Владимир Милов: Русские националисты эволюционируют

Кофе-брейк
21 марта 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Лидер движения «Демократический выбор» Владимир Милов прокомментировал информацию о том, что националисты создают свою партию, и объяснил, почему он не войдет в наблюдательный совет при ней.

Давлетгильдеев: Одной из самых обсуждаемых тем этого дня стала статья в газете «Известия», где написали о грядущем объединении российских националистических сил. Якобы националисты создадут новую партию и возглавит ее Константин Крылов и Владимир Тор. А лидер движения «Русские» Дмитрий Демушкин создаст свой альтернативный проект. Документы в Минюст собираются подать уже на этой неделе. Благо, на этой же неделе Госдума должна в третьем финальном чтении принять и новый закон «О правилах регистрации политических партий». Именно эту тему мы и обсудим с нашим гостем Владимиром Миловым, председатель российского общественного объединения «Демократический выбор», который к нам уже присоединился. Здравствуйте, Владимир.

Милов: Здравствуйте.

Давлетгильдеев: Та же газета «Известия» написала и о том, что при этой будущей националистической партии создадут такой самостоятельный надорган, наблюдательный совет, в него пригласили вас и, например, блогера Алексея Навального.

Милов: Действительно, пригласили.

Давлетгильдеев: Было такое, да? Но вы не пойдете?

Милов: Мы отказались войти не потому, что мы против. Мы были бы готовы это сделать, просто сейчас такое турбулентное время, когда много новых партийных проектов появляется, и я уверен, что и журналисты все перепутали и сказали, что мы просто вступили в эту партию, что, разумеется, даже никогда не обсуждалось. И наши сторонники были тоже немножко запутанны этим. Поэтому мы просто честно сказали коллегам, что мы не против, но делать это в конкретной такой форме мы не будем.

Давлетгильдеев: Как вы оцениваете перспективу этой возможно будущей партии?

Милов: Я надеюсь, что перспективы будут хорошие. Вот у этой национал-демократической партии будет учредительный съезд в субботу. Меня туда пригласили. Я планирую там выступить, и я рад, что российские националисты эволюционируют от вот этой дремучей имперской повестки с бородой в капусте в сторону таких более цивилизованных европейских правых партий, которые достаточно популярны в Европе. И что у них можно услышать слова о том, что мы - европейская страна, хотим построить русскую демократию европейского образца. Это позитивная тенденция. Если вспомнить там общество «Память», то, что творилось с РНЕ, и то, что творилось с нашими националистами 15-20 лет назад, то то, что происходит - это хороший тренд и эта партия с достаточно молодым лидером и хорошей энергетикой. Надеюсь, что у нас будет поле для взаимодействия.

Давлетгильдеев: Разрешат, зарегистрируют?

Милов: Трудно сказать, как вообще всей пойдет. Пока, по моим ощущениям, регистрировать будут практически все новые партии, которые будут. В этом и замысел, чтобы создать такой хаос и объяснить людям, что вот при царе было лучше, когда была одна партия, один вождь и так далее.

Давлетгильдеев: Все понимали за кого голосовать.

Милов: Но в любом случае, мы убеждены, что для потребителя, то есть избирателя, конкуренция - это хорошо. Поэтому пусть будет много новых, сильные выживут, слабые отомрут, и слава Богу, что никаких федеральных выборов пока что в ближайшее время нет и все это произойдет вот в этот довольно спокойный период.

Давлетгильдеев: Но зато там есть региональные, муниципальные выборы, в которых в принципе, вот эти новые молодые партии могут начать участвовать и как-то себя показывать.

Милов: Да.

Давлетгильдеев: Вот смотрите, на мой взгляд, поправьте, если это не так, власти крайне не выгодно сейчас разрешать действовать на политическом публичном поле не под контролем националистам. У них есть там свои подконтрольные, типа господина Рогозина, был этот съезд Конгресса русских общин, есть там какие-то такие тоже вменяемые и соглашающиеся с политикой Владимира Путина националисты. Им бы как-то это направление логичнее развивать, а националистам оппозиционерам как раз дороги и зеленого света не давать.

Милов: Тут ситуация изменилась настолько, что власти уже не могут в старых категориях рассуждать, когда они все контролировали. Ситуация очень сильно вышла из-под контроля, это показали парламентские и президентские выборы, и те протесты, которые происходили зимой массовые. Уже явно, в такой степени как раньше власти не контролируют политическую ситуацию. Им придется идти на уступки. Они уже не смогут перекроить политическое поле вот просто по своему хотению. Вот единственное, что они могут в этой ситуации сделать, этому процессу предать как можно более хаотический характер, чтобы за счет этого выиграть. Из-за этого снижение минимальной планки численности партии до 500, удобно, конечно, но будет слишком много новых проектов. Я думаю, что будет мало отказов реально. Скорее всего, думаю, что Лимонову откажут в 501-й раз. Скорее всего, судя по истории с ПАРНАСОМ последних дней, Немцову с Касьяновым тоже не очень хотят допускать до системной политики. Но в любом случае, все что происходит - это возможность для оппозиции, для демократов и для националистов. Будем надеяться, что разумные здоровые силы смогут этим воспользоваться.

Давлетгильдеев: Но то, что даже националисты не могут как-то тоже единение показать, тот же самый Демушкин, который не готов, например, в это же объединение вступать…

Милов: Очень хорошо. Я как раз считаю, что то, что откалываются такие довольно одиозные фигуры, от либерального движения, от национального, и что появляются какие-то более здоровые современные проекты - это хорошо. И мне кажется, что и националистам очень много проблем создавало то, что у них есть такие сложные персонажи, тяжело воспринимаются.

Давлетгильдеев: Условно говоря, партийная линия слишком сильная.

Милов: И у либералов очень много личности, у которых огромный антирейтинг, народ их не любит. Я думаю, что надо как-то избавляться от этого, и вот это создаст возможность для того, чтобы быть конкурентными на партийном поле.

Давлетгильдеев: Но ведь националистам не меньше чем либералам нужны какие-то новые лица.

Милов: Конечно. Я рад, что в той партии национал-демократической, которая создается, доминируют как раз люди нового политического поколения. Уверен, что они смогут. Вот эти люди, которых я знаю, я думаю, что они смогут дать трамплин большинству многих политиков перспективных, таким как тот же Антон Сусов, который лидер Русского Гражданского Союза, молодой парень совсем. Я уверен, что вот это движение как раз в правильном направлении, в сторону того, чтобы в политике появлялось как можно больше действительно эффективных работоспособных новых лиц.

Давлетгильдеев: И к уменьшению радикальной риторики тоже готовы?

Милов: В том числе, да, конечно.

Давлетгильдеев: На ваш взгляд, какой процент такой сильный серьезный националистический блок может получить в течение этих ближайших лет? Может быть, к следующим электоральным…

Милов: Трудно оперировать в таких примитивных категориях, но я бы сказал, что где-то до трети российских избирателей устойчиво интересует вопросы национальной идентичности, вопрос иммиграции, как одни из приоритетов. То есть, вот это то поле, где националисты смогут серьезно искать поддержку. Это от них во многом зависит, насколько они там сумеют привлечь избирателей на свою сторону. Нам это во многом удобно. Потому что если посмотреть на структуру оппозиции сегодня, она во многом левая. Они там все за национализацию, за перераспределение доходов, и так далее. Удобно с националистами разговаривать, потому что там нет вопросов по защите прав собственности или снижению налогов. У нас много общих взглядов на миграцию, на введение виз для среднеазиатских стран. Я думаю, что если на правом фланге будет появляться такие новые мощные структуры - это, скорее, хорошо.

Давлетгильдеев: Например, за введение виз для Средней Азии выступает, в частности, Михаил Прохоров.

Милов: И это правильно, абсолютно правильно. Потому что, скажем, недавно Росстат опубликовал информацию, в соответствии с которой только в прошлом году 250 тысяч новых людей приехало жить в Россию из стран Средней Азии, Южного Кавказа только за год. Только по официальным данным. Можете себе представить, сколько на самом деле! Конечно, это проблема. Это создает серьезный демпинг на рынке низкоквалифицированного труда, прежде всего. Люди эти живут в очень плохих и антисоциальных условиях, высокая криминализация. Все это, конечно, пора заканчивать и у нас, у националистов, здесь абсолютно общий взгляд на пути решения этих проблем.

Давлетгильдеев: Но если сейчас у нас Владимир Путин решит вступит на путь такого умеренного национализма?..

Милов: Смотрите, Владимир Путин опубликовал несколько программных текстов, которые являются не просто текстами, а продолжением всей предыдущей политики многих лет. Он в октябре в газете, кстати, «Известия», тоже написал статью и сказал, что будем держать границу со Средней Азией открытыми. И подтвердил это еще раз в статье на националистическую тему уже ближе к президентским выборам. Для него это принципиальная идея, идея фикс - восстановить Советский Союз, хотя бы с Таджикистаном. И ради этого он готов поступаться, в том числе, русскими избирателями, которых он ставит перед избыточным давлением этой массы эмигрантов из среднеазиатских стран. И я, кстати, знаю, что очень многие избиратели крайне негативно ту риторику путинскую восприняли о том, что хотим гарантировать жителям Таджикистана свободное перемещение в Россию. Так что и Прохоров, и националисты, и мы здесь, в общем, стоим на общих позициях. Я думаю, позициях правильных.

Давлетгильдеев: Вообще, лично ваши действия теперь, со, скажем так, смягчением, если это можно называть смягчением, партийного законодательства…

Милов: Это, безусловно, смягчение.

Давлетгильдеев: Демвыборы в России будут…

Милов: Это, безусловно, смягчение, потому что там есть очень много крючков, которые они убрали. Например, требование по минимальной численности региональных отделений, которое очень мешало. Невозможно в каждом регионе найти 500 активных сторонников. И мы будем регистрировать партию. Мы приняли решение, что как только подписан будет закон президентом, сразу соберем оргкомитет, и до конца мая проведем съезд. Так, судя по тому, как складывается ситуация на либеральном спектре, Прохоров объявил, что не будет форсировать создание партии. Объявили о воссоздании республиканской партии Рыжкова, у которой просто нет структуры, ее надо создавать с нуля: ПАРНАС, похоже, разваливается. Возможно, «Демократический выбор» будем первой новой демократической партией, которая имеет шанс получить регистрацию к осенним выборам и участвовать в регионах, скажем, в той же Твери, или в других регионах, в региональных выборных кампаниях. Мы хотели бы этого добиться.

Давлетгильдеев: А у вас региональная структура жива? То есть у вас есть отделения работающие?

Милов: Да. У нас есть отделения далеко не во всех регионах, но вот у нас уже по состоянию на сегодня, нам нужно минимум 42 региона, чтобы провести съезд. У нас уже есть 44 заявки для участия в нашем учредительном съезде. И уже где-то порядка в 20 регионах у нас давно действуют активные отделения, так или иначе, которые уже довольно много людей ведут какую-то активную деятельность и так далее. Вот в Твери, я уверен, мы сможем провести хорошую кампанию осенью на выборах. Надеюсь, что нас зарегистрируют.

Давлетгильдеев: А вообще, ваш прогноз, появятся к концу года, там, не знаю, десятки новых политических сил?

Милов: Разумеется, плодиться по снижению планки, плодиться новые партии будут как грибы - и в этом одна из целей Кремля. Они хотят создавать вот эту толкучку и хаос, чтобы вообще дискредитировать весь процесс, запутать избирателей и так далее. Но, мы исходим из того, что конкуренция, в любом случае, для потребителей это хорошо. Избирателям будет возможность выбирать, в итоге, лучшее. И мы считаем, что (вот вы говорите об объединении, интеграции партии) это должно происходить путем естественного отбора, когда выживают сильнейшие в конкурентной борьбе. Мы к этой борьбе абсолютно готовы. Думаю, что найдем себе хороших партнеров. Мы договорились об избирательном блоке с «Яблоком», который, даже, несмотря на запрет, мы сможем в итоге все равно создать. И я уверен, что и у нас, и у коллег по Национал-демократическому союзу будут серьезные перспективы на партийном поле.

Давлетгильдеев: А бедные и несчастные избиратели, когда получат эти бюллетени в три метра длиной, где только партий со словом «демократические» будет, например, 15…

Милов: Я как-то недавно в одной из этих дискуссий видел, кто-то сделал фотоскан бюллетеня, который был одним из ранних выборов в позднем Советском Союзе в 90-м году. Где-то в Ленинграде, который еще так назывался, был просто такой огромный бюллетень, такая простыня. Но, тем не менее, их выложили много. И там галочки стояли против одного и того же кандидата, который шел от Ленинградского народного фронта, которого все знали. И в этом смысле вопрос не в простыне, а вопрос в том, что люди в простыне будут искать тех, кому они доверяют. Вот я уверен, что мы сможем добиться доверия избирателей, и в итоге это все, этот временный хаотический период каких-то диких таких проблем, как об этом говорят, не принесет.

Давлетгильдеев: Вот этот, я не знаю, пышный цвет политической партийной жизни как-то связан с уходом, отстранением от активного влияния господина Суркова, бывшего куратора партийных проектов?

Милов: У меня такое ощущение, что вообще это, возможно, было одним из последних планов Суркова. То есть, как только появится давление со стороны общества, чтобы реализовать систему, сделать просто сразу выпуск всех наружу, чтобы создать кессонную болезнь всплытия и вот эту неконтролируемую толкучку. Я считаю, что это одна из последних задумок именно Суркова, которую более примитивные люди, пришедшие на его место, просто тупо реализовывают. Но для нас, мы, наверное, так на это смотрим, это возможность регистрироваться и попадать на выборы оппозиционным партиям по факту становится легче, чем раньше. Все равно трудно, но легче. Значит, надо этим пользоваться.

Давлетгильдеев: Спасибо. Будем следить, в том числе, и за вашими политическими успехами.

Милов: Спасибо.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.