Вера Кичанова: Навальный сказал, что наши подписи сгорят, так пусть сгорят красиво

Кофе-брейк
13 июня 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Корреспондент портала Slon.ru слон и одновременно муниципальный депутат района Южное Тушино Вера Кичанова рассказала о муниципальных фильтрах и о том, почему коллеги по оппозиции не всегда поддерживают юных депутатов.

Таратута: Во-первых, я всем советую прочитать текс Веры Кичановой на портале Slon.ru, поскольку разговор от первого лица – это всегда редкость и всегда интересно. Вера описывает, что происходит с ней в последние дни и с ее товарищами по депутатству. Я видела, по крайней мере, набросок вашего текста, и он начинается со слов, что вам приятно, как муниципальному депутату, впервые почувствовать себя нужным. Правильно ли я понимаю, что вы считаете, что это хорошая затея с муниципальным фильтром?

Кичанова: Нет, я не считаю, что это хорошая затея. Я это с иронией писала. Не то, чтобы я себя не чувствовала совсем нужной в последний год, удавалось сделать то, что называется, малые дела. Но от коллег по оппозиции я слышала такие выражения, что вы, конечно, молодцы, кто участвовал в выборах, тем более молодцы те, кто победил, это начало политической карьеры для кого-то, это же несерьезно, настоящие политики не участвуют в муниципальных выборах, это же что-то мелкое, никому не нужное, никому не интересное.

Многие политики, тот же Алексей Навальный, который сейчас баллотируется в мэры, он тогда, как и другие, поддерживал наш единый список независимых депутатов, вешал у себя в блоге этот список, как и многие другие блогеры. Они тогда говорили: «Здорово, молодые ребята пошли», но сами они не участвовали. Ко многим из них, к лидерам оппозиции, к членам КС были вопросы, почему они никогда не участвовали ни в каких выборах. И все говорили, что муниципальные выборы – это как-то не очень серьёзно. И вот оказалось, что на что-то мы хотя бы можем влиять в большой политике, не то, что касается дворов и скамеек.

Таратута: Я задала вопрос именно в том духе, насколько этот фильтр вообще нужен, поскольку многие политологи, эксперты и вообще граждане считают, что это препятствие…

Кичанова: Конечно, он не нужен, потому что мы получаемся выборщиками. Почему мы, а не обычные москвичи решаем, кто пойдет на выборы, а кто нет.

Таратута: А ваши коллеги по муниципальному депутатству вообще готовы к такому серьезному событию в жизни? Вы относитесь к этому с иронией, все также поступают или нет?

Кичанова: Никто, кроме Собянина к этим выборам не готов, только Собянин знал, что они у нас будут в этом году. Поэтому мы готовимся сейчас оперативно, вся прошлая неделя, в каждый день проходили какие-то встречи. Нам, депутатам, звонили кандидаты или представители кандидатов. Так получилось, что люди, которые никогда не интересовались местными вопросами, вдруг стали нам доказывать, что их действительно интересует, может, кого-то и интересует, что им важна местная власть, важно выходить на связь.

Таратута: Как происходит нынешнее общение с уже выдвинутыми товарищами? Кто на вас выходил? Как вообще происходит коммуникация?

Кичанова: На меня пока не так много выходили. Пока первый и единственный вышел Алексей Навальный, который сначала просто переписывался со мной и с некоторыми другими, как я знаю, а потом после Марша оппозиции провел встречу с парой десятков депутатов. Но я знаю, что, в основном, борьба идет за людей, у которых есть медийный ресурс. Вроде Максима Каца, у которого больше 10 тысяч читателей в блоге, и за тех, у кого есть ресурс типа списка депутатов, как Михаил Вельмакин, депутат из Отрадного. Он возглавляет Совет независимых депутатов, соответственно, у него есть база контактов, он собирает их всех на форуме. 15 июня будет форум, где будут выступать кандидаты. Конечно, на таких людей в первую очередь.

Таратута: Вы говорите – борьба. А борьба между Собяниным и Навальным или между кем и кем?

Кичанова: Нет, Собянин ни на кого не выходит, но то, что я знаю…

Таратута: А что такое ресурс Максима Каца?

Кичанова: Это значит, что если его Навальный убедит поставить подпись за себя, он напишет об этом в блоге, то это повлияет, наверное, на других депутатов. Ресурс Вельмакина означал, что вчера получилось организовать встречу Навального с независимыми депутатами. Что я знаю от Вельмакина, он общался с Аленой Поповой, и с Навальным, и с Митрохиным лично, и с представителями от Прохорова. Представители Прохорова позавчера звонили моим знакомым и встречались.

Таратута: То есть вы хотите сказать, что партия так и не определилась до вчерашнего дня?

Кичанова: Да, и вчера на этой встрече всерьез спорили, не стоит ли нам всем Прохорова поддержать. Никто не знал, что он не будет кандидатом, его рассматривали, как серьезного кандидата. Если говорить о том, кого рассматривали, как серьезных, я имею в виду оппозиционных, то там звучал депутат от КПРФ, Митрохин, Прохоров и Навальный.

Таратута: Вам нужно будет поставить галочки напротив фамилий. Как должен в итоге выглядеть этот процесс переговоров? Просто говорят, что галочка должна стоять напротив этой фамилии, а напротив этой не должна? Если мы верим, что может быть использован некий админресурс. Насколько он прямолинейно у вас используется? Вот, что я хочу у вас спросить.

Кичанова: Есть такой слух от депутатов, которые общаются с людьми в мэрии, что мэрия не будет заставлять подконтрольных депутатов, которых большинство сейчас в советах, ставить галочки за Собянина. Потому что у Собянина и так достаточно поддержки, он наберет эти 110 подписей без какого-то нажима.

Таратута: А почему? Это важный вопрос. Вы знаете технологическую процедуру? Потому что у него и так существует большинство, я правильно понимаю, на этом большом московском наделе. Ему совершенно не нужно перекупать вас, условно.

Кичанова: Да, они и так знают, что они за Собянина. Большинство депутатов – это учителя, врачи, даже в моем собрании, директор школы или директор какой-то поликлиники. Что самое интересное – подпись нужна не столько от депутата, а от района. Нужно набрать 110 подписей из 110 районов. Это означает, что больше одной подписи от района условному Навальному не нужно. Это значит, что мы в своем районе, нас двое совсем оппозиционных депутатов, еще несколько, я думаю, можно в переговоры втянуть, и можно будет, я думаю, договориться так, чтобы район дал подпись как можно большему количеству кандидатов.

Таратута: А что происходило вчера на этой встрече? Как Навальный вас агитировал за себя?

Кичанова: У нас еще до Навального родился такой консенсус, что наш единый кандидат – это второй тур, что кто бы за кого не голосовал, кого не поддерживал, но нам нужен второй тур. Потому что это будет серьезным ударом для поддержки Собянина, это покажет, что в Москве есть оппозиционное настроение.

Таратута: То есть Навальный хочет реализовать ту же схему, которую он организовал на думских выборах, которая пока единственный и главный вообще политический успех оппозиции? Голосуйте за кого угодно, только не за Собянина.

Кичанова: Пока еще нет. Пока Алексей Навальный говорит, что второй тур возможен, только если его зарегистрируют. Если он пройдет муниципальный фильтр, то это привлечет очень много людей на выборы и принесет явку. Даже если его снимут по разным причинам: из-за дела по «Кировлесу», из-за президентского фильтра, из-за еще каких-то надуманных или серьезных причин, то все равно снятие такого кандидата привлечет внимание к выборам. Люди придут и дальше будут голосовать за кого угодно. Нам, кроме Навального, как он сам говорит, нужны и другие кандидаты, чтобы был смысл людям идти на выборы. По поводу за кого голосовать, он сказал, что пока еще не знает, будет ли он агитировать за кого-то конкретного или как на думских выборах, за любого другого. Потому что непонятно, кто что скажет, кого поддержит.

Таратута: Совершенно очевидно, что выборы назначены внезапно, и мэрия не скрывает, что она выбирала самый оптимальный для себя момент, и всё же. Если смотреть на оппозиционные наши силы трезвым и критическим взглядом, разве кто-то может быть не готов к выборам? И не нужно ли готовиться к чему-нибудь загодя?

Кичанова: Нужно, конечно. Насколько я знаю, оппозиция начала готовиться к выборам в Мосгордуму, об этом уже шли какие-то разговоры, переговоры. Кто-то писал у себя в блогах из лидеров, у кого какие списки. Митрохин заявлял, что половину списка собирался отдавать «Яблоку», половину – гражданским активистам. Про мэрские выборы пока еще никто не говорил. Ожидалось, что смотр сил будет на выборах в Мосгордуму, а потом уже из этого будет понятно, какой у нас расклад по поводу выборов в мэры. Вот мэрия смешала все карты.

Таратута: Насколько, по-вашему, Алексей Навальный хочет идти в мэры? Насколько для него это серьезная история или это просто проба сил?

Кичанова: Алексей Навальный честно сказал, о чем я пишу в своем тексте, он нам фактически предложил сжечь подписи. Кто выиграет эти выборы? Понятно, что Собянин. Соответственно, куда бы мы подписи не отдали, они все равно сгорят. Как сказал Навальный, если мы их отдадим за него, то они сгорят ярко.

Таратута: То есть привлечение внимания к этим выборам…

Кичанова: Это очередной этап делегитимизации власти.

Таратута: Любопытно, насколько серьезно каждый из кандидатов относится к этому этапу своей судьбы. Насколько Алексей Навальный, представим, что нет дела «Кировлеса», хотел бы стать мэром Москвы?

Кичанова: Я всё-таки не пресс-секретарь Навального. Понятно, что последние несколько лет он занимался не московскими, не городскими проблемами. Хотя, в чем его обвиняют некоторые депутаты, он уже ответил, что когда он состоял в «Яблоке», он ими занимался, он создавал Комитет защиты москвичей. Понятно, что в последние годы он занимался не этим, он занимался «РосПилом», доброй машиной правды, и у него не было в ближайших целях становиться мэром. Насколько мы помним, он в эфире «Дождя» заявлял, что он хочет стать президентом.

Таратута: Но он нам не рассказывал, каким способом он хочет стать президентом, через мэра, главу МВД или что-то такое. Он говорил, что его амбиции включают в себя это тоже. Я хочу вас спросить как муниципального депутата: была нашумевшая публикация, Елена Ткач написала какой-то гневный манифест и говорила о том, что она подверглась либеральной пропаганде. Буквально эта пропаганда исходила от некой команды Навального, что все ее заставляют мучительно голосовать за Алексея, а она против и страшно мучается. Я считаю, что человек имеет право не голосовать за Навального. Слышали ли вы о такой набрасывающейся, агрессивной рекламе, которая касалась ваших коллег?

Кичанова: Агрессивной рекламы я не заметила. Я уже сказала, что реклама была со всех сторон. И даже то, что Навальный лично пришел, а кто-то присылает своих помощников, это говорит, скорее, в пользу Алексея. По поводу поста Лены было не очень понятно, зачем. Велись какие-то споры, не все поддерживают Навального, не все поддерживают Митрохина, кто-то очень агрессивно настроен против Митрохина, для кого-то Прохоров – вообще не вариант, сейчас он вообще не вариант, при этом я не помню таких гневных манифестов, что ни в коем случае, не за этого конкретного человека. Поэтому вызывает вопросы, конечно, и это все удивительно.

С другой стороны, есть ряд депутатов, и они были вчера на встрече, я тоже об этом пишу, которые считают, что в выборах мэра должны участвовать крепкие хозяйственники, а не радикальные оппозиционеры. Одна из них мне в личном разговоре сказала, был пост о том, что мы должны сделать эти выборы плацдармом для борьбы с режимом, она сказала: «Я не хочу жить в плацдарме, а хочу, чтобы у меня газон был под окном». Есть и такая точка зрения. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.