Журналист Сергей Соколов: Путин – это фольклорный элемент

Кофе-брейк
13 января 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
«Новая газета» официально обратилась к Юрию Чайке с просьбой предоставить информацию, подтверждающую финансирование митингов «За честные выборы» 10 и 24 декабря из зарубежных источников.

Согласно законодательству, ответ на запрос должен быть дан в течение недели.

В интервью «Российской газете» Юрий Чайка сказал, что деньги на гражданские акции и митинги зачастую поступают из‑за рубежа.

После первой масштабной акции «За честные выборы» на Болотной площади, о том, что участникам митинга платили деньги, заявлял и премьер‑министр России Владимир Путин.

Обсудили эту тему с Сергеем Соколовым, заместителем главного редактора «Новой газеты», тем самым человеком, чья подпись стоит под письмом Юрию Чайке.

Кремер: У нас в гостях сегодня Сергей Соколов, заместитель главного редактора «Новой газеты» и тот самый человек, который подписался под письмом Юрию Чайке с просьбой ответить на вопрос, действительно ли у него есть информация о том, что митинги 24, 10 декабря спонсировались из-за рубежа. Так?

Соколов: Да, совершенно справедливо.

Кремер: Зачем вы написали это письмо?

Соколов: Сразу хочу оговориться, это не просьба - это требование.

Кремер: Требование, извините.

Соколов: Требование, потому что оно оговорено нашим правом, правом средства массовой информации, кстати, не только СМИ, но и любого гражданина Российской Федерации запрашивать информацию у государственных структур. Кто такой Чайка? Чайка возглавляет ведомство, которое надзирает за исполнением законов. То есть, соответственно, ему и карты в руки. Он первый должен его исполнить. Пусть ответит на те вопросы, которые меня интересуют. Я освещал митинг 10 числа, я присутствовал на митинге 24 числа. Мне очень хочется знать, я пришел сам по себе или мне кто-то заплатил? Мной манипулировали или мной не манипулировали? Вот без каких-то эмоций дополнительных, без лейблов, давайте документы, факты, проводки, счета, фамилии. Тогда и поговорим уже предметно на счет того, кто пытается нашей родине помешать встать с колен.

Кремер: Подождите, если серьезно, вы хотели, чтобы какая-то была дисциплинарная мера по отношению к Юрию Чайке, чтобы он отвечал за свои слова, или в чем была мотивация?

Соколов: Естественно, на мой взгляд, никаких там проплат не было и это мера дисциплинарного свойства, это тема ответственности государственного чиновника такого высокого ранга, который обязан отвечать за свои слова. В принципе, каждый человек должен немножечко, как любит у нас говорить Владимир Владимирович, за базар отвечать, но тут уже речь идет о четырехзвездном генерале в синем мундире, который много позволял себе подобных пустых высказываний и ни за одно из них не ответил. Только один пример приведу: еще сразу после убийства Анны Политковской, буквально через полгода было заявлено, что вот, мы знаем, что заказчик находится за рубежом. Покажите заказчика. Где заказчик? Слова были сказаны, ушли впустую, а ты же прокурор!

Кремер: Подождите, получается, что у вас какие-то избирательные дисциплинарные меры, потому что Владимир Путин во время прямой линии тоже намекал на то, что какие-то там были манипуляции из-за рубежа.

Соколов: Понимаете, Владимир Путин, как выясняется, сейчас не государственный служащий. Как выясняется, он может не уходить в отпуск. Скорее всего, он частный предприниматель, управляющий некой группой бизнескорпораций, поэтому к нему как к источнику фольклора народного претензии другого порядка. Мы имеем в виду человека, который соблюдает закон. Кстати говоря, мы не только подобные запросы высылаем, у нас это постоянная практика в газете. Чиновники постоянно получают от нас запросы, кто-то отвечает, кто-то не отвечает. Но если не отвечают, мы идем в суд. Имеем полное на это право, требовать ответа по суду.

Кремер: Но вы ведь понимаете, что это не только у Юрия Чайки такие подозрения, есть целая группа людей, которая тоже чувствует, что это тоже какая-то манипуляция, что-то неладное. Когда я просто смотрю что пишут в блогах… Я даже какие-то себе распечатала. Например, «явно, что митинги финансируются якобы общественными фондами, которые лояльны к оппозиции и этим фондам деньги дают Запад и американцы, ведь только им нужна нестабильность в стране. Сильная Россия им давно уже не нравится».

Соколов: Вы знаете, я еще раз подчеркну, что все это исходит от нашего фольклорного элемента Владимира Владимировича Путина, который, по-моему, впервые подобные вещи озвучил, а также, ко всему прочему, там есть огромный штаб людей, которые подобные мифологемы транспонирует и в интернет, и в телевидение. Вся группа компаний Суркова, которая сейчас плавно перетекла в Белый дом за красные стенки, эти люди получают деньга за то, чтобы нести околесицу, а другие люди ей верят. Я призываю этих блогеров: вы имеете такое же право, как и я, подать письмо Чайке и узнать у него, собственно говоря, а правы ли вы в своих уверениях, в своих мыслях, в своих выводах.

Кремер: Но, может быть, еще такая подозрительность вызвана тем, что люди как бы не понимают, например, из каких источников финансируется внесистемная оппозиция. Потому что с митингом на проспекте Сахарова все было очень чисто, прозрачно, был Яндекс-кошелек, было все понятно. А из каких средств и кто дает деньги, я не знаю, например, на ПАРНАС, мне не очень ясно. Вот мне, человеку, который там в этом не копался. И я думаю, что таких людей довольно много, которые бы хотели понимать, откуда эти средства.

Соколов: Быть может, да. Насколько я понимаю, то, что касается митинга на Болотной, сегодня Борис Немцов сообщил, откуда там был основной взнос. То есть, в принципе, понимаете какая вещь - это тоже избирательный подход. Все желают быть транспарентными. Давайте мы начнем с «Сугрутнефтегаза», с компании Тимченко и вот тогда будет приоритетная транспарентность. Вот пусть господин Чайка проверит группу компаний Ту и заодно ПАРНАС.

Кремер: Мне кажется, что это неправильный совсем ответ: а вы, а у вас, а вы давайте теперь. Мне кажется, надо начать всегда с себя.

Соколов: Замечательно. По крайней мере, я предполагаю, что ничего не мешает тому же ПАРНАСу сделать, назвать свои источники доходов. Ради бога, вперед. Просто меня сам подход смущает.

Кремер: Но вы же этого не добиваетесь или вас это тоже интересует?

Соколов: Но были публикации по этому поводу и не только наших авторов. Дело не в этом. Дело понимаете в чем, даже если представить, что какая-то некоммерческая организация, условно говоря, организация «Вопль», финансируется из-за рубежа за счет каких-то западных некоммерческих организаций, ведь она это делает не по собственной воле, не по тому, что ей это так хочется, а потому, что она 215 раз подавала заявки в Общественную палату на финансирование этой самой деятельности и ей 215 раз отказали, а подарили миллионы сумасшедшие деятели с барабанами. Или мы считаем все, что нам вообще общественные организации не нужны, нужна только «Молодая гвардия» и «Сталь»?

Кремер: Хорошо. А если представить себе, что, действительно, есть гуманитарные организации за рубежом, которых интересует ситуация в нашей стране, они хотят нам помогать…

Соколов: Ничего в этом дурного не вижу.

Кремер: Вы не видите. А вот, например, очень многих наших властителей очень беспокоит ситуация с тем, что Хиллари Клинтон отозвалась там так-то о ситуации в нашей стране. Какое ее дело? Почему она лезет в наши внутренние дела?

Соколов: Потому что, очевидно, руководители наши в эти дела не лезут. Понимаете, почему-то наших руководителей постоянно беспокоит то Хиллари Клинтон, то Гондурас, то Сирия, то Иран, а то, что в соседней деревне газопровода не существует…

Кремер: Подождите, это они. А вам кажется, нормально, она имеет право высказывать такое жесткое мнение о ситуации в другой стране?

Соколов: Естественно, имеет. Мы живем в едином мировом пространстве, где все друг от друга зависим, не только экономически, но и ментально, как хотите. Если у моего соседа происходят нелады и муж бьет жену смертным боем, то почему я не могу вступиться? Могу, имею полное право. Вы знаете, пора уже, на мой взгляд, заканчивать делиться на наших, чужих и не наших - это постоянная попытка списать собственные огрехи на чужого дядю. Мы составляем единое человечество, у нас единые гуманитарные ценности. Если Владимир Владимирович считает, что у него собственные гуманитарные ценности, это его проблемы, но не мои.

Кремер: Понятно. Я хотела вас попросить ответить на наш сегодняшний вопрос дня. Он звучит так: когда вы слышите, что митинги, а также, в принципе, граждане, недовольные властью, спонсируются из-за рубежа, вы в это верите? И у нас четыре варианта ответа: 1. Конечно, да. Кстати, где моя доля? 2. Скорее да. Не секрет, что Америка нас ненавидит и завидует нам. 3. Да, верю. И ничего страшного, взаимопомощь – нормальное явление. 4. Не верю. Совсем все с ума посходили.

Соколов: Я колеблюсь между первой и последней. Долю все-таки хочется получить, но…

Кремер: Первый самый популярный, извините, что я вам подскажу.

Соколов: Скорее всего, на первый отвечу, потому что свою долю, конечно, получить очень хочется.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.