Выборы в Красноярске: «Хочешь баллотироваться – вступай в партию»

Кофе-брейк
8 июня 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Лика Кремер

Комментарии

Скрыть
Политолог Александр Кынев о разнице между омскими и красноярскими выборами, криминале в политике после принятия закона о выборах губернаторов и красивой русской традиции – чтобы быть кандидатом, нужно быть партийным.

Лиманова: Сегодня стало известно, что и голосование, и подсчет результатов будет транслироваться в интернете. Это будут первые, после президентских, выборы, которые будут транслироваться через веб-камеры, таким образом пытаются соблюсти принцип честных выборов. В ЦИКе заявляют, что выборы в Красноярске 10 июня и в Омске 17 июня – это репетиция прямых губернаторских выборов. Осенью они пройдут в Амурской, Брянской, Белгородской и Новгородской областях. При этом в Красноярске предвыборная кампания получилась не очень красивой. Напомню, представительство КПРФ выдвинуло своего кандидата Осколкова, потом объединилась в коалицию с оппозицией, на праймериз поддержала справоросса, решила отозвать своего кандидата. А Осколков в этот момент победил в альтернативных праймериз, отказался, заявил, что коммунисты его пытаются отозвать, потому что получили миллион долларов от другого неназванного кандидата в мэры за то, чтобы его сняли с выборов. Как вы прокомментируете? Ничего себе репетиция прямых губернаторских выборов.

Кынев: Во-первых, репетиция ли это? Я бы здесь высказал определенное сомнение. Все-таки правила разные. На выборах губернатора будет совсем другая система, губернаторские выборы будут большим экспериментом. Еще никто не понимает, как система с множеством фильтров, которые они придумали, будет работать. Там столько всего накручено, что даже органам власти реализовать эти процедуры корректно будет тяжелой задачей. Там дико громоздкая схема, при которой выборы будут настоящей пыткой для организаторов. Люди, которые писали этот закон, на мой взгляд, не очень понимали, как на практике все это работает.

Поэтому выборы в Красноярске и в Омске можно считать репетицией, но только с точки зрения теста на общественные настроения. Но опять-таки теста тоже очень условного, потому что любые выборы на должность определяются региональным контекстом, люди в первую очередь голосуют за человека. Не имея личной репутации, на пост мэра избираться нельзя. Рейтинг партии может что-то добавить или убавить, улучшить имидж или ухудшить, но не он – основа.

Например, в Красноярске в декабре ушел в отставку предыдущий мэр Петр Пимашков, один из рекордсменов, он был мэром с 1996 года, пользовался очень высоким рейтингом в городе. Он за годы своего нахождения на посту был в разных партиях, сейчас он депутат от «Единой России», до этого он был беспартийным, с «Отечеством» у него были какие-то отношения. Люди голосовали в первую очередь за Пимашкова и он получал на выборах намного больше, чем получали любые партии, в которых он состоял. Можно посмотреть массу любых примеров, когда личная поддержка кандидата была намного выше, чем поддержка партии, в которой он состоит. Поэтому здесь контекст местный, нельзя говорить, что это прямая калька, и как проголосовали в Омске и Красноярске, так к партиям и относятся.

Чем отличаются друг от друга Омск и Красноярск? Ситуация в Красноярске отличается сильной мозаизацией – большое количество сильных игроков с серьезными шансами. Есть кандидат, который является исполняющим обязанности мэра, его фамилия Булатов, он поддержан губернатором, «Единой Россией» и бывшим мэром Пимашковым. Его главный плюс – за ним стоит популярный бывший мэр, это тоже дает автоматически какой-то бонус поддержке.

Есть несколько сильно оппозиционных кандидатов. Например, от «Справедливой России» - Коропачинский, это крупный строительный предприниматель. Он выиграл праймериз, которые проводила оппозиционная коалиция, в пользу него снялось еще три кандидата, в том числе, кандидат от Прохорова Сенченко. Есть кандидат Осколков – молодой предприниматель, которого выдвинула КПРФ, но до выборов к КПРФ он никакого отношения не имел. С ним как раз случился скандал, он отказался сниматься.

Вчера возник конфуз, который может иметь долгосрочные последствия. По нашему закону партия, которая выдвигает кандидата, имеет право его снять. А вчера он подал иск в суд, и наш самый справедливый суд в мире решил, что КПРФ неправа, что кандидата снимать нельзя. Поскольку до выборов КПРФ ничего уже оспорить не сумеет, несомненно, что процесс продолжится после голосования. Это прецедент.

Лиманова: Может получиться, что выборы могут быть признаны недействительными?

Кынев: Вряд ли. По нашему закону могут быть отменены результаты, только если нарушения в пользу победителя. Вряд ли Осколкова изберут, это моя личная оценка. Понятно, что он своим наличием размывает протестные голоса, тем самым, увеличивает шансы власти. Здесь, наверное, собака и зарыта, почему приняли решение его оставить, а не снять. Я абсолютно убежден, что коммунисты будут судиться дальше.

Лиманова: Коммунисты обвиняют Осколкова в связях с «Единой Россией»?

Кынев: Да, с властью. Они прямо говорят, что в данной ситуации он работает в интересах власти. С точки зрения логики, это так. Я не сомневаюсь, что суды по поводу того, что его незаконно оставили в бюллетене, продолжатся. Это вопрос прецедента, это прямо противоречит нашему законодательству. Если вспомнить, был такой случай осенью прошлого года в Ленинградской области, когда «Справедливая Россия» сняла кандидата из своего списка на выборах в Заксобрание, и его тут же Избирком не вычеркнул. Он стал депутатом, они судятся. Он заседает и к ним не имеет никакого отношения.

Сейчас такая же история в Красноярске. Это говорит о том, что закон – что дышло. Когда хотим – применяем, когда хотим – не обращаем никакого внимания. Это тоже очень показательно с точки зрения того, как у нас работает правоприменение.

Есть еще один кандидат по фамилии Подкорытов, его поддерживает Анатолий Петрович Быков. Кто такой Быков, наверное, все знают – человек, который имеет в Красноярске большое количество личных сторонников. Кандидата Подкорытова мало кто знает, но знают Быкова. Получается, что один кандидат – от власти, и три кандидата – от оппозиции. Соответственно, можно примерно понять, к чему все идет и чем это все, скорее всего, закончится. Как места распределятся на пьедестале, интрига есть, есть интрига с явкой. Три выходных, большой город. Масса людей, конечно же, на три дня куда-то уедет - кто на дачу, кто к родственникам, кто куда-то еще. Сколько людей реально проголосует – это ящик Пандоры, это неизвестно. Посмотрим, что из этого получится.

Поскольку люди, которые участвуют в выборах – статусные, мне кажется, в случае с Красноярском, даже если допустить, что побеждает не базовый кандидат, а один из его оппонентов, то вряд ли бы это было бы трагедией. Мне кажется, что власть готова к любому результату, поскольку и Коропачинский, кандидат от «Справедливой России», до этого был членом «Единой России», и кандидат, которого поддерживает Быков, еще осенью баллотировался от «Единой России» в Заксобрание. Это тот самый случай, когда идут бывшие и действующие единороссы друг против друга, что лишний раз подчеркивает, что в партию власти в регионах записываются не потому, что какая-то общая идеология и взгляды, а потому что так надо, это ритуал такой. Красивая русская традиция: если хочешь баллотироваться – вступай.

Лиманова: Если говорить о предстоящих прямых губернаторских выборах, долгое время, пока их не было, нас пугали 90-ми годами, говорили, что с возвращением выборов во власть пойдут денежные мешки, криминалитет и т.д. Ваш прогноз – нас ожидает что-то подобное, какая-то чехарда у этого входа во власть?

Кынев: В том, что говорят про засилье криминала, есть масса мифологий. Приводите примеры, когда вы говорите о том, что на прямых выборах к власти приходил криминал. Где, когда? Назовите фамилии, пожалуйста. Какой губернатор, за что его посадили?

Лиманова: По-моему, были какие-то истории с людьми, у которых было уголовное прошлое.

Кынев: Которые становились губернаторами? Я что-то не знаю таких примеров. С местным самоуправлением бывали случаи, но надо понимать, что тот же Быков, депутат Заксобрания Красноярского края. Про Быкова все знают, но его любят, потому что он – патриот региона. Когда он баллотировался в одну из своих кампаний, прямо говорил: «Да, я свое отсидел, а они еще нет», имея в виду тех людей, которые сейчас во власти находятся. И люди говорили: да, мы с этим согласны. Здесь тоже не все так просто.

Что касается региональной власти, на самом деле, если посмотреть на качество управления, оно за годы назначений снизилось. Более того, целый ряд губернаторов, к которым высказывались претензии, когда они избирались, их же потом и назначили по новой системе. Дарькина назначили, Илюмжинова назначили, они спокойно до последнего времени своими регионами руководили.

Лиманова: Ждать нам скандалов, «черного пиара»?

Кынев: Криминал – все-таки одна история. Колоритных персонажей из анекдотов – таких губернаторов я что-то не припомню. Все-таки это другой уровень, туда совсем карикатурные не проходят и не проходили. А что касается скандалов – да, конечно, всегда когда речь идет о большой власти, о больших деньгах, используются разные методы. Мне кажется, пока скандалы будут вокруг самой процедуры, поскольку она внутри самой себя очень противоречивая, реализовать ее без конфликтов будет очень тяжело. Сейчас самый большой интерес – просто смотреть, как они эту процедуру будут реализовывать. Интрига – не кто с кем, против кого, а как они смогут выполнить этот чудовищный закон. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.