Ведущий преподаватель Центральной автошколы «Безопасность» Александр Клейнерман: водитель «КамАЗа» принял неправильное решение

Кофе-брейк
15 июля 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Мария Макеева
Теги:
Авария

Комментарии

Скрыть
Обстоятельства крупного ДТП на территории «Новой Москвы», при котором груженный щебнем «КамАЗ» протаранил пассажирский автобус, Мария Макеева обсудила с ведущим преподавателем Центральной автошколы «Безопасность» Александром Клейнерманом. 
Макеева: Увы, печальный повод. Сегодня День траура в Москве и Московской области в связи с событиями, произошедшими под Подольском в минувшую субботу, в связи со страшным ДТП, в котором погибли 17 человек. И сегодня день таких многочисленных реплик и предложений на тему того, что можно было бы сделать, чтобы предотвратить подобное развитие событий в будущем.

Вот, если коснуться законодательных инициатив, то их две. Один – закон, который вступит в силу ноябре. Это закон, обязывающий иностранцев-водителей пересдавать на водительские права уже здесь, в России. И второй – не закон, а предложение сделать это законом, прозвучало оно от врио мэра Москвы, кандидата в мэры Москвы Сергея Собянина, чтобы считать нарушение ПДД поводом для выдворения человека из страны в том случае, если этот человек иностранец. Что вы скажите об этом? Поможет ли первый закон и стоит ли задуматься о втором?

Клейнерман: Ну, что касается закона о безопасности в новой редакции, которая вступает в ноябре месяце, безусловно, это прогрессивно. В общем-то, это во многих странах существует – необходимость пересдать по правилам в данной стране, если иностранец приезжает к нам. Различия все-таки, хотя мы члены международной конвенции, но, тем не менее, отдельные нюансы есть в каждой стране, поэтому их необходимо знать и пересдача правил, безусловно - правильный шаг. А вот что касается выдворения лиц, нарушивших правила… Ну, что значит нарушивших? Ведь если вернуться к этой страшной трагедии, сообщается, что водитель 6 раз нарушал правила и это дает повод еще раз подумать о том, что напрасно, наверное, Госдума наша отказалась от введения балльной системы. Если бы была балльная система, он бы не был за рулем после шестикратного – накапливались бы эти нарушения.

Макеева: Вы думаете, не было бы? У него грузовик был снят с учета. Это к вопросу о том, что по закону происходит, а что нет. Он не должен был на этой машине в принципе ездить, однако он на ней ездил. А так бы ездил с просроченными правами - то же самое.

Клейнерман: Ну, то, что она была с транзитными номерами – это не основание его не допустить. А вот то, что он шесть раз нарушал и мог еще 60 раз нарушить и продолжать водить – вот это явный вопрос. Потому что если бы была балльная система, то тогда бы он был лишен прав и так далее. Ну, а тем более у него иностранные права. Но даже не в этом дело. Просто сказать, что нарушил и до свидания, значит, надо знать, ну, грубость нарушения. Одно дело, когда за стоп-линию заехал на регулируемом перекрестке – это уже нарушение, но не такое катастрофическое, если оно ни к чему не привело, а совсем другое дело – выезд на встречную, нарушение правил обгона и так далее. Поэтому этот вопрос, если бы опять он был количественно связан, можно было бы обсуждать. А так просто – это неприемлемо наверняка.

Макеева: Мы сегодня спросили наших зрителей, такой традиционный вопрос дня задаем. Вот по новому закону работающие в России иностранцы-водители должны пересдавать на права внутри страны, поможет ли это? Сейчас посмотрим, как отвечают на этот вопрос зрители. Я хочу, чтобы вы выбрали тот, который вам кажется наиболее правильным или предложили свой.

Клейнерман: По поводу того, чтобы купить права – это все-таки устарело в значительной мере.

Макеева: А это самый популярный вариант ответа у нас на сайте.

Клейнерман: Это у нас сложилось такое впечатление. Действительно, некоторое время назад это было довольно просто, но сейчас уже приняты меры определенные. Скажем, все время меняют состав экзаменационных групп в разных районах ГАИ. Они сегодня в одной, завтра - в другой.

 Макеева: То есть, подорожало.

Клейнерман: Я не знаю цены, но я знаю, что руководство ГАИ принимает меры для того, чтобы это исключить, тем более, что сейчас все оборудовано регистрационными устройствами.

Макеева: Это правда работает?

Клейнерман: Да, это работает. Ну, а если вы говорите, что подорожало, проще, наверное, выучиться и сэкономить. Что касается дорог – это общая наша беда. По статистике, от 3 до 20% причин ДТП – это состояние дорог. Я согласен с теми, кто говорит, что пересдача правил. Не то, что не умеют водить, это связано с вождением. Все-таки, сейчас машины довольно просты в управлении и люди, имеющие права, и практику вождения, видимо, имеют. А вот то, что не знают наших правил или даже этика водителя на дороге – необходимый элемент безопасности – взаимоуважение и так далее – вот это, что требуется и в наших водителях, а тем более у иностранных, которые у нас работают.

Макеева: Вообще вот этот случай под Подольском как вы скорее склонны рассматривать? Это, скорее, трагическая случайность или?..

Клейнерман: У меня есть информация: КАМАЗ, подъезжая по второстепенной дороге к регулируемому перекрестку, приехал по левой встречной полосе. Почему? Та информация, которая есть, говорит, что там у него замерен тормозной путь одного колеса, оно было заблокировано. Значит, во-первых, видимо, неисправное техническое состояние. Первая коренная ошибка. В связи с этим неправильный выбор скорости. Он, подъезжая к перекрестку, видя, что перед ним стоят машины, и тут катастрофически неверное решение – он принял решение уйти влево на свободную полосу. А если бы он ушел вправо, во-первых, было бы какое-то искусственное торможение об бордюр или препятствие. Во-вторых, в крайнем случае, он пострадал бы один, а выйдя на встречную полосу, выехав на перекресток и увидев там автобус, он начал крутить, что привело к центробежной силе опрокидывания, к этой трагедии. Вот тут получается целый ряд факторов и техническое состояние - коренное. Может, поэтому машина и имела номера транзитные, что ее собирались… Во-вторых, неправильный выбор скорости. Неслучайно в правилах есть ключевой момент про выбор скорости – 10.1. Ну и как сумма – это неправильное решение в критичной ситуации.

Макеева: Конкретно при таких обстоятельствах помогло бы, если бы этот человек пересдавал на водительские права в России?

Клейнерман: Не исключено. Потому что принятие решение в критичной ситуации, мы об этом говорим, водитель постоянно управляет средством повышенной опасности и не только его жизнь, а всех окружающих, и тут, выехав налево… Ну, бог бы дал, никого бы не было, а вот такая трагедия случилась. Уйдя вправо, он мог сам пострадать, но спас бы жизнь другим.

Макеева: А как сейчас при обучении молодых водителей, существует какой-то курс, что делать в ситуации, если? Потому что когда я сдавала на права, ничего такого не было.

Клейнерман: Ну, во-первых, это зависит, как и любое образование – кто обучает этому.

Макеева: В билетах ГАИ по теории этого точно нет.

Клейнерман: Ну, понимаете, выучить просто билеты, но ездим-то по правилам, а не по билетам. Поэтому недостаточно просто знать билеты. Вот поэтому, когда люди ходят в школу, им показывают и рассказывают о таких вещах: о принципах принятия решения, алгоритме принятия решения и так далее. И на это надо обращать внимание, а не просто запомнить, что это билет такой-то и здесь делаем так, а жизненные ситуации.

Макеева: Как по вашему наблюдению, группа риска на дорогах, это все-таки водители-мигранты, которые не умеют водить, может, молодые водители неопытные, которые неправильные решения принимают, те, кто по мобильному телефону разговаривают за рулем?

Клейнерман: Эта статистика есть о том, какой факт приводит к ДТП. Что касается начинающих водителей, они вначале не так опасны, из-за неумения они более осторожны. А вот что касается, как вы говорите, мигрантов, беда даже не в том, что они не умеют водить, они в таких условиях, когда они вынуждены гнать для того, чтобы заработать. Сейчас вот многие водители грузовиков и КАМАЗов говорят: «А нас заставляют работать по 10-12 и так далее часов в сутки, перегружают». Не исключено, что и этот КАМАЗ был… Я не знаю, но если его так опрокинуло, центр тяжести заведомо был выше, да и тормозной путь поэтому был больше и так далее. Что он был перегружен сверх меры – это уже нарушение правил.

Макеева: Кажется тоже ужасной несправедливостью, что последствием этого в плане обсуждения стали только мигранты, вот целью этих обсуждений. А как вот компании, действительно, которые владеют, в данном случае, неисправным средством?

Клейнерман: Конечно, работодатели, они, безусловно, несут ответственность и за перегруз, и за то, что ставят в такие условия водителя. А ведь водитель – оператор средства повышенной опасности. Одно дело рабочий на стройке, но и то он может кирпич уронить, если он усталый, а уж управляя 12-15 тоннами, конечно, водитель должен быть в форме. И правила запрещают управлять в состоянии болезни, усталости и так далее. Так что тут и в этом отношении нарушаются правила, и работодатель виноват в не меньшей мере, чем сам водитель.

Макеева: Сам вот этот закон о безопасности, который вступит в силу в ноябре, он какие-то еще имеет пункты, которые могут исправить недочеты сегодняшние?

Клейнерман: Пожалуй, вряд ли. Закон – это ведь основа. Подзаконный акт – вот основное, что может решать проблему.

Макеева: Спасибо большое.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.