операцию в 2016-2017 годах в Украине и в Сирии, то очевидно, что не только финансовые ресурсы страны будут тратиться на эти цели, и совершенно, я бы сказал, бессмысленно. Потому что никаких внятных задач, никаких внятных целей ни у правительства, ни у Президента нет. Что мы хотим от Украины, никто не знает, зачем там ведется война, непонятно. Понятно, что ведение войны, ведение боевых действий естественно повышает удельный вес генералов, представителей Министерства обороны, представителей спецслужб в том, что называется бюджетный торг, когда представители разных ведомств в правительстве начинают делить бюджетный пирог. Экономика у нас не растет, и, видимо, в 2016 году если и будет рост, то очень незначительный, соответственно и бюджетный пирог не вырастет. Денег больше не станет. Но влияние генералов станет больше, и соответственно, от бюджетного пирога больше достанется генералам, меньше достанется населению. А у населения что есть? Образование, здравоохранение, дороги. Вот это у населения и будут отбирать. Поэтому сказать, что затраты на ведение войны у нас очень колоссальные какие-то, сильно повлияют на экономику, наверное, было бы неправдой. Потому что по всем оценкам расходы российского Министерства обороны на ведении военной операции в Сирии составляют от 5 до 7 миллионов долларов в день. Это значит где-то примерно 1,5-2 миллиарда долларов в год. Это примерно 0,15% от российского ВВП. То есть это, конечно, безумно много, 2 миллиарда долларов, но нужно понимать, что вот так вот сказать, что у нас здравоохранение перестанет финансироваться, наверное, неправда. Хотя с другой стороны, вот эти вот 2 миллиарда долларов, это 120 миллиардов рублей, это примерно больше трети вот тех самых пенсионных накоплений, которые власть конфисковала у населения и в 2015, и в 2016 году. То есть это цифра достаточно значимая и с точки зрения бюджета. И соответственно, если война будет продолжаться, то нужно ожидать, что и здравоохранение получит меньше, и в 2017 году будут пенсионные накопления опять конфискованы. Ситуация с Турцией, она несколько другая, потому что, все-таки, здесь речь не идет о войне, и сегодня, слава богу, российский министр иностранных дел Сергей Лавров сказал, что войну Турции мы объявлять не будем. Идет речь о трагическом инциденте, в котором, с моей точки зрения, обе стороны проявили политическую близорукость. И понятно было, что ситуация в районе этого аппендикса, при заходе на посадку на сирийский аэродром, она критическая. Там все происходит достаточно близко к турецкой границе, ну и, по большому счету, конечно, надо было просто договориться. Так же, как договорились со странами НАТО, с США о предовращении конфликтов в воздухе, надо было договориться с Турцией о том, как действовать в таких ситуациях. Ну вот, видимо, мы не проявили инициативы, турки тоже заняли достаточно жесткую позицию, и вот случилась вот такая трагедия. Но я сильно надеюсь, что, конечно, дальнейшей эскалации политической или военно-политической с Турцией не будет, и поэтому экономические последствия, они целиком и полностью зависят от того, какие решения будут принимать российские власти.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.