Журналист Виталий Портников о протестах на Украине: «Следите и записывайте. России это еще предстоит пережить»

Кофе-брейк
24 января 2014
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Дмитрий Казнин

Комментарии

Скрыть

Украинский журналист, президент телеканала ТВі, обозреватель «Радио Свобода» Виталий Портников рассказал Дмитрию Казнину о ситуации на Украине, о растущей волне протеста, о том, как угрожают украинским оппозиционным журналистам и о возможных выходах из сложившегося кризиса.

Казнин: Расскажите, как вы оказались в Польше? Почему уехали?

Портников: Я уже несколько раз рассказывал эту ситуацию, буду сейчас краток. Тут дело не только в угрозах, эти угрозы поступали постоянно на протяжении последних нескольких месяцев, а в том, что я получил информацию о том, что могу стать частью некого сценария по дестабилизации ситуации в стране. Этот сценарий касается не только меня, но и других журналистов, активистов протестного движения. Вы знаете, что сейчас в розыске находится один из лидеров Автомайдана – Дмитрий Булатов, похитили Игоря Луценко. К счастью, он остался жив, а вот его спутник, которого похитили вместе с ним, найден мертвым. Сейчас делается все возможное для того, чтобы либо запугать протестное движение, либо создать такой провокационный фон, который не может привести ни к каким реальным договоренностям.

Казнин: Если это возможно, вы можете уточнить, что имелось в виду под полученной информацией о том, что вы можете стать участником каких-то событий? О чем идет речь, о насилии в отношении вас, о похищении?

Портников: Естественно. Этот сценарий уже начал осуществляться, потому что люди ждали меня под домом, потом пришли в квартиру, преодолев домофон в виде препятствия. Это было несколько человек, после появления которых я понял, что сценарий начал осуществляться, потому что мне его именно так и описывали.

Казнин: Почему в Польшу вы отправились или это было спонтанное решение?

Портников: Нет, это не спонтанное решение. Польша – это один из центра интереса к Украине, здесь с большим вниманием относятся к тому, что происходит. Польша – это одна из стран, где рассматривается вопрос давления на Европейский союз для санкций против украинских чиновников. Я считаю, что я могу здесь успешно и много работать, не прекращая своей профессиональной активности. Я буду откровенен – конечно, было бы интересно поехать в Москву, но я считаю, что в Москве мне угрожает такая же опасность, как и в Киеве. Потому что сейчас много, что происходит на Украине, происходит по прямому указанию российских источников, скажем так. Киев сейчас буквально наводнен агентами ваших спецслужб, политтехнологами, разными советчиками, которые определяют во многом линию поведения украинского руководства.

Казнин: И все-таки, почему именно к вам такой интерес?

Портников: Нет, это не ко мне одному. Я же вам назвал уже несколько людей, которые реально пострадали. Я вообще не считаю, что обо мне нужно как-то говорить, нужно говорить о Диме Булатове, надо его искать, надо говорить об Игоре…

Казнин: Да, это активные участники протестов, это люди, которые занимались организацией или участвовали активно. Мы знаем, что действительно…

Портников: Журналисты тоже получали неоднократно угрозы, поэтому я не хотел бы говорить, что один я. Появилось письмо Андрея Яницкого, редактора отдела расследований интернет-портала «Левый берег», которого тоже предупреждали, что ему грозит опасность. Угрозы получать Мустафа Найем, мой коллега, который сейчас работает на гражданском телевидении. Я не хотел бы, чтобы меня воспринимали, как исключительную фигуру в этой истории. Нет, в том-то и ужас.

Казнин: Вам легко было уехать? То есть это был побег или вы просто покинули территорию Украины, за вами никто не следил?

Портников: За мной следили постоянно. Я предпринял определенные меры, чтобы доехать до аэропорта без наблюдения. Я не единственный журналист или общественный деятель, за которым установлено наблюдение. Вы знаете, мы так к этому привыкли к наружному наблюдению, к записыванию телефонных разговоров, которые буквально через несколько часов сливаются в интернет, даже к камерам в квартирах. Мы уже на это внимания не обращаем. Я всегда говорил, что единственное, что заставит меня принимать какие-то чрезвычайные шаги, это угроза физического насилия, которая может быть использована в политических целях. Ко всему остальному я привык настолько, что просто этого уже не замечаю, это уже как воздух.

Казнин: Раз уж к вам такой повышенный интерес на Украине, вы, может быть, поделитесь своим прогнозом того, что может произойти в ближайшее время. Мы следим за развитием событий, вот на Западе один город за другим там происходят захваты областных администраций протестующими. У вас есть какое-то видение того, что будет дальше?

Портников: Вы знаете, прогнозы сейчас давать – это вообще дело неблагодарное. Мы с вами присутствуем при историческом процессе утверждения украинской политической нации. Я думаю, что россияне должны следить за этим процессом с особым интересом, потому что это, то, что у вас еще предстоит. По большому счету, российская политическая нация сегодня современной еще нет, она появится. И то, что происходит в Украине, это то, что вы будете переживать спустя годы. Не знаю через сколько лет, но это все будет и в Москве, и в других городах России, поэтому следите и записывайте, как говориться. Но тенденции нынешние были предсказуемы, я могу вам сказать почему. Я с первого дня начала протеста говорил, что если не будет политического диалога, если не будет реального решения проблемы, будет радикализация настроений и разрастание Майдана до размеров Украины. Собственно, когда мы задумывались, это и была идея такая, что Майдан – это не площадь, это вся страна. И тогда это казалось лозунгом, если вы помните, а это больше не лозунг. Я думаю, что в принципе, если опять-таки власть будет воспринимать политику как имитацию, а по последнему туру переговоров президента Виктора Януковича с лидерами оппозиционных политических сил я увидел, что никакого другого восприятия кроме как имитационного не существует в его сознании, то это разрастется. Будут дальше захватываться областные администрации и другие учреждения в различных городах Украины в центре и на западе, власть начнет оттягивать силовиков из восточных регионов страны, их очень мало, как вы знаете, не много. Сейчас основная власть сосредоточена в Киеве, на Майдане и на Грушевского. Уже поэтому облегчена задача жителям центра и западных областей. Если будет массовый захват, то этого все равно не хватит, начнется переезд силовых структур с востока на запад и центр. И знаете, что потом произойдет? Начнутся захваты административных зданий на востоке и юго-востоке.

Казнин: То есть вы не думаете, что может быть гражданская конфронтация или гражданская война, если угодно?

Портников: О чем вы говорите? Это есть в голове у Януковича, и есть в голове еще у одного крайне удивительного человека с точки зрения восприятия мира – у Путина. Но это же ведь телевизионные персонажи, это люди, которые, условно говоря, контролируют телевидение для того, чтобы оно показывало им ту картинку, которая нравится им. А мы же с вами реальные люди, а не мультипликационные персонажи.

Казнин: Нет ли опасности, как вы сказали, что эта радикализация протеста на первый план выведет именно, что радикалов, людей без лица, людей в масках и с дубиной, которые возьмут в свои руки то, что сейчас лежит на земле? Потому что у оппозиции до сих пор, кроме трех известных нам лидеров, которых все меньше слушают, лидеров не появляется.

Портников: Я не спорю. Радикалы могут сыграть очень важную роль в этом процессе, но они не смогут захватить власть, потому что в любом случае придется проводить президентские выборы. И хотелось бы вам напомнить, что если этот исторический процесс будет идти так, как он идет, то эти президентские выборы будут проведены уже тогда, когда будет освобождена и реабилитирована Юлия Тимошенко. Появится еще один сильный оппозиционный кандидат. Более того, если политический процесс пойдет таким образом, то кандидата от «Партии регионов» просто не будет на выборах, поймите. Я вообще не верю, что эта политическая партия сохранится, если пойдет так процесс. Я еще раз вам говорю – водораздел проходит не между центром, западом и востоком, а по линии Янукович и украинский народ. Этот украинский народ на западе, в центре, востоке и юго-востоке одинаков. Просто на востоке и юго-востоке люди запуганы намного сильнее, как, в общем, запуганы люди в Белоруссии или в России. Потому что на западе и центре донецкая группа правит всего 4 года, а на Донбассе, вы понимаете, да, десятилетия. Но как только исчезнет сдерживающий фактор в виде силового давления так называемой правоохранительной системы, я уверяю вас, что у тех людей найдется мужество распрямить спину. Если донецкие фанаты «Шахтера» защищают Евромайдан от провокаторов, нанятых властью, то это какой процесс, как вы считаете? Это ведь сейчас не о Европе речь и не о России речь, это речь о том, чего так не хватает нам на постсоветском пространстве – чувства собственного достоинства. Оно у украинцев абсолютно одинаковое от Луганска до Ужгорода. Кстати, оно и у россиян близко к чувству собственного достоинства украинцев, как вы понимаете, Россия – это тоже страна, находящаяся под жутчайшим административным силовым давлением со времени установления режима нынешнего тысячелетия.

Фото: facebook.com/portnikov/photos

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.