Валентина Мельникова: студенты, не волнуйтесь. Если эти старые мухоморы что-нибудь придумают, мы найдем на них управу

Кофе-брейк
21 февраля 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Мария Макеева
Теги:
армия

Комментарии

Скрыть

Предложение призывать студентов в армию на летних каникулах, поступившее сразу от нескольких ректоров российских вузов, в программе КОФЕ-БРЕЙК обсудили с ответственным секретарем Союза комитетов солдатских матерей России Валентиной Мельниковой.

Макеева: Вы, конечно, ознакомились с этим предложением. Как вам оно?

Мельникова: Это большая интрига, потому что полторы недели назад я слышала этот вариант в совершенно другом исполнении, что это помощь военным кафедрам, чтобы ребята по техническим специальностям, по медицине, и переводчики, могли познакомиться с теми воинскими частями, в которые они, если захотят, могли бы прийти на три года послужить по контракту. Там был ещё один вариант, что это гуманизация службы по призыву, на это у меня было возражение. Причём тут служба по призыву, если это военная кафедра? Им не надо служить по призыву, они будут офицерами. Утечка информации такая - Министерство обороны предложило ликвидировать военные кафедры вообще, что очень здраво и давно надо было сделать, а ректоры, не желая терять бюджетные деньги и какие-то свои возможности, решили пожертвовать своими студентами, чтобы сохранить военные кафедры. На мой взгляд, это так выглядит, но документов нет, это пока обсуждения и слухи. На прошлой неделе Шойгу должен был встречаться с советом ректоров, но, я так понимаю, что встречи пока не было.

Макеева: Как объяснить то, что ректоры так поступают?

Мельникова: Если это действительно борьба за бюджетные деньги, то я, честно говоря, любого ректора понимаю.

Макеева: А как тут будут бюджетные деньги распределяться?

Мельникова: Для того, чтобы была военная кафедра, должны быть преподаватели, у них часы, у них студенты, студентам доплачивают, там денежки какие-то гуляют. А если военные кафедры ликвидируют, то всё это накрывается медным тазом. Пока очень трудно о чём-то говорить. Если действительно Министерство обороны решилось на такой разумный поступок – закрыть всё к чёртовой матери и готовить своих офицеров в своих университетах и училищах – это неплохо. Наверное, есть какие-то ещё разумные вещи, потому что полторы недели назад разговор шёл о том, что это в первую очередь те ВУЗы, которые готовят по воинским специальностям для ракетных войск стратегического назначения, военно-космических войск, для строителей, то есть там, где действительно реальные технические специальности, где лейтенанты нужны не просто командовать, а с какой-то профессией.

Макеева: Студенты в шоке. Артём Хромов, глава студенческого союза, комментируя это «Интерфаксу», сказал, что «предложение ректоров направлять учащихся в военные части на три месяца пагубно скажется на их успеваемость, а в итоге - на профессиональной подготовке.  В течение нескольких месяцев студента не смогут обучить военной специальности, но несение военной службы оторвёт от учебных пособий  и университетской скамьи. В нашей стране сильно упал престиж службы в армии, потому применяются попытки использования административного ресурса для привлечения молодёжи в ряды военнослужащих. Согласны вы с Артёмом?

Мельникова: У нас престижа не было уже много-много лет, поэтому не зря в конце 80-х организовались комитеты солдатских матерей. Я могу успокоить студентов только одним: если их попытаются отправить в войска вот таким странным способом - рядовыми, ни один из них по здоровью не может быть направлен рядовым по призыву, поэтому они могут спокойно любое решение о своём призыве оспаривать в суде. Ну нет у нас здоровых, я знаю это точно, я к сожалению, вижу ежегодно тысячи людей и десятки тысяч документов. Тем более всё это непонятно, потому что когда он выпускается офицером, требование к здоровью намного ниже. Мересьева помните? Так вот он вполне мог быть офицером по контракту. У них другие возможности и с точки зрения медицинской помощи, и с точки зрения режима в мирное время, во всяком случае, и с точки зрения ответственности государства. Если с офицером-контрактником что-то происходит, то государство отвечает в полный рост: за гибель - 2,5 миллиона рублей, за тяжёлую травму – 1 миллион, а призывник получил свои 60 тысяч страховки - и гуляй себе , несмотря на то, что инвалид первой группы.

Макеева: А как, по вашим наблюдениям, это всё завертелось после того, как Шойгу стал министром, или это раньше ещё началось?

Мельникова: Не знаю, в прошлом году в первой половине года никаких идей в Министерстве обороны  я не слышала, никто не спрашивал, никто не обкатывал. Я надеюсь, что все помнят, что в 2008 году, когда началась заварушка, что отменят все отсрочки, у нас была возможность, и мы вместе с «Ромил Мониторинг» провели тогда общественное мнение именно студентов, их семей и преподавателей. Оказалось, что практически 70% этих людей готовы выйти на улицу, чтобы опротестовать отмену отсрочек. Это резонно, ведь что такое сейчас обучение? Может, не половина, но много людей учится на платном обучении, те, кто учится на бюджетном, они прошли туда с боями, у них высокий ЕГЭ, у них какие-то таланты, олимпиады. Ради чего бросать это всё и ставить под удар своё обучение? Я очень хорошо понимаю, но с другой стороны, хотелось бы, чтобы совет ректоров и господин Садовничий объяснился по этому поводу с народом.

Макеева: А вы с ним планируете как-то встречаться, общаться?

Мельникова: Я не планирую, потому что не такая ситуация. Битва за бюджет - это пока не в компетенции Комитета солдатских матерей, мы, конечно, пытаемся контролировать.

Макеева: Тут битва уже за молодёжь разворачивается.

Мельникова: А молодёжи мы и так объясним с помощью журналистов, что ребят, ничего не бойтесь, если даже эти старые мухоморы что-то придумают, мы найдём противоядие, если это будет вам неудобно. У меня нет других слов, у нас министр обороны на нашей истории уже девятый, и всякое мы видели, дай Бог, чтоб не было войны. Но эти странные игры, это пока всё без Шойгу, человек новый пришёл, и все, у кого были какие-то идеи, пытаются ему быстренько вывалить. Это выглядит, конечно, очень неприятно. Я надеюсь, раз всё так плохо с деньгами на военной кафедре, ведь  идёт часть какая-то бюджета и от Министерства обороны, я думаю, что они их просто закроют за ненадобностью. Трудно сказать, действительно получается глупо: вроде бы человек учится, вроде получает офицерское звание, призвать его нельзя, захочет сам - пойдёт, а не захочет - не пойдёт. Вопрос в том, нужны ли они в войсках. Если ракетным войскам стратегического назначения нужно 150 лейтенантов, имеющих хорошее техническое образование по таким-то специальностям, то флаг вам в руки, закажите - и всё.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.