Что будет с зарплатами в петрогосударстве, когда кончатся все резервы

Экономист Сергей Романчук отвечает на вопросы зрителей Дождя
16 декабря 2015 Мария Макеева
33 318 4
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик?  Войдите
Вы уже подписчик ? Войдите

Почему не растет рубль, какие статьи бюджета будут урезаны в новом году, почему президент не занимается реформами, выгодна ли правительству отмена санкций и стоит ли после всего надеяться на государство? На самые важные вопросы телезрителей об экономике ответил наш постоянный гость, президент ACI Russia Сергей Романчук.

Макеева: Может быть, вы даже догадаетесь, какой самый популярный вопрос сегодня и в соцсетях, и у прохожих на улице, которых мы тоже традиционно спрашиваем по средам в преддверии программы.

Романчук: Я попытаюсь. Может быть, о том, будет ли очередная девальвация?

Макеева: Это следующий шаг, скажем так. Мы сейчас к этому перейдем. Может быть, у вас есть свой вопрос. Я даже в этом уверена, в чем-чем, а что касается денег, точно должны быть вопросы. +7 (495) 744-01-01 ― это телефон прямого эфира Дождя. Есть вопросы о деньгах в широком или узком смысле? Звоните, задавайте вопросы, Сергей даст квалифицированный ответ.

Итак, для начала самый популярный вопрос последней недели.

Вопрос: Что ждет нас с курсом евро и доллара на следующий год?

Вопрос: Стоит ли куда-то вкладывать деньги в ближайший год и что будет с ценами на нефть?

Вопрос: Останется ли после Нового года кризис? Отменят ли санкции против России? Что вообще будет со страной?

Макеева: Что скажете?

Романчук: Что будет со страной?

Макеева: Можно начать с конца. Мы ближайшие сорок пять минут будем говорить примерно об этом, «что же будет с Родиной и с нами».

Романчук: Действительно, это во многом зависит от ответов на те вопросы, которые были объединены в первом блоке: что будет с валютными курсами и стоимостью нефти? От этого во многом зависит то, насколько удастся исполнить планируемый бюджет, то, какое это окажет влияние на рост экономики, и вообще говоря, на то, какова будет жизнь в следующий и будущие годы. Следующий год, 2016, я думаю, во многом решающий и определяющий. Если каких-то положительных изменений не будет, причем не только конъюнктурного характера, но, может быть, и структурного, к необходимости таких изменений мы сейчас вплотную подошли, то тогда перспективы дальнейших годов (2017, 2018), теряются в неопределенности.

Макеева: А что значит «перспективы теряются в неопределенности»? Мы же не провалимся в тартарары, как-то будем жить все-таки?

Показать комментарии (4)
Полный текст доступен только нашим подписчикам. Подпишитесь:
Другие выпуски
Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера