Занижает ли «Яндекс.Пробки» баллы перед выборами? Блогер vs аналитик в прямом эфире на ДОЖДЕ

Кофе-брейк
26 августа 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Есть ли заговор между сервисом «Яндекс.Пробки» и московской мэрией, Никита Белоголовцев обсудил с аналитиком дорожного сервиса Леонидом Медниковым и блогером Александром Евсиным, известным в блогосфере как Евгений Шульц.

Он и был автором заметки, в которой утверждалось, что «Яндекс.Пробки» искусственно занижает баллы в преддверии московских выборов.

Белоголовцев: Евгений, какие выводы вас подтолкнули к такому предположению?

Шульц: Во-первых, я сам стал ощущать, что те пробки, которые раньше проходили по нотификации восьми баллов, сейчас они идут по шести. Во-вторых, естественно, это очень выгодно с политической точки зрения, пробки давно стали политической проблемой, поэтому я совершенно не исключаю сговора, даже заговора. Более того, в обществе появились такие выражения как «Предвыборный Яндекс», когда они видят заниженные баллы и запруженные улицы.

Белоголовцев: Парируйте, Леонид.

Медников: Все очень просто. Сейчас лето, к сожалению, оно завершается, летом всегда пробок на дорогах меньше, и баллы вынуждены быть низкими. К 1 сентября загруженность каждый год растет, мы сейчас это наблюдаем. Вместе с загруженностью дорог вырастут баллы. Люди забывают, в каких пробках они стояли осенью. Обычно каждой осенью люди говорят, что сейчас какая-то катастрофа случилась, откуда такие пробки. На самом деле, пробки возвращаются практически на тот же самый уровень, но эти сильные колебания заставляют людей забыть, какие сильные бывают пробки. Летом кажется, что сложная ситуация, а на самом деле это не плохо.

Белоголовцев: Как определяется балльность? Условно говоря, вижу я пробку, как определяется 7, 6, 5, 10 баллов?

Медников: Баллы определяет компьютер, в него загружена карта основных улиц Москвы. Он измеряет время, которое придется автомобилисту потратить на преодоление всех улиц с учетом пробок. Чем это время больше, тем выше балл. Составлена таблица, и по этой таблице автоматически вычисляется в каждый момент времени балл пробок. Повторюсь: летом пробок меньше, люди ездят быстрее, балл ниже. Если пойдет сейчас дождь, люди будут ездить дольше  по городу, соответственно, балл вырастит.

Белоголовцев: Не допускаете, что здесь в плену могли оказаться субъективные оценки? Например, в районе, где я живу, весной начался перманентный ремонт всего, чего только можно, плюс раскопка метро. То есть в моем субъективном мире пробок стало больше, но не факт, что их стало больше в Москве.

Шульц: Совершенно верно. Во-первых, как правильно сказал Леонид, все эти оценки пробочные интегрированы показательно, я уверен, что там значительно сложнее методика расчета. Речь не идет о том, что сейчас меньше пробки, а осенью будут больше, это совершенно очевидно, а то состояние дорог, которое раньше характеризовалось 8 баллами, сегодня характеризуется 6-ю. Чтобы проверить, субъективизм, тоже необходимо принимать во внимание, во-вторых, я опросил всех своих знакомых, у всех точно такое же мнение, включая таких известных людей как Петр Шкуматов, он постоянно машинами, автомобилистами занимается.

Самое главное - есть еще один сервис - Mail.Ru, у которого тоже была система оценки по баллам. Год назад эти баллы были одинаковыми, сейчас у «Яндекса» хронически на два балла ниже. Я уверен, что если мы сейчас откроем, будет два либо один, там есть переходные состояния, но в целом два. То объяснение, которое предлагает «Яндекс», ничего не объясняет, я не могу с ним поспорить, но это не объясняет текущую ситуацию, почему нотификация пробок уменьшилась на два балла. Я это связываю с политическими причинами.

Белоголовцев: Как так, Леонид?

Медников: Я не могу отвечать за другой сервис. У меня встречный вопрос: я точно понимаю, что у нас с весны до лета уменьшилась загруженность в Москве, и уменьшился балл. Как на другом сервисе балл не уменьшился, и что они будут показывать осенью? У нас балл точно вырастет.

Белоголовцев: Здесь речь идет не о том, что баллы в целом уменьшились или повысились. Здесь речь идет о том, что баллы у двух систем совпадали, а сейчас они перестали совпадать.

Медников: Я считаю, что наши баллы отражают ситуацию, я не очень понимаю, почему баллы на том сервисе остались на прежнем уровне.

Шульц: Странно, потому что вы не представитель «Яндекс.Пробки», а представитель компании «Яндекс».

Медников: Моя основная работа связана с «Яндекс.Пробками».

Шульц: Просто вы постоянно напираете на то, что осенью больше баллы, а летом меньше. С этим никто не спорит. Смысл в том, что прошлым летом эта бы ситуация охарактеризовалась на два балла больше теми же «Яндекс.Пробками».

Медников: Я не понимаю, откуда вы это берете. Вы сравниваете с другим сервисом, я вам говорю, что весной баллы совпадали.

Белоголовцев: Здесь есть другой сервис, и есть личное ощущение.

Шульц: Я провел опрос, доказательства которого я здесь привести не могу, но в блоге я специально на этот случай учредил другой опрос, в котором я не навязываю никаких выводов, а просто задаю вопрос. Первый вопрос: считаете ли вы, что изменился коэффициент подсчета балльности пробок? Первый ответ - да, изменился, «Яндекс.Пробки» стали занижать баллы, второй - не изменился, третий - стали завышать. 80% опрошенных склоняются к тому, что «Яндекс.Пробки» стали занижать показатели. Второй вопрос: с чем это связано? Ответов может быть три: техническая неисправность, какое-то добросовестное ваше изменение рейтингов или несовершенство алгоритма и сговор с властью. 70% считают, что это сговор с властью, потому что уж очень все хорошо совпадает.

Медников: То, что совпадает, это исключительно потому что сейчас лето, так выборы поставили, может, они специально об этом думали. Что касается объективности-субъективности, все люди весной удивляются, почему так долго задерживается весна. Этой весной была очень обсуждаемая тема, почему так долго лежит снег, наверное, изменение климата. Мы подняли историю, 10 лет примерно в это время уже по календарю наступила весна, а снег лежит. Люди каждый год этому удивляются. Я работаю в «Пробках» уже 5 лет, и каждую осень люди удивляются, какой ужас творится. Сейчас вы летом удивились, почему так хорошо.

Белоголовцев: Леонид, позвольте, я сделаю предположение. А, может, что-то изменилось после расширения Москвы? То есть, очевидно, что в Новой Москве пробок нет или практически нет.

Медников: Это нет так. Мы не включали специально Новую Москву, потому что она реально еще не интегрирована в человеческом ощущении. У нас при расчете баллов Москва осталась в старых границах.

Белоголовцев: Ваш алгоритм как-то совершенствуется, доделывается, поддерживается?

Медников: В целом, если у нас что-то меняется, то это алгоритм расчета пробок. Дело в том, что не всегда по данным, которые к нам поступают, можно определить пробку или свободное движение. Бывают моменты, когда мы пересматриваем момент принятия решения. Но повторю: мы подняли архивы, она примерно аналогична прошлым годам, она больше, чем была три года назад. Она реально очень хорошо идет с тем, как изменялась ситуация.

Шульц: Вы сказали, что загруженность стала больше, и это очевидно, потому что  количество машин нарастает, при этом говорите, что баллы остались теми же самыми. Во-вторых, мы не можем это, к сожалению, проверить, а на слово я уже не верю. У вас на сервисе раньше был пункт «История пробок», где можно было посмотреть.

Медников: Никогда не было.

Шульц: Был такой пункт, я лично его смотрел, и другие смотрели, сейчас он убран. Видимо, для того, чтобы люди не узнали правду.

Медников: Я не знаю, как мы сейчас можем проверить, но, наверное, никак. Но у нас никогда не было истории пробок. Я знаю, потому что были запросы, люди просили показать, к нам иногда приходят запросы от частных людей: «Я опоздал, скажите, пожалуйста, для моего начальника, что была пробка», но сервиса такого никогда не было.

Белоголовцев: Подождите, я так делал…

Медников: Есть пробки обычные, вы переключаетесь на день недели.

Белоголовцев: Да.

Медников: Это совершенно другое.

Белоголовцев: Я не помню точный механизм, но я помню, что на одном из моих мест работы была практика, когда причиной опоздания на летучку в полчаса была история «Яндекс.Пробок». Я помню, что это работало, это спасло меня как-то раз от очень серьезного штрафа.

Медников: Возможно, вы показывали текущую картину или, возможно, вы пользовались сторонним сервисом, который и сейчас есть, но он совершенно никак не связан с «Яндексом», который, условно говоря, ворует наши…

Шульц: Как вы считаете, на каком вы месте среди таких, кто предоставляет данную услугу?

Медников: Мы считаем, что мы лидирующий сервис по пробкам и по качеству и по количеству.

Шульц: Совершенно верно, я тоже считаю, что вы лидер. Более того, вы в качестве сенсоров вашей системы выступаете, в том числе и смартфоны, на которых установлены приложения, соответственно, ваша точность должна быть выше, чем у других систем. Сейчас в Санкт-Петербурге происходит саммит G-20, там перегорожен отрезок Петергофского шоссе. Он породил ситуацию, что с Петергофского шоссе выходит на другие дороги огромный поток автомобилей. Ваш сервис, который по идее должен быть очень точным, показывает там зеленые дороги, а Mail.Ru, который по идее менее популярный, показывает все прекрасно. С чем это связано? С тем, что у вас что-то сломалось? Тогда почему  в течение полгода вы не чините? Или это важная резонансная вещь, и вы ее скрываете? Потому что так это знают только местные, а так бы весь город знал.

Медников: Есть такая проблема, что если дорогу перекрывают, то у сервиса вообще нет данных. Если она рисуется зеленым, по всей видимости, кто-то проехал там и передал нам данные.

Шульц: По бокам-то дороги должны красными быть.

Белоголовцев: Может, премьер-министр со своим смартфоном проехал и передал?

Медников: Какой-то служебный транспорт проезжает. Когда есть перекрытие, ситуацию мы отслеживаем в ручном режиме, перекрываем эти участки. Вы, наверное, видели, они перекрываются темно-коричневым цветом. Как сама дорога, так и объезды, за ними никто специально не следит, это все раскрашивается роботом.

Белоголовцев: Поступали ли когда-нибудь «Яндексу» либо запросы, либо просьбы и пожелания, либо предложения о сотрудничестве от власти либо федеральной, либо городской?

Медников: У нас есть тема, которой «Яндекс» интересуется, - это данные. Мы интересуемся данными о местоположении автобусов, потому что у нас есть сервис, который показывает, чтобы люди приходили на остановки. Нас интересуют открытые данные о каких-то точках на карте, потому что мы делаем сервис для пользователей. К нам обращались за данными, например, было опубликовано в свое время исследование, чтобы третья сторона измерила скорость движения экспресс-автобусов. У нас есть достоверные данные о скорости потока, мы брали данные о скорости… То есть у нас идет обмен на уровне данных. К сожалению, он идет очень плохо, автобусы, мы за них боремся уже два года, но данных не получаем.

Белоголовцев: Давайте конкретные вопросы. Организуется акция с автопробегом по Садовому кольцу, звонят вам из мэрии и говорят: «Ребята, так как на Садовом кольце гигантское количество машин и полиции, почему у вас 6 баллов, а нам кажется, что 9». Неужели таких диалогов не происходит?

Медников: Баллы считаются автоматически, нет никакой ручки.

Белоголовцев: Но всегда же есть человек, который пишет алгоритм.

Шульц: Конечно, более того, я сам по образованию программист, я сам понимаю, что там есть много звеньев, где можно внести коррективы. Их великое множество, начиная от воли руководства «Яндекса», кончая руководством «Яндекс.Пробки», кончая начальником отдела, который, собственно, выдает, и кончая даже каким-то продажным программистом, которому сказали вставить туда коэффициент какой-то.

Медников: У нас есть такое понятие, как «код ревью», это означает, что то, что написал один человек, это никогда не попадает на публику, пока это не посмотрел другой. Поэтому тогда надо всех программистов покупать. Повторюсь: у нас таких запросов нет, у нас нет такого механизма. У нас есть один способ ручного изменения - это установление перекрытий. У нас проблема, что мы даже не можем узнать, когда у нас праздник, мероприятие, когда точно перекроют дорогу.

Шульц: Кстати, почему? Департамент транспорта мог бы с вами наладить какую-то связь.

Медников: То ли у них нет своей достоверной информации.

Шульц: Вы знаете, что у них есть свой сервис по пробкам какой-то. На что они надеются?

Медников: Вы у меня спрашиваете? Я не знаю, мне тоже интересно.

Шульц: Быть может, с этим и связано, но это уже совсем конспирология, что они решили погубить вашу репутацию, чтобы продвинуть свой сервис. Я не понимаю, почему вы так категорически утверждаете, не только вы сегодня давали комментарий, но и другие представители вашей компании, они сказали: «Нет, это в принципе невозможно». Как это в принципе невозможно? Представьте, что к начальнику «Яндекс.Пробки» приходит сам мэр либо его доверенное лицо. Есть же несколько вариантов, не так чтобы немедленно поменять балльность. Естественно, «Яндекс» тогда скажет: «Идите далеко и надолго», а так, что вот вам деньги, а третий вариант – давайте мы вам будем предоставлять вовремя все данные по перекрытиям, подключим систему своего мониторинга, а вы нам взамен на это, пожалуйста, на два балла пробочки снизьте, это же всем лучше будет. Это же не вводит в заблуждение конкретного водителя, это просто влияет на широкую аудиторию, когда говорят, что 8 баллов или 6. Чистое политическое решение.

Медников: Давайте я вам расскажу, что такое «Яндекс». «Яндекс» - это огромная компания, более 5 тысяч человек, и не только уже в России.

Белоголовцев: Давайте сузимся до «Яндекс.Пробок».

Медников: «Яндекс.Пробки» неотделимы, нельзя говорить про это, не затронув такую махину. Это большая махина, это международная компания.

Белоголовцев: Давайте не уходить в дебри взаимоотношений вообще власти и бизнеса. Давайте проще.

Медников: Проще – к нам никто не приходит. У нас очень молодой, по-разному настроенный коллектив - и политически тоже. У нас даже когда гендиректор дает публичное указание «Давайте делать так», этот кто-то может сказать: «Нет, мы подумали, решили, мы будем делать по-другому». У нас очень динамичный коллектив, и трудно надавить на человека.

Шульц: Получается, что люди у вас действуют так, как хотят, что не исключает…

Медников: Люди действуют, борясь за свой продукт.

Белоголовцев: Существует ли техническая возможность, какая бы ни была, проверить ваше утверждение? Может ли быть здесь какое-то решение, или Александр и читатели останутся при своем субъективном ощущении, и вы можете остаться со своими заявлениями, не верить которым у нас тоже нет оснований?

Медников: Нужно брать какой-то третий сервис, который хранит архив, потому что у нас архив хранится, но было бы глупо показывать и самим себя подтверждать. Я проверял архив перед этим эфиром, но вам нужно найти третью компанию, которая попробовала подсчитать независимо.

Шульц: Мы уже нашли Mail.Ru, она же от вас не зависима.

Белоголовцев: Тогда мы тут приходим к вопросу веры, верим мы Mail.Ru, верим ли мы «Яндексу» или мы не верим никому.

Шульц: Здесь нужно проверять статистику и смотреть коды тех же программ, посмотреть, изменялся ли расчет формулы. Все это хранится 100%, найти это не то что сложно, а можно.

Белоголовцев: А «Яндекс» готов на это пойти?

Медников: Я здесь не готов комментировать.

Шульц: Я, честно говоря, даже и не жду от «Яндекса». Естественно, они будут все отрицать, тем более, они молодой коллектив, который эти…

Белоголовцев: В любом случае запрос прозвучал. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.