20 лет Путина: Россия развернулась и идет в противоход цивилизации. Обсуждаем книгу Сергея Алексашенко «Контрреволюция»

3 декабря, 18:33 Лев Пархоменко
23 782

В свет вышла книга экономиста Сергея Алексашенко «Контрреволюция. Как строилась вертикаль власти в современной России и как это влияет на экономику». В посвященном ей специальном выпуске программы «Деньги. Прямая линия» Алексашенко подвел итоги последних 20 лет и рассказал, как власть разворачивает Россию и толкает ее назад, когда и почему все пошло не так и сделали ли Владимир Путин для экономики хоть что-то за время своего правления.

Лев, мне кажется, что вы оптимист, когда вы сказали, что через 25 лет мы уже подведем окончательные итоги, когда исполнится 25 лет правлению Владимира Путина.

Я сказал, возможно.

Возможно, да. Но мне кажется, нужно быть таким, большим оптимистом. Мне кажется, что нам еще предстоит все-таки подольше понаблюдать всю эту систему. Что касается вашего вопроса, вопрос действительно хороший. И при всем своеобразии России, при всем своеобразии ее истории, последних особенно ста лет, когда мы совершили такой небывалый исторический, социально-экономический, политический эксперимент, свернули с традиционного исхоженного пути и пошли в совершенно непролазные дали, глуби, болота, потом попытались выйти назад, и вот сейчас реально последние двадцать лет какой-то такой, собственно, об этом и книга «Контрреволюция», мы разворачиваемся в какую-то совершенно обратную сторону, опять идем в противоход всей истории человеческой цивилизации.

Но вместе с тем сказать, что Россия страна настолько вот уникальная, что нигде никогда этого не было, и вот вдруг опять, да нет, конечно. Понятно, что большинство стран, особенно если мы смотрим на развитые страны, которые добились больших успехов что за последние триста лет, что за последние сто лет, что за последние пятьдесят лет, они в общем как-то предпочитали не сворачивать, они все двигаются, двигались в сторону того, что называется северо-антлантическая, западная цивилизация, которая построена на принципах демократии и принципах рыночной экономики. Там дальше наблюдается специфика у каждой страны, но тем не менее, скажем так, все страны, которые добились экономических успехов в последние годы, в последние столетия, они двигались в этом направлении.

И в этом отношении, если бы все двигались туда, и если бы все двигались равномерно, то, наверное, и группировка стран выглядела бы по-другому. Яркий пример известный, это Аргентина, которая в ХХ век вошла, будучи в пятерке наиболее развитых стран мира, а закончила ХХ век где-то за шестым десятком. То есть вот казалось бы, Аргентина могла претендовать на гораздо более весомую роль в мировой истории, в мировой экономике, но жизнь сложилась по-другому. И поэтому, собственно говоря, Россия принадлежит к числу тех стран, которые пытаются все время свернуть, так же как вот Аргентина, многие страны в Латинской Америке, Бразилия, Уругвай, Парагвай, и Чили, и Перу, то есть все они попробовали эти социально-экономические эксперименты. На наших глазах Венесуэла это делает, которая еще пятнадцать лет назад была одной из наиболее процветающих стран Латинской Америки, которая обладает несметными нефтяными сокровищами, у которой была достаточно устойчивая демократическая система. Но тем не менее, вот буквально на наших глазах, параллельно с Россией, в еще более жестком варианте, она завернула в сторону такой плановой экономики, монополизации власти в руках лидера, который, получив власть, возможно, даже законным образом, как Мадуро, или его предшественник, как его, уже забыл, Чавес.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю