Твиттер против депутата Деньгина: матерятся и не хотят регистрироваться

Кофе-брейк
11 октября 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Мария Макеева
Теги:
ЛДПР

Комментарии

Скрыть

Гостем программы КОФЕ-БРЕЙК стал депутат Госдумы от ЛДПР Вадим Деньгин, предложивший ввести обязательную регистрацию в социальных сетях. Его идея – регистрировать по паспорту. Депутат в курсе, что его не поддерживают ни коллеги в парламенте, ни его читатели в твиттере.

 Макеева: Вы выступили с инициативой расширить перечень данных, предоставляемых при регистрации в социальных сетях, я процитирую «Известия»: «Инициатива направлена против тех, кто распространяет детскую порнографию, а также слухи о свержении режима». Всё верно?

Деньгин: Да, верно, но сразу подчеркну, что это моя личная инициатива, потому что уже интернет заполонил огромное количество негативных откликов. В том числе, и на мой аккаунт в Twitter  с нелицеприятными и с лексическими оборотами, которые я, честно говоря, я уже даже и забыл, что такие есть, приходят жуткие сообщения.

Чем вызвана такая инициатива? Во-первых, телеканал «Дождь» сам вещает в интернете, который смотрят огромное количество пользователей, интернетом у нас занимаются практически 80% населения РФ в той или иной степени. Я из чего исходил? Есть у нас онлайн пространство, и есть оффлайн. Оффлайн-пространство – это наша с вами жизнь повседневная, работа телеканала «Дождя», модераторы, сьёмка, депутаты осуществляют свои полномочия, президент ездит, все что-то делают, и все что-то делают в рамках правового поля. Существует законодательство в рамках Российской Федерации, есть уголовное, административное нарушение, если ты совершаешь противоправные деяния. Соответственно, у людей есть права и свободы - это самое главное в нашем обществе. В интернет-пространстве этих пониманий ответственности просто нет. Интернет-пространство - это некая анархия, человек позиционирует так, как хочет, выражает своё мнение так, как хочет, используя нелицеприятную лексику, всё то, что в обычной жизни наказывается либо через суд путём обращения в правоохранительные органы, либо путём драки.

Макеева: Вы хорошо понимаете, что все будут регистрироваться по паспорту, не только потенциальные нарушители, но и приличные люди тоже.

Деньгин: Я понял вас.  Фраза «по паспорту» - это один из вариантов. Объясняю, почему я на него натолкнулся. Когда я, например, регистрирую себя в один день, я указываю свои данные личные, и когда мне человек пишет, он, по крайней мере, видит мой ник, то, чем я занимаюсь, постоянную переписку, и можно сказать, что я актуальный, реальный человек в  сети. Понятно, что существуют боты, левые люди, которые создают накалённую обстановку, выкидывая нелегальный контент, нелегальный формат, чёрный пиар на других людей, который не подтверждён ничем, и они ничем не наказываются, это первое. Второе: кто-то играет на теме терроризма активно, кто-то на теме экстремизма, кто-то разжигает национальную рознь, то есть интернет стал настолько свободным, что, на мой взгляд, за счёт этой инициативы, мы, по крайней мере, введём какие-то правила и нормы поведения.

Почему паспорт? Давайте разберёмся, что именно подтверждает, что вы реальный человек. Водительские права? Не у всех есть. Заграничный паспорт? Не у всех есть. Мне даже предложили в интернет-сетях посмотреть пенсионный фонд, минимум информации, просто номер ID, который подтверждает, что ты есть. Какая ещё может быть подтверждающая информация? Телефон? Сотовый оператор предоставляет тебе услуги по паспорту, но паспорт может быть липовый, то есть не на этого человека. И тут же сталкиваемся с ситуацией, что левый может выложить информацию, а ты её никак не можешь проверить.

Макеева: Но есть же люди, которые хотят иметь два аккаунта, кто-то хочет чатиться, но, чтоб люди не знали, например, что он депутат Госдумы, а как простой зритель.

Деньгин: А почему нельзя себя открыть? Мне скрывать нечего. Если у меня есть претензии к Путину, к Медведеву, и ко всем остальным, я это открыто могу сказать в рамках правового поля. Я воспитан в приличной семье, в семье музыкантов, и мне родители привили грамотное поведение, я никогда в интернете не напишу матом, я искренне уважаю русский язык, хотя это неотъемлемая часть, но я буду уважать оппонента, даже если он мне перечит.

Макеева: Ну, это то же самое, что на улице подойти к человеку и попросить показать паспорт.

Деньгин: Я в самом начале сказал, что существует онлайн-пространство и оффлайн. В онлайн-пространстве, к сожалению, никакие законы не действуют, но они действуют на территории РФ. Вы же работаете в интернете на территории РФ, соответственно, вы должны попадать под ответственность,  и человек должен понимать, неся чёрную информацию, распространение порнографии, он будет нести ответственность. Вот прыгали у нас дети с 11 этажа, они читали определённые сайты в определённых социальных сетях и информацию о том, что пора прыгать, информацию к суициду. Этим должны заниматься Департамент «К» МВД России, ФСБ России, но, видя, как распространяется интернет, работников не хватает в отделе «К», поэтому, на мой взгляд, если мы говорим о контроле незаконного контента, мы должны вместе вот с этими службами это обсуждать.

Макеева: Такая инициатива была у правления «Э», если я правильно помню.

Деньгин: Да, была такая инициатива. Поймите, комитет недавно образовался, который возглавил Алексей Митрофанов, к нему можно по-разному относиться, ко мне можно по-разному относиться, любую идею можно предать обструкции.  У нас кто бы с какой идеей нивышел бы, всё плохо. Давайте хоть с чего-то начнём.

Макеева: Мы задали нашим зрителям вопрос: «Если Госдума действительно введёт регистрацию в социальных сетях по паспорту, например, то каковы будут ваши действия?». Большинство написало в сердцах, что сразу уйдут из социальных сетей, есть и второй по популярности ответ, который выражает, что у вас ничего не выйдет, потому что самые популярные социальные сети - они заграничные, и как же Цукерберг позволит по паспортам регистрироваться в Facebook. Это технологически как-то возможно сделать?

Деньгин: Конечно, есть определённые сложности, я это прекрасно понимал, когда эта инициатива выходила. Как сегодня прокомментировал господин Носик, блогер, что далеко умственные отсталые люди могут эту инициативу вынести на общее обсуждение. Понимаете, образовался комитет нашей информационной политики, и я стал инициатором вместе с Алексеем Митрофановым о создании общественного экспертного совета при этом комитете, куда могут  войти любые люди изинтернет сетей, пусть он имеет 100 человек читателей, пусть 100 000 читателей. Нам эти все инициативы нужно обсуждать, ведь время идёт вперёд, оно не стоит на месте. Изменяются люди, посещающие интернет, вырастают ребята, которые приходят с совершенно новыми идеями, мне уже 32 года и я уже старый для этих идей, поэтому мы должны в угоду времени, современного развития предоставлять возможность вот такого общественного резонанса предоставлять обсуждения в рамках комитета.

Я считаю, что моя инициатива должна быть рассмотрена, причём, многие ее поддержали. У Жириновского каждый месяц мы проводим круглый стол, в малый зал Госдумы приходит где-то 500 человек, где Жириновский обсуждает любую тему. Когда я задал вопрос: «Готовы ли вы к тому, что вас будут контролировать в социальных сетях на незаконный контент, нелегальный?», только один сказал, что не готов. Это люди из разных слоёв населения, мы не берём своих единомышленников только.

Макеева: Вы же об этом не в интернете спрашивали, а прямо в лицо.

Деньгин: Значит, если человек находится под левым ником, значит, что он будет распространять незаконный контент? Нет. Давайте, сделаем это прозрачным, всем будет удобно. Это не значит, что мы призываем к «Золотому щиту», нет, я против «Золотого щита», который в Китае.

Макеева: Вы обходите тему вторую, не только же с детской порнографией так будут бороться, но и со слухами о свержении режима. Я вот сдам паспорт, напишу что-то, что некая филологическая экспертиза при желании посчитает распространением слухов о свержении режима.

Деньгин: Это вопрос был, когда говорили про кровавые революции, есть люди, которые призывают к жёсткому экстремизму. У нас есть представители бело-ленточной оппозиции, которые рассказывают, что они лучшие. Я скажу, что каждый имеет право на слово, но ничего страшного в том, что вы выражаете, нет, у нас в стране демократия, но вы должны понимать, что если вы призываете к насильственному свержению, к терроризму, к экстремизму, то вы должны отвечать по законам РФ. Да, я согласен, что все иностранные сети, которые присутствуют на нашем рынке, не подвержены нам, значит, мы на комитетах будем договариваться, обсуждать это с блогерами, обсуждать на заседании Общественного комитета. Ни о каком запрете слова, ни о каком внедрении в частую жизнь речь не идёт.

Макеева: Ещё я вам прочту комментарии: «Придётся под чужими документами регистрироваться», «В газетах появятся объявления типа «Регистрирую в социальных сетях. Недорого» или «Молодой студент одолжит свой паспорт для регистрации в социальных сетях»». Понимаете, что вы создаёте новый бизнес и льёте воду на иностранную мельницу.

Деньгин: Мне сегодня написали в Twitter: «Сообщите Алишеру Усманову, что Деньгин отбирает бизнес». Я человек, который избран от региона, избран такими же молодыми ребятами, которые хотят, чтоб в интернете был порядок, хотя депутатов обвиняют, что мы мерзавцы, что мы сидим и дрём за деньги налогоплательщиков.

Макеева: А вы первый раз в Госдуме?

Деньгин: Это первый мой созыв.

Макеева: Поэтому, наверное, так  переживаете по этому поводу.

Деньгин: Сергей Нарышкин очень доступно сказал: «Давайте сделаем Госдуму доступной», может быть, даже Госдума может стать социальной сетью какой-нибудь, которая будет предлагать инициативы, но нельзя любую инициативу рубить на корню, даже если кому-то кажется, что она негативная. Давайте обсуждать, пусть тот, который негативный, придёт в Госдуму и скажет: «Деньгин, вы мерзавец потому-то и потому-то».

Макеева: Ещё одна цитата с Twitter: «Государство должно не запрещать, а наоборот поддерживать социальные сети, из-за того, что они существуют им же (власти) спокойнее. Народ сидит у компа. Без движения, не ходит на площади, не бастует, не бьёт окна, короче, не совершает никаких противоправных действий». Может это действительно так?

Деньгин: Давайте уйдём от понимания, что у нас такая уже паспортная регистрация.

Макеева: Кстати. Вас поддержали ваши коллеги?

Деньгин: Известный специалист в Думе Роберт Шлегель высказался сегодня: «Вадим, пойми, это же неправильно. Вот у нас такое мнение бытует, что нельзя огульно всех по паспортам проверять». Он это сказал в рамках более либерального формата. Мы говорим о том, что разные мнения бытуют, большинство депутатов Думы, которым за 50 лет, им не особо интересны социальные сети, они не особо разбираются в интернете. Когда я выступал в Госдуме по теме интернета и социальных сетей, немногие меня даже поняли, я это видел по глазам.

Раз эта тема касается разных слоёв населения, кто-то за выступает, кто-то против, Роберт из другой фракции - из «Единой России», я из ЛДПР, Дима Гудков из «Справедливой России». Я думаю, что у Димы тоже есть какие-то мысли в этом направлении. Это процесс грамотного конструктивного разговора, который мы можем претворить  в рамках данного комитета, потому что для меня это площадка общественная и она очень важна. Опять же, я хочу, чтоб была такая площадка при каждом комитете, где каждый мог бы высказать свою позицию.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.