Жена «одесского террориста»: жил гламурной жизнью в Лондоне, пока у отца не начались проблемы с Кадыровым

Кофе-брейк
4 февраля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

В программе КОФЕ-БРЕЙК связались по скайпу с Аминой Окуевой – женой Адама Осмаева, которого судят на Украине по громкому делу о подготовке покушения на Владимира Путина.

Белоголовцев: Расскажите, как происходит судебный процесс  над вашим мужем, какая стадия на данный момент. Насколько я понимаю, против него возбуждено сразу пять головных дел. Верно?

Окуева: Да, на данный момент возбуждено уголовное дело по пяти статьям. Уголовный процесс проходит, конечно, под сильнейшим давлением спецслужб СБУ. Естественно никаких доказательств у обвинения нет, на эти все бредовые обвинения нет никаких обоснований. Лица дела не установлены. Всё шито белыми нитками, явно сфабрикованное дело, тем не менее, никто ничего сделать не может, потому что давление происходит сильнейшее. Сегодня была оглашена вторая часть обвинительного заключения.

Белоголовцев: Если мы вернёмся чуть-чуть назад. Российская пресса пишет, что якобы Адам Осмаев попал под влияние ваххабитов, когда он учился в Лондоне. Как он оказался в Одессе вообще?

Окуева: Это все безосновательные заключения. Действительно он учился в Англии, но там он вёл абсолютно светский образ жизни, даже можно сказать гламурный, ни с какими религиозными экстремистами не общался, он был абсолютно цивильным, светским человеком. Учился в Букингемском университете на экономическом факультете. Затем он вернулся в Москву, там он тоже продолжал жить, работать, там его родители жили. В какой-то момент, когда у его отца начались проблемы с действующим президентом Чечни Рамзаном Кадыровым на экономической почве, были личные неполадки, тогда, к сожалению, началось давление, в том числе и на других членов семьи отца Адама, и в том числе на самого Адама.  В 2007 году было сфабриковано дело о якобы покушении на Рамзана Кадырова, из-за чего Адаму пришлось покинуть Россию, он приехал в Украину, чтобы у него не было проблем.

Белоголовцев: А как и почему в вашей квартире оказались взрывчатые вещества, которые травмировали супруга при задержании?

Окуева: В нашей квартире? У вас какая-то недостоверная информация, в нашей квартире никаких взрывчатых веществ не было. Проводился обыск, естественно ничего не нашли, как видите, я на свободе. Не знаю, что было найдено в той квартире, которую снимали знакомые Адама, там якобы были найдены какие-то взрывоопасные вещества, но ничего подробного я не знаю. Эта квартира к Адаму никакого отношения не имеет, её снимали двое  молодых людей, которые приехали к Адаму в гости, один из которых погиб, а другой, Илья, его сейчас депортировали.

Белоголовцев: Зачем нужна была такая громкая операция, СБУ, задержание, скандал в прессе? Кому нужно сейчас так сильно давить на вашего супруга?

Окуева: Я не думаю, что мой супруг являлся целью этой всей операции, этой всей фабрикации. Я думаю, что целью являлся пиар для Владимира Владимировича Путина, а мой муж подвернулся просто как подходящая кандидатура на роль того, кто это мог быть, кого можно назначить на роль покушающегося.

Белоголовцев: Как вам кажется, для вашего мужа сейчас было бы предпочтительней быть экстрадированным в Россию? И зачем Украине такое пятно на имидже, и зачем это всё СБУ?

Окуева: Конечно, экстрадировать его очень хотели. Дело в том, что это было сделано с этой целью, это видно потому, как проведено следственное действие, то есть там сплошные белые дыры, пробелы. Они даже очной ставки не проводили, не снимали отпечатки пальцев, то есть спецслужбы Украины изначально планировали экстрадировать Адама,  и его от этого спасло вмешательство Европейского суда по правам человека, в который мы успели обратиться.

Я думаю, если бы он был экстрадирован, его бы не было в живых, и это всё сошло бы на нет. Они провели эту акцию, они добились результата, сделали пиар-ход, и им нужно было спустить дело на тормоза. Но мы, близкие Адама, не хотели, чтобы таким образом всё закончилось, поэтому мы до последнего боролись, чтобы экстрадиция не произошла. Экстрадиция в Россию для него была бы равноценна мучительной смерти. Мы знаем, как там поступают в таких ситуациях, просто человек пропадает и всё.

Белоголовцев: А почему тогда сейчас это дело не спущено на тормозах, зачем тогда СБУ давить на процесс, ведь это вызывает реакцию в СМИ?

Окуева: Я думаю, они просто не хотят быть идиотами, думаю, вся причина в этом. Если сейчас они спустят дело на тормозах, грубо говоря, отпустят Адама, признав, что дело сфабриковано, скажут, что из-за невозможности доказать его вину он выпускается из зала суда, как по идее должно было быть, потому что никаких фактов нет, в обвинительном заключении ни одного факта, доказывающего, что он виновен, нет. Там сплошные домыслы, сплошные догадки, сплошные неустановленные лица. Но если бы они сейчас так сделали, это  был бы позор для них. Спецслужбы целой страны были бы не в очень приятном положении, то есть получается, они целый год человека мучали, пытали, били, издевались над ним, держали  в нечеловеческих условиях, шантажировали, и естественно, что они не хотят признать реальное положение дел. Мы освещаем реально так, как есть, со своей стороны, а они пытаются своими грязными методами оказывать давление на суд, пытаются как-то доказать, что всё-таки они правы.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.