Вице-президент Сотбис-Европа лорд Полтимор: «Дети русских олигархов сводят с ума мировой рынок искусства»

Кофе-брейк
16 мая 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Шедевры мирового искусства в Москве - Сотбис представляет выставку открытие. В Новом Манеже сегодня и завтра покажут будущие лоты известного аукциона. В коллекции: Пикассо, Эль Греко, Кандинский, фотограф Игорь Мухин. На выставке представлены еще около сотни работ, которые можно будет приобрести в Лондоне и Париже в июне. В студии ДОЖДЯ лорд Марк Полтимор, заместить председателя правления Сотбис-Европы.
Белоголовцев: Марк, можно ли сказать, что сегодняшняя выставка подчёркивает, что Россия становится одним из ключевых рынков для вашего аукционного дома?

Полтимор: Без всяких сомнений, безусловно, Россия важна для нас. В течение долгих лет мы видим, что всё больше и больше россиян покупают искусство, причём не только русское искусство, они покупают импрессионистов, старых мастеров, они покупают всё равно драгоценности. Вне всякого сомнения, это для нас новый рынок, для нас на Западе.

Белоголовцев: Я не самый большой специалист в покупке, но меня, когда я впервые прочитал новость, немного удивило наличие Эль Греко, потому что известно, что русские предприниматели любят покупать импрессионистов, любят покупать русских художников. Эль Греко – это же что-то новое для русского рынка, да?

Полтимор: Не столь уж новое, как вы можете подумать. Екатерина Великая покупала замечательных старых мастеров, и Щукин, и Морозов покупали замечательные работы Пикассо, Матисса. Это всё вписывается в давнюю традицию.

Белоголовцев: Если мы говорим об основных покупательских тенденциях на русском рынке, как вы бы оценили вкус тех, кто покупает сейчас искусство в России за большие деньги? И можно ли сказать, что этот вкус за последние 10 лет изменился и вырос?

Полтимор: Без всякого сомнения, безусловно, да. Русские покупают с большим умом, они очень тщательно ищут то, что хотят, и они покупают всегда самое лучшее. Я разговаривал с одним русским, который переехал в Англию жить, и он хотел знать об английском искусстве, он купил 10 серьёзных вариантов книг по английскому искусству, и сказал: «Дайте мне прочитать за лето, и к осени я начну покупать». Он купил самое лучшее из английского искусства, что было можно.

Белоголовцев: Насколько обычна и привычна практика, когда специально для какой-то страны вы устраиваете выставку, предваряющую торги? Это какой-то реверанс в сторону России или это обычная практика?

Полтимор: Я думаю, безусловно, мы здесь делаем выставки с учётом российских предпочтений вкуса, поэтому сегодня мы привезли таких крупных художников, как Эль Греко, Пикассо. Мы прекрасно знаем, что русских коллекционеров всегда привлекают крупные имена. В то же время мы любим немножко поэкспериментировать, мы привезли абсолютно уникальную коллекцию советских фотографий, в основном, они принадлежат ко времени андеграунда. В среднем они стоят тысячу фунтов, а Эль Греко – это 3-4 миллиона. То есть мы ищем новых покупателей, молодых покупателей, но и не забываем о старых, крупных олигархах, которые всегда смотрят на уже известные, устоявшиеся в истории искусства имена.

Белоголовцев: Насколько справедлива оценка, что рынок покупки фотографий сейчас растёт с невероятной скоростью, это самая горячая и актуальная часть рынка сейчас?

Полтимор: Интересно это ваше замечание, потому что для нас по-прежнему это очень небольшой рынок. Но как мы говорим в Великобритании, из желудей вырастают большие дубы. То есть, безусловно, это хороший первый шаг к началу коллекционирования серьёзного искусства. Но, безусловно, это молодое поколение, мои дети увлекаются фотографией, но люди с большими деньгами более консервативны и немного настороженно относятся к рынку фотоискусства.

Белоголовцев: В России постепенно вырастает второе поколение богатых людей, это, возможно, дети тех, кто разбогател в середине девяностых, возможно, новая волна бизнесменов. Отражается ли это как-то на вашем бизнесе? Заметно ли с вашей культурологическо-экономической точки зрения?

Полтимор: Конечно, я думаю, самое интересное явление – это всё более сильный подъём современного искусства, и неважно, русские, бразильцы, азиаты, китайцы, вот это новый рынок. И когда деньги создаются, они хотят что-то новое, интересное, необычное, что не покупали их родители. И в этом плане буквально сумасшедшая ситуация сложилась на рынке современного искусства. На этой неделе в Нью-Йорке наш конкурент «Кристис» продал всё современное русское искусство за два вечера на 1 миллиарда долларов. Вы представляете?

Белоголовцев: Насколько свободно можно будет посетить выставку, чтобы просто посмотреть с точки зрения искусства?

Полтимор: Мы приглашаем и рады видеть россиян, просто широкую публику. Это абсолютно бесплатно, ни пенса не будет стоить, ни рубля. Пожалуйста, приходите. Очень важно увидеть всякое искусство, не только то, что у вас есть в музее Пушкина или Третьяковской галерее, важно увидеть все уровни и все направления искусства. Как я уже сказал, у нас очень широкий спектр фотографий, что интересно, все они будут собраны одним американцем, которому нравилось собирать подпольное советское искусство, и оно раньше в России никогда не выставлялось. Поэтому мы приглашаем широкую публику, также у нас есть каталоги, которые можно купить, а некоторые могут получить бесплатно. Это всё происходит в Малом Манеже.

Белоголовцев: Насколько можно говорить, что у российских покупателей, возможно, у ваших постоянных покупателей уже складываются интересные коллекции с точки зрения выставок, с точки зрения цельного объекта искусства коллекционирования?

Полтимор: Есть очень крупные российские коллекционеры, у которых собрана коллекция международного искусства международного класса на самом высоком уровне. Не называя имена, вы можете увидеть прекрасные, яркие личности в сегодняшней России, которые собирают замечательные коллекции. А если мы посмотрим на газеты, вы можете, конечно, прочитать о Романе Абрамовиче, который купил замечательные работы Фрейда, Бэкона, и он направляет как бы дальше, привлекая широкую общественность к современному искусству. Господин Усманов, который купил коллекцию Ростроповича, которая продавалась у нас в Лондоне. Безусловно, есть очень крупные коллекционеры в современной России, которые во многом привносят новое искусство в Россию, и это искусство мирового класса.

Белоголовцев: Сейчас в мире не лучшая экономическая ситуация, и зачастую в такие периоды люди вкладываются в искусство, в том числе, как денежно-сберегающий актив. Насколько вы сейчас ждёте рекордов на фоне удешевления золота и каких-то других ресурсов для сбережения денег?

Полтимор: Вы в точку попали абсолютно, аутмаркет абсолютно независим от экономических тенденций, то есть деньги люди спасают в искусстве, они хотят вложить во что-то, что они могут потрогать, перевезти, посмотреть и получить от этого удовольствие. И когда возникают проблемы в экономиках, рынок недвижимости нестабилен, рынок искусства – это последнее прибежище, это просто потрясающее по своей надёжности вложение.

Белоголовцев: Насколько можно говорить о рекордах конкретных на торгах, которые идут в Нью-Йорке сейчас?

Полтимор: Мне безумно повезло, мы продали работы Эдварда Мунка, очень его репрезентативная работа, и хотя это норвежский коллекционер купил, а его отец дружил с Эдвардом Мунком, но как вы можете оценить работу Манку, которая раньше не продалась в среднем больше, чем за 2-3 миллиона долларов. И это потрясающая работа, называется «Крик». Мы считали, что это трофейная работа, и мы думали, что она продастся за 18-20 миллионов долларов, на аукционе она приближалась всё ближе и ближе к этой цифре, мы уже нервничали, потому что уже превышало рекордную цену в 4-5 раз. Но поскольку это такая растиражированная картина: она есть на чашках, на сервизах. В результате она продалась почти за 120 миллионов долларов. Это абсолютно рекордная цифра за продажу одного предмета искусства на аукционах. Кто-то может подумать, что подобные цены безумны, с точки зрения среднего человека это какие-то абстрактные цифры, но, в конце концов, люди имеют право тратить деньги по своему разумению, и в этом случае кто-то действительно возжелал купить эту картину. Я думаю, что она будет подарена одному из крупных американских музеев, я не уверен, но думаю так.

Белоголовцев: Насколько я знаю, на торгах планируется выставить довольно большую коллекцию Сюзанны, которых не так много продавалось. Насколько здесь можно ожидать сенсационных и рекордных результатов?

Полтимор: Да, в Нью-Йорке у нас был маленький натюрморт, мы оценивали его от 20 до 30 миллионов долларов, а он продавался чуть выше, чем 40 миллионов долларов. На сегодняшних рынках всё труднее становится найти качественные работы, не то, что они совсем исчезают, просто убеждать людей, чтобы они расстались и продали свои коллекции, но потом они очень высоко взлетают во время торгов, потому что они становятся всё более-более редкими. То есть в итоге борьба за эти работы становится очень-очень напряжённой, а это ведёт к повышению цены.

Белоголовцев: Как вам кажется, нет ли какого-то предела, до которого может расти рынок продажи искусства, именно как часть экономики? Мы же зачастую видела, что вещи, которые казались бессмертными, вырастали до определённого размера, а потом лопались, потому что ну просто невозможно так сильно расти. Нет ли опасения, что такое когда-нибудь может произойти и с искусством?

Полтимор: Такая возможность всегда существует, конечно, но надеюсь, что она не скоро ещё наступит. Даже если мы посмотрим на самые тяжёлые кризисы, то самые ценные работы всегда сохраняли свою стоимость. Люди во всём мире любят видеть красиво, это новые богатые страны, скажем, Индия, мы даже не видели, чтобы там начинались покупки искусства, но даже миллионеры и миллиардеры приезжают из Китая постоянно, и они покупают искусство. Это уже началось. Я думаю, что это ещё будет продолжаться в течение многих лет.

Посмотрите на Казахстан, на Азербайджан, на все бывшие советские территории, которые богаты нефтью, они хотят культуры, они хотят строить свои новые музеи. Рано ли поздно и нефть кончится, они хотят, чтобы люди приезжали как туристы в эти замечательные страны. Я думаю, что современное искусство будет всё более и более становиться сильным. Конечно, и старых мастеров и экспрессионистов будет всё труднее найти, именно лучшие работы, но фотография, драгоценности, украшения, аукционы ценных и редких вин всегда будут. Но через 15-20 лет я уйду на пенсию, надеюсь, это уже будет время радости и интересных свершений для моих детей.

Белоголовцев: Из ваших слов можно сделать вывод, что вряд ли есть в мире более надёжный индикатор финансовой ситуации или финансового состояния, чем покупки дорогостоящих предметов искусства.

Полтимор: Надеюсь, что так оно и будет. Я думаю, что если вы достаточно смелый и у вас хороший глаз, вы можете купить замечательные современные вещи за относительно низкие цены: сотня, тысячи фунтов, просто вы должны суметь увидеть этих молодых художников. Мы видим, что сегодня продаются замечательные художники, о которых 10 лет назад никто не слышал. Очень много всё время производится плохого искусства, это было всегда во все времена. Мы покупаем хорошее, прекрасное искусство, поэтому вы покупаете то, что вам нравится, и получаете от этого наслаждение.

Белоголовцев: Если угадать художника, как вы сказали, и на старте взять достаточно дёшево, насколько развита эта каста или группа людей, которые как раз рассматривают растущие имена в современном искусстве, именно как объект потенциальных инвестиций и потом 100, 200, тысячапроцентных дивидендов?

Полтимор: Мне кажется, что это всегда прыжок с закрытыми глазами. Можно попасть в цель, а можно и промахнуться, об ошибках мы, как правило, не слышим. Задать вопрос, сколько новых певцов в России? Никогда не узнаете, пока они не споют на сцене, но всегда есть резерв замечательных художников или музыкантов, которые со временем выйдут на авансцену. Со временем мы услышим о новых Энди Уорхолах, о новых Пикассо, они есть, они среди нас, они в этом мире. Мы просто должны подождать, они проявятся.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.