Почему Путин перестал кредитовать Лукашенко и как забастовки развалят его режим. Отвечает Сергей Алексашенко

10 августа, 18:12 Богдан Бакалейко
77 105

В свете президентских выборов в Беларуси и массовых протестов после них основная тема нового выпуска программы «Деньги. Прямая линия» — экономические проблемы Беларуси и отношения с Россией. Мог ли Путин выдать новые кредиты, чтобы поддержать режим Лукашенко, и повлияло бы это на поддержку президента в стране? Какое будущее ждет Союзное государство России и Беларуси в том случае, если протесты продолжатся? Как массовые и продолжительные забастовки могут разрушить режим Лукашенко? Выгодно ли Западу вводить экономические и политические санкции против белорусской власти после силового разгона протестов? Эти и другие вопросы Богдан Бакалейко обсудил с Сергеем Алексашенко.

Здравствуйте. Вы смотрите Дождь, это программа «Деньги. Прямая линия», и сегодня внезапно проведу ее я, Богдан Бакалейко. Мы продолжаем обсуждать важные экономические темы с ведущими российскими, и не только российскими, экспертами, и я рад приветствовать сегодня экономиста Сергея Алексашенко. Сергей Владимирович, добрый день.

Добрый день, Богдан.

Сейчас новостную повестку захватили события в Белоруссии, не чужая для нас страна. Все мы, например, видели, сколько белорусов вчера в Москве и в Петербурге, они пытались проголосовать на выборах. А мы разберемся в экономических проблемах Белоруссии, ее взаимоотношениях с Россией. Александр Лукашенко перед выборами назвал Владимира Путина «старшим братом», и добавил, что братья должна друг другу помогать. Но очевидно, что в последнее время Россия Белоруссии экономически помогает гораздо меньше, страны не могут договориться по ценам на нефть и газ, налоговый маневр, который прошел в России, так же делает сырье для белорусов недешевым. Кредиты в последнее время Кремль Лукашенко не дает, хотя еще пять лет назад это было чуть ли не обыденностью. Сергей Владимирович, с чем это может быть связано? И мог ли Кремль, скажем, теми же кредитами, которые бы Лукашенко потратил, в теории, на социальные бонусы перед выборами, как-то успокоить несогласных белорусов?

Богдан, мне кажется, что вопрос нужно разделить на две части. Первая — мог ли Путин, Кремль давать Белоруссии новые кредиты или поддерживать Лукашенко каким-то образом экономически и какие он мог ставить перед собой цели? И второе — повлияло бы это как-то на политическую обстановку в Белоруссии, на недовольство режимом Лукашенко? Давайте начнем со второго вопроса. Я думаю, что ответ короткий — нет, потому что двадцать пять лет пребывания одного человека у власти, достаточно своеобразного, маниакального, жесткого, уничтожающего своих политических оппонентов в прямом смысле слова, вы знаете, уже все устали. Тем более, что возникают сомнения в адекватности этого человека, потому что когда он рассказывает свое видение мира, оно, конечно, сильно отличается от того, что видят зрители, видят слушатели, и тем более, что молодое поколение, которое выросло, что называется, «с пеленок», и кроме Лукашенко, никого не знает, конечно, им хочется перемен. Но если говорить, абстрагироваться от политической составляющей, то  конечно, влияние, роль России экономическую для Белоруссии трудно преувеличить. На Россию приходится примерно 50% внешней торговли Белоруссии, и самое главное, что Россия является поставщиком нефти, которую Белоруссия перерабатывает и продает нефтепродукты в Европу, в Восточную Европу, в первую очередь, а частично, даже в Россию. И это позволяет не только решать экономические проблемы, это позволяет загрузить предприятия белорусские, дает такую существенную часть экономики, так же, как и вся нефтехимия работающая на российской нефти и газе. Вот и здесь, мне кажется, что Кремль поставил перед собой задачу примерно такую же, как с Украиной — поставить Белоруссию на колени, то есть добиться любви по принуждению. От Украины требовалось быть лояльной России, и наказанием, инструментом давления на Украину были трубопроводы, газопроводы, «газовые войны», отключение газа. Для Белоруссии примерно то же самое, только это поставки нефти по относительно низким ценам, которые выше российских цен, но сильно ниже европейских цен. И здесь цена, которую предлагалось заплатить Лукашенко и Белоруссии — это  фактически отказ от самостоятельной государственности, превращение, не знаю, в какой-то тип конфедерации, углубленный экономический и политический союз, где, по сути дела, Белоруссия теряла самостоятельность как государство и должна была следовать в фарватере России. То есть уже это не братские отношения старшего брата и младшего брата, или двух соседей, более богатого и более бедного, а уже такие, знаете, опекуна и опекаемого. И вот мне здесь кажется, что эта задача, поставленная Кремлем, она явно выходит за пределы разумной логики, потому что это не получилось с Грузией, это не получилось с Украиной, и я плохо понимаю, какую логику закладывал Кремль, думая, что это получится с Белоруссией.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю