Весна. Дождь. Обновление

Подписка на полгода за 1800 ₽ 2880 ₽

Оформить сейчас
До конца акции осталось:
08
дней
08
часов
59
минут

Зачем Навальный выпускает пластиковые карты

Кофе-брейк
16 мая 2012
5 398
0
Поделиться  
Слушать  
Другие выпуски
Отключить рекламу
Сообщить об ошибке

Отключение видеорекламы на месяц

В опцию входит:

  • отключение рекламы во всех архивных роликах перед проигрыванием, во время постановки на паузу и после проигрывания ролика
  • отключение дополнительных рекламных роликов в прямом эфире, за исключением эфирной рекламы

Опция позволит вам смотреть прямой эфир и архивные ролики на сайте, в мобильных приложениях, SmartTV-телевизорах, через приставки и другие устройства без рекламных вставок.

Если при просмотре видео у вас возникли проблемы, пожалуйста, укажите их

Другой вариант
Ведущие
Лика Кремер
Некоммерческий фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального нашел новый источник финансирования. Оппозиционер договорился с одним из банков о выпуске в июле дебетовой кобрендовой карты. 1% от покупок и других транзакций по карте будет перечисляться на счет некоммерческой организации.

О намерении финансировать фонд заявили бизнесмен Борис Зимин, сын основателя «Вымпелкома», управляющий партнер Alcantara Asset Management Сергей Гречишкин и бывший менеджер «Альфа-групп» Владимир Ашурков, ставший исполнительным директором фонда. Последний – у нас в гостях.

Кремер: Владимир Ашурков у нас в гостях. Здравствуйте, Владимир.

В июле вы собираетесь выпустить карту, процент от трат по которой будет перечисляться в ваш фонд?

Ашурков: Действительно, мы договорились с банком-партнером, который будет эмитентом этой карты и 1% от всех транзакций, от всех покупок в магазинах, в он-лайне, будет перечисляться в Фонд борьбы с коррупцией.

Кремер: А когда вы назовете имя банка?

Ашурков: Мы планируем, что эта карта будет готова к выпуску в июле, и ближе к этому моменту, мы, безусловно, объявим все условия по этой карте и имя банка.

Кремер: Вы не боитесь, что вы подвергаете этот банк опасности? Ведь очень многие связывали, в том числе какие–то проблемы у «Вятка-банка» именно с тем, что «Вятка-банк» сотрудничал с Алексеем Навальным.

Ашурков: Фонд - это легально зарегистрированная некоммерческая организация. В принципе, такие кобрендинговые проекты довольно популярны на российском рынке. С формальной, с юридической точки зрения, мы считаем, никаких рисков нет.

Кремер: С формальной и с юридической все понятно. Я сейчас вас спрашиваю не про формальную сторону.

Ашурков: Вы знаете, на протяжении последних лет происходят вещи, которые, может быть, кому-то кажутся невозможными, тех, которых не было раньше. Например, то, как за счет краудфандинга мы собрали на «РосПил» больше 8 миллионов рублей с больше чем 20 тысяч людей. Такого раньше никто не делал. Раньше мы не думали, что на какой-то площади в Москве будет собираться и постоянно присутствовать от 500 до тысячи людей. И мне кажется это такой проект, в котором нет ничего нелегального, он тоже своего рода эксперимент.

Кремер: Понятно. Вы надеетесь, что все будет хорошо. Вы это примерно говорите сейчас. А вы долго вели переговоры с разными банками?

Ашурков: Нет, мы сразу определили этот банк. В принципе, банк предоставляет лишь финансовую инфраструктуру для этого. Такие проекты есть у Сбербанка с фондом Чулпан Хаматовой, есть еще несколько таких примеров.

Кремер: Понятно, но сотрудничество с фондом Чулпан Хаматовой - это благотворительность. Очевидно, что сотрудничество с Алексеем Навальным - это политика. И это ровно то, насколько я понимаю, почему вы покинули «Альфа-банк».

Ашурков: Я работал в «Альфа-групп».

Кремер: В «Альфа-групп».

Ашурков: Да, действительно, какое-то время назад я покинул «Альфа-групп». Это в каком-то смысле связано с политикой, да.

Кремер: Официальная формулировка вашего руководства в эфире нашего телеканала прозвучала именно так: надо разделять бизнес и политику. А вы как бы сейчас этим самым поступком, выпуском этой самой карты говорите «нет, надо смешивать». Теперь все очевидно совершенно становится, что тот банк, который с вами сотрудничает, начинает заниматься политикой, несмотря на то, что вы утверждаете, что это просто инструмент.

Ашурков: Мне кажется, является общим местом то, что коррупция является такой важной проблемой в нашей стране и вряд ли кто-то сможет из официальных лиц публично заявить, что банку, который будут осуществлять такую программу, поддерживать фонд борьбы с коррупцией, к нему будут применены какие-то санкции.

Кремер: А, то есть вы думаете, что это даже некоторая защита для банка, что вот если банк заявляет, что он борется с коррупцией, то это некоторое знамя, которое он поднимает над собой?

Ашурков: Этого раньше действительно никто не делал. Давайте проверим.

Кремер: Давайте. Скажите, это именно тот проект, ради которого вы ушли из «Альфа-групп», или у вас есть какой-то план по серии проектов, которые вы будете запускать вместе с Алексеем Навальным?

Ашурков: Я с Алексеем знаком около трех лет и помогаю ему по разным вопросам. Так получилось, что несколько месяцев назад мне из-за этой моей общественной нагрузки пришлось покинуть «Альфа-групп». Мы занимаемся самыми разными проектами. Это один из них.

Кремер: А какие планы вообще? Вот вы запустили карту, запускаете, дальше какие еще планы, что еще собираетесь запустить?

Ашурков: Как «РосПил», например, является таким общественным инструментом мониторинга государства на закупку, мы хотим запустить проект в области ЖКХ, коммунальной сферы. Она достаточно болезненная для многих. И там много злоупотреблений, много коррупции. И мы хотим дать активистам, которые есть по всей стране, в своем доме, в своем районе, инструменты для того, чтобы они могли проверить, правильно ли управляющая компания расходует средства, которые они собирают, правильны ли тарифы, которые устанавливают местные монополии и так далее.

Кремер: Но это такой опять проект, который требует вложения средств, да? А есть еще какие-то проекты по сбору средств с граждан для того, чтобы осуществлять все, что вы задумали?

Ашурков: Я думаю, что в течение месяца мы объявим о фонде, мы пока еще не объявляли, не запускали наш сайт и не публиковали реквизиты нашего счета, но в течение месяца, мы об этом заявим. Алексей сейчас находится в заключении. Я думаю вскоре после того, как он выйдет, мы об этом объявим.

Кремер: У вас есть какой-то план, сколько денег вы надеетесь собирать ежемесячно с помощью этой программы?

Ашурков: На данный момент бюджет нашего фонда порядка 40 тысяч долларов в месяц, но все будет зависеть от той активности, от сбора средств, от того спроса на нашу деятельность, которую будут предъявлять люди, перечисляя нам средства и тратить деньги по этой карте.

Кремер: Вы занимаетесь финансами, бизнес, у вас есть какой-то бизнес-план? У вас в предварительном бизнес-плане что написано? Сколько денег вы собираетесь с помощью вот этой программы карт собирать?

Ашурков: Чем больше мы соберем, тем больше мы…

Кремер: У вас в бизнес-плане что написано?

Ашурков: Ну, на данный момент это 40 тысяч. В принципе мы живем каждый месяц от вот таких вот поступлений…

Кремер: Подождите, означает ли это, что эти 40 тысяч с помощью карт, а еще есть какие-то деньги, которые с помощью Яндекс-кошелька вы собираете, есть какие-то деньги, которые вы собираетесь опубликовать на сайте фонда, или это все вместе 40 тысяч?

Ашурков: Деньги на «РосПил», действительно, собирались с помощью Яндекс-кошелька. Это не очень удобный способ, там есть определенные ограничения. И фонд как раз объединит все наши проекты как «РосПил», «РосЯма», «РосВыборы» и станет такой организационной юридической платформой для всей нашей деятельности.

Уже подписчик?
Ведущие
Лика Кремер
Дождь в вашей почте
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Аполло Роббинс: Искусство отвлекать внимание
Джил Боулт Тейлор: Удивительный удар прозрения
Советы для свиданий от Шекспира — Энтони Джон Питерс
Джейн Фонда: третий акт жизни
Трудности закаляют характер — Стивен Клаунч
Боно: Хорошие новости о бедности (действительно хорошие)
Элон Маск. Человек, создавший Tesla, SpaceX, SolarCity...
Марк Ронсон: Как семплирование преобразило музыку
Описание кибер-войны… в надежде предотвратить её — Даниэл Гэрри
Сможете решить известную задачу про мост?
Решите ли вы знаменитую задачу о шляпе заключённого? — Алекс Гендлер
Порох: от праздника до войны
Откуда взялось золото? — Дэвид Ланни
Три совета по обретению уверенности в себе
Есть ли у животных язык? — Мишель Бишоп
Как рождаются воспоминания и как мы их теряем — Кэтрин Янг
Джошуа Фор: Трюки памяти, на которые способен каждый
Эстер Перель: Секрет поддержания страсти в длительных отношениях
Рассел Фостер: Почему мы спим?
Джейми Оливер: Обучить каждого ребенка тому, что такое еда
Стивен Хокинг: Задавая вопросы о вселенной
Келли МакГонигал: Как превратить стресс в друга?
Моника Левински: Цена позора
Памела Мейер: Как распознать лжеца
Мэйсун Зайид: У меня 99 проблем... и церебральный паралич лишь одна из них
Джулиан Ассанж. Зачем миру WikiLeaks
Если бы мы обладали сверхспособностями: Бессмертие — Джой Лин
Ген рака, который есть у всех — Михаэль Виндельшпехт
Билл Гейтс о том, как мы можем менять вещи вокруг нас
Эндрю Соломон: Депрессия — наша общая тайна
Бенджамин Цандер: Сила классической музыки
Йоханн Хари: Всё, что вы знаете о наркозависимости, неправильно
Адора Свитак: Чему взрослые могут научиться у детей
Шон Ачор: Как счастье может помочь нам работать лучше?
Что придаёт ценность долларовой банкноте? — Дуг Левинсон
Омерзительный и смертоносный комар — Роуз Эвелет
Как сахар влияет на головной мозг — Николь Авина
Как простые идеи приводят к научным открытиям
Неожиданная математика на картине Ван Гога «Звёздная ночь» — Наталья Сент-Клер
Что делает татуировки долговременными? — Клаудия Агирре
Хелен Фишер: Почему мы любим и изменяем
Почему мы плачем? Три типа слёз — Алекс Гендлер
Арианна Хаффингтон: Как стать успешным? Высыпайтесь!
Что такое «Всемирная паутина»? — Твила Камп
Дэн Паллотта: Мы в корне неправильно думаем о благотворительности!
Аманда Палмер: Искусство просить
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Самое важное
Собчак идет на праймериз, Хирург штурмует Европу. И что случается с теми чеченцами, которые бросают вызов Кадырову
Первое интервью Рамазана Джалалдинова, бросившего вызов всесильному Кадырову. «Меня ищут в Кизляре и Махачкале»
Вторая попытка Путина, Шустера, НОДа и сотая попытка оппозиции. Итоги недели с Михаилом Фишманом
Ксения Собчак работает над предвыборным образом. «Я вас всех удушу материнской любовью»
Андрей Лошак о самых невероятных героях-одиночках. Выкупить пакистанских рабов, оперировать в Южном Судане и придумать новую Руанду
Подписка на Дождь бесплатно. Наш партнер Рокетбанк готов оплатить подписку за вас
Алла Вербер: самое страшное — признаться самой себе в ужасном диагнозе. Фэшн-директор ЦУМа о том, как справилась с раком и не потеряла любовь к моде
Кашин и народная диктатура. Офшоры виолончелиста, георгиевская зеленка, превращения диссидентов и Путин на космодроме
Джейн Фонда о том, как жить на полную и не бояться стареть
Величайший карманник в мире показывает, как ловко отвлекать внимание. В конце выступления вы тоже окажетесь обманутыми
Почему ради Пасхи власти готовы отменить Первомай. Дмитрий Быков о том, как мы остались без праздника труда
«Лучше 15 человек в Думе, чем 200 тысяч на улице». Дмитрий Гудков о том, боится ли власть повторения Болотной и ждать ли фальсификаций
Легализация непадших женщин, паника в верхах и силовое спасение истории зеленкой. Белковский и Невзоров на пути от конспирологии к астрологии
Все в Россию: как мы стали одной из самых посещаемых стран в мире. Первый вице-президент туроператоров России о последних трендах внутреннего и зарубежного туризма
Леонид Парфенов: когда навязывают одно мнение, нужно напоминать, что богатство в разнообразии. О своей трилогии «Русские евреи», давлении на РБК и закрытии семейного ресторана
День Дождения. Выступление «Мумий Тролль» в Stadium Live
Почему России нужно брать пример с Саудовской Аравии. Кирилл Рогов о планах Кудрина, «Роснефти» и правительства
Зачем Билл Клинтон просил баллотироваться Дональда Трампа. И за кого голосуют Брайтон-Бич и Силиконовая долина
Защитит ли «омбудсмен в юбке» права шведских семей, кто спонсирует Белковского. И как прическа президента влияет на государственный режим
Почему мы до сих пор страдаем от крепостного права? Объясняет Александр Аузан. И как так вышло, что мы платим больше налогов, чем американцы и европейцы