Яна Яковлева: Коррупция наиболее распространена в органах следствия

Кофе-брейк
20 марта 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
С председателем общества «Бизнес-Солидарность» Яной Яковлевой обсудили дело Дмитрия Еделева и то, как сегодня оно характеризует состояние МВД.

Лобков: Это наша традиционная рубрика «Кофе-брейк» на ДОЖДЕ. Сегодня у нас в гостях Яна Яковлева, председатель сообщества «Бизнес-солидарности». Естественно, что мы говорим о последнем событии вокруг МВД. Прежде всего, это дело Дмитрия Еделева, сына бывшего первого заместителя министра внутренних дел Аркадия Еделева, фактически в ведении которого находился весь Северный Кавказ, против которого сейчас идет такая массированная атака и по папе и по сыну. Вот что вы знаете о сыне? Ректор института Пищевых технологий, при обыске найдено огнестрельное оружие, печать, бланки дипломов, на этом основании возбуждено уголовное дело. Тянется ли эта ниточка дальше к Нургалиеву?

Яковлева: При обыске найдено 11 единиц боевого оружия и, наверное, следствие ответит на вопрос, законные они, незаконные. Но 11 единиц, непонятно откуда они взялись, может, папа подарил. Конечно, мы в последнее время видим много очень скандалов, связанных с МВД и, видимо, переаттестация, и реформа совершенно никак не повлияла на милиционеров наших доблестных. К сожалению, скандалы все хуже и хуже. Тянется ли ниточка к… Я думаю, просто так первый замглава МВД, наверное, не работает и, безусловно, эти действия все, мы видим только верхушку айсберга. Какие цели преследуют силовики, мы, я думаю, пока не знаем и вряд ли узнаем, хотя достаточно много слухов о деятельности отца во времена его работы в Ставропольском крае и можно проследить, как рост карьеры отца отражался на росте карьеры сына.

Лобков: Как именно?

Яковлева: Который был сначала депутатом краевого собрания, потом стал спикером краевого собрания после возбуждения уголовного дела на предыдущего спикера.

Лобков: Спикер Уткин, действительно, от «Справедливой России», кстати говоря, то есть, помимо воли правящей партии победил, стал спикером, потом был обвинен в превышении служебных полномочий, в тюремной камере написал прошение об отставке и следующим спикером стал сын Еделева.

Яковлева: Как это удивительно: в тюремной камере во всем признался и написал прошение об отставке и тут же на его место – оп! стал сын главы МВД. Такая чудесная карьера детей высокопоставленных чиновников она, к сожалению, очень типична для России.

Лобков: А ректором он как стал?

Яковлева: А ректором, удивительно, в 2006-м году, он был ректором интересного института под названием Институт рекреации и гостеприимства. Оказывается, такой есть, чтобы вы знали.

Лобков: Это где? В Москве?

Яковлева: Это в Ставропольском отделении университета. Потом он стал ректором уже в Москве института Пищевой промышленности, сейчас говорят…

Лобков: Это когда его погнали из спикеров?

Яковлева: Видимо да. Нет, по-моему, сначала в 2006-м году он был ректором Гостеприимства, потом спикером, а потом уже ректором в Москве хорошо пристроился.

Лобков: Кстати говорят, что здесь, будучи ректором, он тоже проявлял такие значительные амбиции, то есть он, во-первых, пришел с ОМОНом и со своей командой, вычистив всех старых преподавателей. Кроме того, насколько я понимаю, вопрос там о территориях значительный. То есть, они занимали все больше и больше территории в районе Сокола.

Яковлева: О территориях - это один вопрос. Я так понимаю, что еще есть вопрос о том, что один из директоров некоего коммерческого предприятия, который имеет дело с пищевыми продуктами, то есть они, видимо, нуждались в его разрешении, в некой лицензии этого института Пищевой промышленности. И вот существует заявление о том, что он вымогал у него взятки за то, что он даст вот это разрешение и не будет организовывать уголовное преследование этого директора пищевого предприятия. Поэтому такое заявление, оно тоже присутствует, но опять, что за этим стоит, действительно ли помещение или разрабатываются вот эти заявления, мы пока не знаем.

Лобков: Тот факт, что, например, мы знаем, что есть депутаты Госдумы, у которых просто так ничего не бывает. Есть депутат Госдумы Александр Хинштейн, печатает что-либо в газете «Московский комсомолец», мы понимаем, что за этим стоит, как правило, какая-то линия…

Яковлева: Мы знаем, что Следственный комитет за этим стоит. Я в последнее время что наблюдаю по Следственному комитету - даже можно сказать, в общем-то, что какая-то борьба с коррупцией началась. Потому что в последнее время мы видим достаточно много дел организованных Следственным комитетом. Допустим, по делу следователя Нелли Дмитриевой. Это очень крупная группировка, о которой тысячи были жалоб, не тысячи (тысячи они бы не успели), но огромное количество жалоб предпринимателей в отношении вот именно того, что дело фабриковали вот эта группа следователей во главе с генералами - Хорев и так далее. То есть здесь идет некая линия.

Лобков: А сейчас, насколько я понимаю, Дмитриева находится или под подпиской, или в СИЗО. Там как-то ее, по-моему, выпустили.

Яковлева: Нет, ее выпустили, она там в чем-то призналась, видимо дала какие-то показания, которые мы пока не знаем. Ее выпустили, сказали, что у нее плохое здоровье и дома малолетние дети. Хотя это же самое объяснение никогда не работает для предпринимателей. Я знаю, что, например, ко мне много обращаются предпринимателей, которые тоже хотели бы свидетельствовать против нее, но пока не удается дать показания на этого следователя.

Лобков: Но вот, а по Анатолию Еделеву пока у вас нет никаких данных по одной из ключевых фигур?

Яковлева: Пока нет.

Лобков: Дело в том, что как раз в статье Хинштейна приводится сегодня обвинение в том, что он, во-первых, я с ссылаюсь на статью, во-первых, угрожал директору местного желатинового завода уголовным преследованием и, в конце концов, этот завод очень прибыльный возглавила его супруга Ольга. Официальных пока никаких у нас опровержений нет. И, во-вторых, вот эта конечно замечательная история с тем, как сын был продавлен фактически в ставропольскую Думу тоже очень характерно. И с тем, как распределялись деньги президентские на помощь военнослужащим, пострадавшим в ходе боевых действий. То есть, это проходило через счета его личного помощника Эдуарда Григорьева.

Яковлева: Это абсолютно обычная система. И то, что сейчас вскрыли это дело - это дело одного из многих. Я думаю, что каждый чиновник имеет сына или какого-то родственника, который встанет на прибыльный кусок. И этот дальше институт или который он возглавляет, например, как в деле Еделева, он выдает разрешение и коррумпирует предпринимателей, и пытается крышевать предпринимателей. Это абсолютно стандартный, любой институт, выдающий…

Лобков: А много зависело от этого института Пищевых технологий? Вроде университет Пищевых технологий, ходят студенты, можно взятку за экзамен какую-то там получить.

Яковлева: Нет, вы знаете, как у нас все работает: если ты выпускаешь какой-то продукт, ты должен получить сертификат. Одним из составляющих, если не ключевым в получении этого сертификата является документ, который должен выдать этот институт. О том, что да, твоя продукция сосиска без мяса пса бездомного.

Лобков: Очень любил Дмитрий Еделев появляться в кадре центральных телеканалов в разных потребительских программах, проводя личную экспертизу сосисок, соков и так далее.

Яковлева: Видимо, это была его ежедневная деятельность. Он ходил и нюхал, и на этом основании он выдавал разрешение. А в реальности это разрешение стоит денег, и денег немалых. Соответственно, он решал, кому выдавать это разрешение, кому не выдавать (тем, кто отказывался ему платить). Это работает не только с пищевыми. Сертификаций ставилось очень много.

Лобков: Тут в прямом смысле слова, что называется, хлебное место было.

Яковлева: Конечно. То есть любой человек на таком месте, он начинает вымогать. И поскольку этот конкретный человек – Еделев - имеет связи в правоохранительных органах, естественно, инструментом шантажа всегда является уголовное дело. А поскольку у нас предприниматели - это класс, находящийся под риском очень большим, риском именно уголовного преследования, то, конечно, люди и боятся, идут на взятки. Поэтому я подозреваю, что дело там именно завязано на том, что коррупция была как раз в области выдачи каких-то решений и фабрикация дел.

Лобков: Я думаю, что именем своего отца он тоже. Имя своего отца он тоже, я думаю, не скрывал в разговорах с теми своими собеседниками, с которыми хотел наладить взаимовыгодные отношения.

Яковлева: Я думаю, что не то, что имя не скрывал, он просто использовал конкретно эти связи в правоохранительных органах для организации уголовного преследования.

Лобков: Многие ли к вам обращались бизнесмены, которых именно, как выражается, крышуют - сначала кошмарят, а потом крышуют, выражаясь лексикой нашего президента - именно сотрудники сами правоохранительных органов или их дети?

Яковлева: Всегда же все завязано на том, что у нас вообще уголовный топор - это самый такой распространенный инструмент уничтожения бизнеса, уничтожение предпринимателя, или его закрытие в СИЗО. То есть, это самый распространенный инструмент. У нас все право, которое есть, оно сломалось, его нет. Можно сказать, что нет ни гражданского права, ни там мировых судей, есть только уголовное право. Вот почему? Потому что самая большая коррупция происходит в органах следствия, в правоохранительных органах. И как наиболее массовый орган у нас - это МВД. Соответственно, все экономические дела, почти все, может быть дело Мавроди только не сфабриковано, потому что мы его видим, как он действовал, а все экономические дела, они все являются сфабрикованными.

Лобков: Как вы считаете, цепочка от Дмитрия Еделева через «Аркадию» может привести к Нургалиеву? Является ли это частью кампании против Нургалиева?

Яковлева: Я не думаю, что существует какая-то кампания против Нургалиева, но цепочка, конечно, может привести при объективном расследовании и открытом объективном расследовании.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.