Как Путин отказался бороться с коррупцией, какие санкции реально напугают его друзей и кому он даст денег, чтобы выиграть выборы

25 января, 20:02 Григорий Алексанян
100 202
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

В гостях программы «Деньги. Прямая линия» — экономист Сергей Алексашенко. Обсудили с ним реакцию Владимира Путина на расследование о дворце в Геленджике, который, по утверждению Алексея Навального, ему принадлежит — какие сигналы президент посылает бизнесу и населению? Также обсудили субботние протесты и поговорили о том, могут ли они что-то изменить, если примут форму забастовок. Кроме того, Алексашенко объяснил, как Западу нужно поменять свою санкционную политику против России, чтобы она действительно заработала.

Это программа «Деньги. Прямая линия», как всегда по понедельникам в семь часов вечера. Мы встречаемся для того, чтобы обсудить основные экономические и не только экономические, разумеется, все, что связано так или иначе с нашей жизнью, с нашим хозяйством, с нашей экономикой. Все эти темы мы обсуждаем с гостями нашей программы, и сегодня это вполне себе привычный гость, это Сергей Владимирович Алексашенко, экономист и бывший первый зампред Банка России. Сегодня он с нами на связи. Здравствуйте, Сергей Владимирович! Как вы нас слышите?

Добрый вечер! Слышу вас замечательно.

Замечательно! Сергей Владимирович, понятно, что основная тема у нас известно какая, мы так или иначе вокруг нее будем сегодня ходить. Но давайте начнем немножечко, скажем так, с общей такой, базовой части этой темы, да.

Организация «Трансперенси Интернешнл», которая в России, во всяком случае, признана иностранным агентом, ― мы вынуждены по законодательству об этом сообщать, равно как и о том, что таким же агентом признан Фонд борьбы с коррупцией, и тем не менее, ― опубликовала очередной рейтинг по коррупционности стран, это, правда, данные за 2019 год, и Россия оказалась на 137 месте из 180. Там чем больше баллов, тем лучше. Россия всего набрала у нас 28 баллов и оказалась на одной строчке с Доминиканской Республикой, Кенией, Либерией, Ливаном, Мавританией, Папуа ― Новой Гвинеей, Парагваем и Угандой, где, кстати, тоже проходили волнующие выборы на днях.

Тем не менее что можно сказать? Можно сказать, что, в принципе, эти данные показывают, что, в принципе, и в 2017, и в 2018 году Россия находилась на тех же уровнях, что ничего такого, что бы позволило нашей стране как-то хотя бы видимо улучшить ситуацию в таком деле, как борьба с коррупцией, не произошло, что все так же мы считаемся где-то среди этих стран по уровню восприятия коррупции? И никакие вот эти громкие посадки, аресты, которые проходили, какие-то даже громкие дела ничего пока что изменить не могут.

А что здесь удивительного? Мне кажется, что Россия находится в такой компании очень приличных, достойных стран. Я не знаю, чем там вам не нравится Уганда, или Маврикий, или Доминиканская Республика? Вполне себе даже страны со своей историей, со своей культурой, со своими традициями. То же самое и здесь, в России. Если власть хочет бороться с коррупцией, она борется, если власть не хочет бороться с коррупцией, она не борется. Собственно говоря, сегодня Владимир Путин, выступая на встрече со студентами, четко совершенно сказал, что в России с коррупцией бороться не будем, потому что он говорит: «Мне этот дворец не принадлежит». Ну так никто же не говорил, что ему этот дворец принадлежит, говорили, что он этим дворцом пользуется и, кроме него, этим дворцом никто не пользуется.

Собственно говоря, получение вот такой материальной выгоды, да, использование дворца ― это и есть коррупция. То есть на самом деле нашего президента кто-то коррумпирует, причем так по-крупному. Это все свелось к хиханькам, «скучно, девочки», в общем, понимаете как? С коррупцией нельзя бороться вот так для виду, да, посадки, не знаю, десяти полковников, или трех генералов, или даже двух губернаторов, в общем, ничего не решают. Коррупция ― это вещь системная, которой сегодня вся путинская вертикаль пронизана снизу доверху. И поэтому в одиночку…

Я, честно говоря, конечно, есть там Ли Куан Ю, собственно говоря, единственный, наверно, пример борьбы с коррупцией в авторитарном диктаторском государстве. И, собственно говоря, это исключение, никто другой из диктаторов на эту роль не претендовал. Если посмотреть на историю, то чем более авторитарное государство, чем больше власти, единоличной власти у человека, стоящего во главе властной пирамиды, тем как-то лучше там с коррупцией.

Поэтому мне кажется, что ничего удивительного мы не узнали, ничего нового мы не узнали, в общем. Да, Россия осталась на том же самом месте, где она и была.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

  • Алексей Чиков

    Томск
    23.10.2021

    Хочу получать правдивую информацию...

    Помочь
  • Елена Русанова

    Санкт-Петербург
    24.10.2021

    Активная жизненная позиция всю жизнь. У меня АНО, замученное налогами и отказом в помощи. За многолетнюю работу в области культуры никогда не получала никакой благодарности от власти, которая ими пользовалась.

    Помочь
Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде