Ведущий ДОЖДЯ получил урок от тренера Джима Керри, Хэлли Берри и Брэда Питта

Кофе-брейк
29 мая 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
С 30 мая по 2 июня в рамках фестиваля «Черешневый лес» по приглашению актерской школы Cinemotion, Ингиборги Дабкунайте и компании Star Power Agency пройдут семинары Иваны Чаббак. Она работает с Брэдом Питтом, Шарлиз Терон, Джимом Керри и еще со многими обладателями «Оскара» и других премий. Перед началом занятий Ивана Чаббак пришла на ДОЖДЬ и рассказала Никите Белоголовцеву, как проходят ее занятия со звездами Голливуда. 
Белоголовцев: У очень многих, как и у меня, я уверен, возник вопрос – актёрский тренер, что он делает с актёрами?

Чаббак: Что я делаю с актёрами? В каком смысле?

Белоголовцев: Как вы их тренируете?

Чаббак: Существуют разные способы, существуют занятия, во время которых группа людей на разном уровне работает, на уровне начинающих, продвинутых. У меня шесть преподавателей, которые работают на этих разных уровнях, а я веду уже самый продвинутый уровень – уровень мастерства. Я также напрямую работаю со звёздами дома, мы работаем с ними над сценарием, мы рассматриваем тот материал, с которым они должны работать, придумываем те варианты, которые они потом будут должны воплощать на экране.

Белоголовцев: А как это вообще происходит? Условно говоря, к вам приходит Джим Керри и говорит: «Ивана, мне бы поработать над плачем, что-то я чувствую, что у меня плач испортился», или его отправляет режиссёр и говорит: «Слушай, у Джима не получается пингвин в этом фильме, надо как-то с ним поработать». Как это вообще?

Чаббак: Итак, как ко мне пришёл Джим Керри. На самом деле довольно давно, ещё до того, как он стал знаменитым, он уже снимался в трёх фильмах, в сериалах, но они провалились, и он не мог получить никакие роли нигде. Поэтому он позвонил мне и сказал: «Не можете ли вы мне помочь с моей карьерой?», я сказала, что попробую. В тот момент ещё никто не знал, кто это такой. Он пришёл ко мне, я открываю дверь, и стоит Джим Керри: «Здравствуйте, я Джим Керри, я к вам пришёл», я даю ему сценарий, чтобы он почитал. И вдруг он ничего не делает, я ему говорю: «Джим, где вы? Я вас потеряла», он потерялся, он ничего не делал, он стал обычным человеком, я ему сказала: «Джим, я не вижу вас, вы должны быть самим собой, это то, что привлекает людей – именно то, как вы ведёте себя». Именно когда он пытался на своих сильных сторонах основываться, быть смешным и интересным, сохранив все вещи, которыми он знаменит, это помогло ему стать тем, кем он стал сегодня.

Белоголовцев: А вы не могли бы показать какое-то из упражнений, которое вы делали с Джимом? Потому что я его абсолютный фанат. Как это вообще выглядит?

Чаббак: Нет, потому что мы обычно начинаем работать так, что я хочу от вас. Есть определённые секреты, и нам нужно больше времени, нам нужно поговорить о вас, о ваших родителях, о ваших подругах, были ли у вас интересные опыты с таким же полом, как ваш, может быть, кто-то вас когда-то трогал не так, как надо. Всё это то, с чем вам пришлось сталкиваться, у каждого человека есть своя секретная жизнь, которую они не хотят рассказывать никому другому. Мы это прорабатываем, и, основываясь на этом, ищем какие-то свои приёмы. Дело в том, что Джим Керри получил все свои награды, потому что мы находим в нём что-то, что очень его отличает от других людей. Я заставляю уходить людей от каких-то безопасных шагов, заставляю пересекать какие-то границы. Это должно исходить из каких-то тёмных сторон, из каких-то страстей. Поэтому мы сейчас не будем это делать, это довольно страшно.

Белоголовцев: Сколько это занимает времени? Это же огромный психологический курс. Если бы пришёл я к вам с улицы и сказал, что две мои передачи провалились, спектакль, который был в театральной студии, тоже не удался, спасите и перезапустите мою карьеру. Сколько бы это времени у нас заняло?

Чаббак: Все люди разные. Некоторые учатся быстрее, потому что они открытие, а некоторые очень защищают свой внутренний мир, а иногда люди просто не понимают, что это такое. У них есть какие-то мягкие места, страхи, и я должна помочь понять им, что это, это часть моей работы. Это может быть быстро, это может быть долго. Но люди, которые уже стали звёздами, которые уже чего-то достигли, они сначала приходят на мои занятия, а потом мы уже работаем индивидуально с ними над сценариями. Любой фильм, любое шоу, над которым мы работаем, мы хотим его сделать ещё лучше. Я хочу, чтобы они росли ещё выше. Например, вы сейчас находитесь здесь, давайте подвинем планку, давайте поднимемся дальше. Всем актёрам я говорю, что мне недостаточно хорошего, мне нужно невероятное, отличное. Мне не нужно среднее качество, если вы работаете со мной, я действительно добьюсь от вас чего-то удивительного. Но вы должны мне доверять на этом общем пути, мы должны друг другу доверять и доверять секреты.

Белоголовцев: Это же, наверное, требует каких-то серьёзных знаний в психологии, потому что это же настолько тонкая материя, что это можно всё разрушить просто в одну секунду: уверенность в себе, внешнюю уверенность.

Чаббак: Если вы будете работать так, как я преподаю, мы просто находим какую-то боль и используем её, как топливо, для движения дальше. Мы не остаёмся и не сидим на этой боли, мы используем её энергию, чтобы преодолеть все эти секреты. И говорим, что я не хочу быть больше жертвой, я не хочу больше чувствовать эту боль, я хочу её преодолеть. И возьму этот сценарий и найду способ преодолеть все свои проблемы. Решая эти внутренние проблемы, актёр помогает и аудитории, своим зрителям понять что-то новое. Если вы перед камерой решаете какие-то проблемы и если вы понимаете, что что-то внутри своего сердца вы преодолели и решили, то и ваши зрители видят это, понимают это, осознают. Они понимают насколько это прекрасно и здорово.

Белоголовцев: Что будет происходить на ваших семинарах в Москве? Можете что-нибудь, может, показать на мне?

Чаббак: Я называю это «шатром молчания». То, о чём мы говорим, то, что мы делаем вместе, становится нашим безопасным частным местом, и это как раз то место, где они поймут, что они могут рисковать. За два дня я помогла что-то сильно изменить в своей жизни. Но во время этих семинаров они должны чувствовать себя очень безопасно, мы должны чувствовать связь друг с другом. Это не то, что я какие-то движения показываю, вам должно быть очень спокойно, и даже если вы упадёте или что-то произойдёт, всё равно вы должны быть очень спокойны. Как говорила Шарлиз: «Я понимала, что падаю вниз, но я чувствовала себя при этом очень спокойно и безопасно».

Белоголовцев: Это какой-то тренинг личностного роста, это на что-то такое похоже?

Чаббак: Это не так связано с личностью. Например, Джим Керри, у него есть определённые черты, и личность у него уже есть, этого уже достаточно, это действительно интересно, это уникально. Каждый человек уникален, если вы понимаете свои недостатки, свои проблемы, это и делает вас необычным. Я помогаю вам развить эти черты, которые делают вас индивидуальностью.

Белоголовцев: Были ли случаи, когда к вам кого-то отправляли или просили вас с кем-то позаниматься, видя какую-то проблему? Возможно, агент видел проблему у своего подопечного, которому чего-то не хватало. Или к вам приходят только сами и только сами актёры вас о чём-то просят?

Чаббак: И главы студий направляют актёров ко мне, актёры приходят через агентов, актёры приходят сами, иногда друзья советуют прийти. Я всегда им говорю: «Я люблю вас, я восхищаюсь вами, неважно, откуда вы пришли». Я вообще работаю довольно много с афроамериканцами, сначала звонит агент, например, Хэлли Берри. Она позвонила мне и сказала: «А можно мы поработаем вместе, я знаю, что вы такой известный человек», они такие милые, такие приятные, скромные. Они не звёзды, самые известные звёзды Голливуда – это очень приятные люди.

Белоголовцев: Она вам так позвонила и так разговаривала уже, когда была известной актрисой и была звездой?

Чаббак: Да, дело в том, что я как раз направила её в новое место. Я вызвала как раз эту перемену, когда она превратилась из красивой девочки в лауреата премии «Оскар», я помогла ей взойти на пару уровней выше, чем то, что у неё уже было.

Белоголовцев: А можете назвать её первые фильмы после занятий с вами? Можем ли мы сравнить и увидеть разницу?

Чаббак: Посмотрите «Бал монстров», а те фильмы, которые она делала до этого, например, «Рыба-меч», когда она грудь старалась показать, я не хотела, чтобы она это делала. Эта сцена занимала 2-3 секунды, но я ей сказала: «Давай посмотри не на эту, а на ту власть, которую ты имеешь над мужчинами». Есть вещи, которые могут заставить мужчин просто растаять и стать твоим рабом. И когда ты это делаешь, ты как бы показываешь, что у тебя есть над мужчинами власть. То есть мы говорили о власти и о том, чтобы другим давать эту власть.

Белоголовцев: Я знаю, что все тренера, какие-то ни были, не любят говорить о любимых учениках, но, может, вы можете сказать, кто совершил самый большой прогресс от момента, когда он пришёл к вам, до момента, кем он стал в итоге?

Чаббак: Нет, я не могу сказать, я очень люблю своих учеников, мы обсуждаем очень частные вещи, иногда они мне говорят о том, о чём они не говорят даже в семье. Потому что это помогает им создавать очень красивые картины на сцене и на экране. Я не могу сказать, что этого актёра я люблю больше, чем другого, я немножко смотрю на это как родитель, я не могу сказать, кого из детей я больше люблю. Каждому из них нужно что-то особенное.

Белоголовцев: У звёзд, насколько я понимаю, очень напряжённый и тяжёлый график. Как они выкраивают время для занятий? И может ли это быть так, что мы позанимались, а теперь перерыв на месяц, или это постоянный процесс?

Чаббак: Это постоянный процесс. И человек достиг это всё именно из-за той работы, которую мы с ним делаем. Для того, чтобы стать кем-то ещё, чтобы продвинуться дальше, им нужно работать дальше. Это должно стать основным моментом в их жизни. Я знаю актёров, которые во время гастролей по Европе вернулись ко мне на один день, и мы работали 10 часов без перерыва на еду, ни на что, чтобы проработать каждую сцену в сценарии для того фильма, над которым он должен был продолжить работать. Дело в том, что слова часто говорят неправду, а поведение человека всегда истинное. Поэтому эти слои, над которыми мы работаем, и это богатство, как люди себя ведут, что они делают и как они воплощают это, вот над этим мы работали 10 часов. То есть человек прилетел из Европы ко мне на один день – это то, как я работаю с актёрами. На первый план выходит сущность, и я для них главный приоритет. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.