20 лет Путина: Россия развернулась и идет в противоход цивилизации. Обсуждаем книгу Сергея Алексашенко «Контрреволюция»

3 декабря 2018 Лев Пархоменко
27 250

В свет вышла книга экономиста Сергея Алексашенко «Контрреволюция. Как строилась вертикаль власти в современной России и как это влияет на экономику». В посвященном ей специальном выпуске программы «Деньги. Прямая линия» Алексашенко подвел итоги последних 20 лет и рассказал, как власть разворачивает Россию и толкает ее назад, когда и почему все пошло не так и сделали ли Владимир Путин для экономики хоть что-то за время своего правления.

Всем добрый вечер. Это программа «Деньги. Прямая линия» на телеканале Дождь. Меня зовут Лев Пархоменко, и в ближайший час мы с вами будем говорить об экономике, но в очень конкретном, так сказать, специальном аспекте этой экономики, потому что в нас в гостях сегодня Сергей Алексашенко, экономист. Он с нами на связи по скайпу. Сергей, добрый вечер.

Добрый вечер, Лев.

Говорить мы будем не вообще в целом об экономике, а совершенно конкретно о книге, которую написал Сергей Алексашенко. Книга эта посвящена, по сути, последним двадцати годам, даже с небольшим еще запасом до этого, называется она «Контрреволюция», вот так она выглядит, я ее вам покажу. «Контрреволюция» вышла в издательстве Альпина Паблишер. Как строилась вертикаль власти в современной России, и как это влияет на экономику, — такой подзаговолок выбрал к этой книге Сергей. Она вышла уже в продажу, ее можно купить онлайн, можно купить в книжных магазинах. Уже, насколько я понимаю, и даже в регионах она есть в книжных магазинах. И вот, собственно, об этой книге и о ее содержании, о том, что в целом это все значит для нашей текущей и будущей жизни, мы и поговорим с Сергеем.

И я вас, дорогие друзья, призываю тоже к этому разговору присоединяться, попробуем провести такую виртуальную удаленную встречу с читателями. Знаете, как бывает, когда в книжном магазине приходит автор, представляет свою книгу и можно ему задать вопросы. Вот у вас ровно есть такая возможность сделать это буквально не вставая со своего места, дома или на работе, или где вы нас смотрите. Задавайте вопросы, пожалуйста, о книге, о ее содержании, какие-то, может быть, уточнения, что вас интересует. Может быть, вы уже ее читаете или уже прочитали, поэтому давайте вот мы на ней сегодня и сконцентрируемся, а все остальное обсудим потом, Сергей регулярно у нас бывает в эфире, так что у нас будет еще возможность обсудить, так сказать, текущее.

А сейчас все-таки от текущего к истории, я бы так сказал. В общем, даже страшно сказать, к двадцатилетию правления Путина, вот так это можно уже описать, потому что буквально сейчас у нас этой осенью получается 19 лет, если мы считаем от того момента, как Владимир Путин стал премьер-министром, еще при Ельцине. И вот соответственно следующей осенью будет ровно 20 лет, такая двадцатилетка Путина. Очевидно, судя по всему, нам предстоит отметить еще 25 лет с Путиным, судя по всему, и тогда уже, возможно, мы подведем окончательный итог этой эпохи. И в общем, действительно, кажется, что мы говорим о некой эпохе и неком феномене, что ли.

Вот здесь я в последнее время действительно уже такой вопрос начинаю задавать разным нашим экспертам — можем ли мы говорить об этом периоде истории, политической, экономической истории, как о некотором феномене, как о некотором отдельном кейсе, достойном отдельного изучения и как бы применения, сравнения его с другими, в других странах и так далее? Есть ли здесь что с точки зрения такой науки, отдельно изучать и делать какие-то отдельные специальные выводы? Как вам кажется, Сергей?

Лев, мне кажется, что вы оптимист, когда вы сказали, что через 25 лет мы уже подведем окончательные итоги, когда исполнится 25 лет правлению Владимира Путина.

Я сказал, возможно.

Возможно, да. Но мне кажется, нужно быть таким, большим оптимистом. Мне кажется, что нам еще предстоит все-таки подольше понаблюдать всю эту систему. Что касается вашего вопроса, вопрос действительно хороший. И при всем своеобразии России, при всем своеобразии ее истории, последних особенно ста лет, когда мы совершили такой небывалый исторический, социально-экономический, политический эксперимент, свернули с традиционного исхоженного пути и пошли в совершенно непролазные дали, глуби, болота, потом попытались выйти назад, и вот сейчас реально последние двадцать лет какой-то такой, собственно, об этом и книга «Контрреволюция», мы разворачиваемся в какую-то совершенно обратную сторону, опять идем в противоход всей истории человеческой цивилизации.

Но вместе с тем сказать, что Россия страна настолько вот уникальная, что нигде никогда этого не было, и вот вдруг опять, да нет, конечно. Понятно, что большинство стран, особенно если мы смотрим на развитые страны, которые добились больших успехов что за последние триста лет, что за последние сто лет, что за последние пятьдесят лет, они в общем как-то предпочитали не сворачивать, они все двигаются, двигались в сторону того, что называется северо-антлантическая, западная цивилизация, которая построена на принципах демократии и принципах рыночной экономики. Там дальше наблюдается специфика у каждой страны, но тем не менее, скажем так, все страны, которые добились экономических успехов в последние годы, в последние столетия, они двигались в этом направлении.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Россия это Европа