Учитель Перлов: у чиновников Минобрнауки проблемы с частицей "не"

Кофе-брейк
23 ноября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Леонид Перлов, учитель, методист по географии юго-западного округа Москвы, рассказал, как российских педагогов проверяют по инструкциям, написанными с ошибками.

Суханов: «Московские новости» сегодня вышли с публикацией под названием «Учителей заставят сдавать экзамен». Читаю: «Минобрнауки готовит глобальную переэкзаменовку школьных учителей. В течение 2012 года все педагоги должны пройти обязательную аттестацию, результаты которой могут быть негативными для значительной части учительства. Власти, помимо бюджетной экономии, очевидно, преследуют две цели: избавиться от педагогов старшего возраста и дать дорогу молодым». Здесь очень важно сказать, что если раньше такая вот процедура переаттестации была, в принципе, добровольной, то сейчас она становится обязательной. Может быть, я ошибаюсь. Леонид Евгеньевич Перлов, методист по географии Юго-Западного округа Москвы сейчас скажет, да или нет?

Перлов: И да, и нет. Дело в том, что аттестация педагогов вещь не сегодня придуманная, она была всегда и, по прежнему положению, раз в 5 лет любой педагог обязан проходить профессиональную переаттестацию.

Суханов: То есть, она все-таки была обязательной эта переаттестация?

Перлов: Да. Человек должен был аттестоваться, но по прежнему положению было три категории. Учитель второй категории, первой и высшей. Право аттестовать на вторую категорию, низшую, имела школа. Это были полномочия школы, и по единой тарифной сетке была оплата по 12 разряду ЕТС вот этой самой.

Суханов: Единая тарифная сетка до сих пор существует?

Перлов: Нет, теперь нет. Но молодой специалист, приходя из ВУЗа в школу, как правило, квалифицировался по 9-му разряду. Вторая категория давала 12-й. По действующему с января этого года положению, вторая категория отменена вообще, аттестация на первую и высшую - в соответствии с вновь установленными правилами и вновь установленной системой критериев.

Суханов: А скажите, а много ли в Юго-Западном округе Москвы, в частности, работает молодых учителей?

Перлов: Мало работает молодых учителей.

Суханов: В процентном отношении сколько?

Перлов: И в Юго-Западном и вообще. Точный процент я не назову.

Суханов: Примерно.

Перлов: Ну, я прикидывал, что учителей до 30-ти лет из двухсот с лишним учителей географии Юго-Западного округа наберется около человек 7-8.

Суханов: Это мало, очень мало, конечно.

Перлов: Не то слово.

Суханов: А сколько они получают?

Перлов: Опять-таки по ЕТС, обычно, это 8-9 разряд, а вот насчет получают… Сама постановка вопроса неправильная. Все зависит от того, сколько он работает, не как, а сколько. Молодой человек приходит из института, в принципе, учительская ставка - 18 часов, учитель-предметник.

Суханов: В неделю?

Перлов: За 18 часов в неделю предметных часов, человек может заработать где-то со своим 9-м разрядом 16-18 тысяч.

Суханов: В месяц?

Перлов: В месяц. Соответственно, чтобы как-то прожить, он должен взять какую-то дополнительную нагрузку, включая классное руководство, что, вообще-то, молодым специалистам не очень хорошо, и не очень можно, на самом деле.

Суханов: Это все копейки. Я ведь почему вам задал этот вопрос? Потому что вот здесь «Московские новости» пишут: «Необходимо обновление 20, как минимум, процентов школьных педагогических кадров», - заявляет источник в Миноборнауки.

Перлов: Я слышал слово «обновление» не так давно на обсуждении программы «Наша новая школа 2020». Вот есть такая перспективная программа. Я против слова «обновление».

Суханов: Мы-то можем быть против чего угодно.

Перлов: Я к тому, что результат-то какой предполагается: новый учитель, молодой учитель заменит старого, то есть, общая мысль такая.

Суханов: Господин Фурсенко заявил еще, по-моему, чуть ли не весной о том, что там порядка 200 тысяч учителей вообще будут сокращены.

Перлов: Ну да. Учителя молодые в очереди не стоят в школу, на самом деле. С точки зрения Фурсенко, картинка иная, что у нас вакансий практически нет, и что молодые учителя не имеют возможности устроиться в школу, поскольку эти места им недоступны, там сидят учителя старые.

Суханов: На 16 тысячах рублей, замечу.

Перлов: Не обязательно. Учитель, если это учитель с большим опытом, стажем и достаточно большой нагрузкой, он-то уже немолодой специалист, то есть оплата шла раньше по 12 разряду, если он имел вторую категорию, или по 14-му, если он имел высшую, как у меня, например.

Суханов: Но в любом случае, на эти деньг не зашикуешь.

Перлов: Нет, не зашикуешь.

Суханов: И по логике господина Фурсенко что мы будем иметь, если все-таки?..

Перлов: Если, удастся реализовать эту идею, мы, по всей вероятности, будем иметь массу проблем с педагогами старших возрастов, каковых сегодня очень высокий процент и в городе, и в стране, и не решим проблемы с молодыми. Потому что они не приходят в школу не потому, что им нет места, а главным образом потому, что, а зачем, они собственно, туда пойдут? На грошовую зарплату, с подпорогово низким социальным статусом, с перспективой через 10 лет работы увеличить эту зарплату на 15%?

Суханов: Но вот смотрите, понятно, в принципе, что переаттестация, наверное, важна и необходима для любой отрасли для того, чтобы поддерживать человека в тонусе. Но, вопрос в том, как можно теперь аттестовать или проэкзаменовать человека, в такой отрасли как образование. Ведь это очень сложно найти объективную оценку качественных…

Перлов: Субъективных вещей.

Суханов: Конечно, субъективных, очень субъективных вещей.

Перлов: Но вот учителя Южной Кореи, а это одна из сильнейших сегодня систем в мире образовательных, проходит переаттестацию профессиональную раз в два года. У нас сейчас пока раз в пять лет. Это серьезнейший квалификационный экзамен. Профессиональный квалификационный экзамен. Но и результат соответствующий. Вся проблема к критериальной базе. Вы правильно отметили, что, а как собственно, оценивать? Вот у меня в руках документ.

Суханов: Такой маленький изначально?

Перлов: Нет. Если бы я принес все, касается аттестации, что, по идее, должен прочесть учитель для прохождения аттестации, тут бы проломился стол. Просто не поместилось. Документ называется «Методика оценки уровня квалификации педагогических работников», собственно то, о чем мы говорим. Это портрет учителя первой категории будущего или, соответственно, претендующего на высшую категорию.

Суханов: Ну, вот самая распространенная, давайте тезисно так.

Перлов: Тезисно мне сложно, потому что документ, а это министерский документ (так и написано: Департамент общего образования Министерства образования и науки), изобилует таким количеством даже орфографических ошибок, я уже не говорю о смысловых. Ну, например, авторы документа абсолютно не в ладах с правописанием частицы и приставки «не».

Суханов: Вот кого надо экзаменовать.

Перлов: Непрерывно возникают проблемы этого рода. Не умеют ставить запятые. Я уже не говорю о том, что сами термины, которые они используют тут. Лично у меня, как у человека, в общем, немолодого и опытного учителя, возникают некоторые сомнения. Например, портрет учителя включает его способность, ну, мотивировать детей, привить им интерес: «Мотивация на позитивное отношение к школе и товарищам, в деятельности педагога присутствуют элементы в соотнесении школьного обучения с личным преуспеванием в системе конкретных отношений». Вы что-нибудь поняли?

Суханов: Нет.

Перлов: Я тоже. Критерий: «В его работе имеет некоторое количество самостоятельных программных и методических разработок».

Суханов: Нет, здесь в принципе понятно, что учитель может придумывать некую свою программу для того, чтобы заниматься…

Перлов: Это берет в руки эксперт, который будет оценивать работу и читает: «Имеет некоторое количество». У меня это «некоторое количество» составляет около полусотни, у большинства моих коллег поменьше. Вот на что ему ориентироваться? На полсотни, на две, на четыре, а он обязан будет в своем экспертном заключении поставить соответствующую галочку. «Для учителя характерны развитые практические привычки». Я не очень понимаю, что такое «практические привычки».

Суханов: Леонид Евгеньевич, здесь все понятно.

Перлов: То есть, документ сделан безграмотными людьми, и призван служить основанием для оценки людей грамотных.

Суханов: У меня вот ведь какая сразу идея родилась: если нас сейчас в Министерстве образования и науки смотрят или слышат, давайте, сначала вы наймете себе репетиторов по русскому языку, в частности, дав, кстати, возможность заработать учителям…

Перлов: Я учитель географии, а вот мои коллеги вполне.

Суханов: Вас могут натаскать, потом вы напишите грамотные методические вот эти все свои планы, установки, не знаю, как у вас это называется на вашем чиновничьем языке, птичьем языке, а потом уже будем что-то менять в системе российского образования. Договорились? А? Я благодарю нашего гостя, методиста по географии Юго-Западного округа Москвы Леонида Евгеньевича Перлова. Спасибо, огромное. Я искренне надеюсь, что все-таки сохранится то, что пока еще работает.

Перлов: Если мы хотим сохранить школу…

Суханов: Но мы-то хотим. А вот, товарищи в Министерстве, вы хотите? Давайте ответим на этот вопрос.

Перлов: Надежда на то, что у них тоже есть дети.

Суханов: Надеемся всегда на это.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.