Студентам больше не спрятаться на военных кафедрах: армия ждет их вовремя или после учебы

Кофе-брейк
26 февраля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Проректор по учебной работе МГТУ имени Баумана Борис Падалкин прокомментировал предложение университета проходить студентам военную службу во время летних каникул.

Белоголовцев: Давайте раскроем мини-тайну нашим зрителям. За несколько секунд до начала нашего эфира мы обсуждали, как вас правильней представить в контексте обсуждаемой темы: то ли один из инициаторов предложения о летнем призыве студентов в армию, то ли сторонник. Как бы вы сами себя в этом контексте охарактеризовали?

Падалкин: Я думаю, что правильней будет меня назвать участником обсуждения. Дело в том, что речь идёт об эксперименте. Поскольку существует проблема с комплектованием вооружённых сил, существует проблема с реализацией военной реформы, с численностью, возникает вопрос: как наилучшим образом включить в эту систему студентов очного обучения? Сегодня им предоставляется отсрочка от призыва, и по сути дело обстоит так, что если в ВУЗе нет военной кафедры, то человек, получив образование, получив специальность, во многих случаях создав семью и уже имея работу, должен на год из профессиональной жизни выпасть.

Белоголовцев: Давайте сразу внесу ремарку, которая, мне кажется, очень важна. Должен, но выпадает крайне редко. Если мы обратимся к действительности, я не знаю никого из знакомых, кто бы после института пошёл в армию. По крайней мере, в Москве, как мне кажется, люди после института, даже если там нет военной кафедры, в армию идут крайне редко по разным причинам.

Падалкин: Мне сложно говорить обо всех московских выпускниках. Наши выпускники в большинстве прошли обучение на военной кафедре и являются офицерами запаса, поэтому призыв перспективой для них не является. Но то, что многие идут, служат - это факт. Ваши слова, кстати, подтверждают ту точку зрения, что ситуация не очень нормальная. То есть человек налаживает свою жизнь, ему говорят: «Ну давай, иди, причём служить ты будешь вместе 18-летними людьми, которые в институты не поступили, отсрочку не получили, служат сейчас год». Наверное, из этого получается не очень хороший вариант, коль Министерство обороны с такой идеей выступило. Мы же понимаем, что это важнейший государственный институт, он обязан существовать, и армия должна быть хорошая.

Белоголовцев: Здесь просто разнятся вопросы по поводу того, как сделать армию хорошей.

Падалкин: Совершенно верно. Наверное, военные… Я думаю, вы их тоже звали к себе, нет?

Белоголовцев: Не один десяток раз.

Падалкин: Вот военная кафедра, на сегодняшний день человек учится в ВУЗе, идёт учиться на военную кафедру, получает там определённые знания, проходит сборы и зачисляется сразу в запас. Приём на военную кафедру в последние год-два очень небольшой. Во-первых, военная кафедра осталось три десятка в стране, и кроме этого, приём на военную кафедру не поголовный, 20 лет назад это был обязательный пункт учёбы.

Белоголовцев: Насколько я понимаю, обе эти реформы прошли во многом по инициативе военных, которые  утверждали, что просто не нужно такое количество офицеров  запаса, которое производилось на расплодившихся военных кафедрах.

Падалкин: На этот вопрос лучше военные ответят, кто им нужен. Сейчас принят закон о мобилизационном людском резерве. Это люди, которые будут находиться в запасе, его назвали резервом, по сути, это синонимы. Они будут привлекаться на тренировки, на учения, на проверочные сборы в гораздо более интенсивном режиме. Им предусмотрено платить деньги, и они должны быть приписаны к своему месту назначения к своим частям. Такая система существует  в очень многих странах мира.

Белоголовцев: Национальная гвардия США.

Падалкин: Нет, Национальная гвардия США - это войска Штатов, и там служат постоянно. Есть армия федеральная, а есть войска Штатов, вот войска Штатов - Национальная гвардия США. Есть резерв в американской армии, третий компонент вооружённых сил - резерв. Они как раз служат несколько дней в неделю, а остальное время работают. В Швейцарии резервисты есть, это у всех на слуху, когда они дома хранят ружья свои.

Белоголовцев: Понимаю. Насколько  сопоставимы условия службы швейцарских и российских резервистов?

Падалкин: Причём здесь мы? Возникла идея, что нужно попытаться из студентов, в том числе, подобный резерв формировать, для этого их нужно научить военной специальности. При этом обучение военной специальности  должно проходить, во-первых, на добровольной основе, потому что иначе смысла в этом нет, во-вторых, обучение должно обязательно быть связано со специальностью гражданской, которой не обучаются.

Белоголовцев: Тогда не понимаю, чем это отличается от военной кафедры? Она сейчас добровольная, на ней учат военной специальности. Чем это отличается от того, что вы предлагаете?

Падалкин: Дело в том, что студент во время учёбы в ВУЗе пройдёт срочную службу. То есть три месяца ему засчитают учёбу на военной кафедре, он там будет находиться не три месяца подряд, а по расписанию какому-то. Замысел следующий: человек, который соглашается на новый вариант подготовки, в период своего обучения в ВУЗе пройдёт срочную службу. В каком варианте? Три месяца в течение всего срока обучения  он будет заниматься на военной кафедре. Три месяца учёбы на военной кафедре ему будут засчитаны как три месяца службы.

Белоголовцев: То есть, грубо говоря, если бы я сейчас был студентом, то я точно так же со второго по четвёртый курс ходил бы каждую неделю на военную кафедру, и это бы засчиталось бы  мне за три месяца службы?

Падалкин: Не совсем так. Каждую неделю, не каждую, на каком курсе - это реализация замысла.

Белоголовцев: Это же принципиально важно: я столько же должен ходить на военную кафедру -больше, меньше?

Падалкин: Слушайте дальше. Обучение на военной кафедре  будет засчитано за три месяца срочной службы. Три раза по три месяца человек будет находиться в войсках и будет там на практике овладевать военной специальностью. Раз он будет учиться там, обучение на военной кафедре не будет занимать один день в неделю в то время, пока он не в армии.

Белоголовцев: Я пытаюсь структурировать в голове и не очень понимаю. Грубо говоря, раньше считалось, что человек овладевает военной специальностью за некоторое количество занятий на военной кафедре, а затем военные краткосрочные сборы. Сейчас пришли к выводу, что этого недостаточно, и нужно, чтобы студент овладевал специальностью, находясь 9 месяцев в войсках. Так это?

Падалкин: Человек, который соглашается участвовать в таком эксперименте, не будет находиться в запасе и ожидать призыва, он будет проходить срочную службу по призыву.

Белоголовцев: Это актуально для тех, у кого нет военной кафедры? Я не понимаю, зачем проходить срочную службу человеку,  который может стать по окончании военной кафедры офицером  запаса.

Падалкин: Нужно задать вопрос военным по поводу военных кафедр. Обучение на военной кафедре будет перестроено, я думаю, что товарищи правильно говорят, что им не надо столько офицеров  запаса. Им нужны люди, которые будут находиться в резерве на тех должностях и по тем военным специальностям, которые есть.

Белоголовцев: Давайте на примере конкретного студента Бауманки, как происходит сейчас и как должно происходить? Сейчас человек поступает в Бауманку, изъявляет желание учиться на военной кафедре, его туда зачисляют, он с третьего по пятый курс на военную кафедру ходит, потом у него сборы около месяца, и он становится офицером запаса, и в армии ему служить не надо. Как планируется?

Падалкин: Если мы говорим о тех, кто учится по программам специалиста, у нас 6 лет учатся, то здесь вписывается существующая модель военной кафедры. А если это бакалавр, на который учатся 4 года? Туда военная кафедра просто не вписывается.

Белоголовцев: А как будет? Я просто не понимаю пока.

Падалкин: Вы всё время мне задаёте вопрос, что вы не понимаете, как будет, а я не могу из-за этих вопросов подробно рассказать. Итак, человек пришёл учиться, изъявил желание на таких условиях проходить срочную службу, прошёл медицинскую комиссию…

Белоголовцев: Можно сразу вопрос?

Падалкин: Нельзя.

Белоголовцев: Я - студент, я не понимаю…

Падалкин: Нельзя.

Белоголовцев:  Зачем мне проходить срочную службу…

Падалкин: Нельзя, слушайте меня.

Белоголовцев: …если я офицер запаса.

Падалкин: Нельзя.

Белоголовцев: Нельзя быть офицером запаса?

Падалкин: Нельзя задавать вопросы, я же рассказываю.

Белоголовцев: А студентам можно будет, или только мне нельзя? Я просто, правда, не понимаю, зачем мне проходить срочную службу, если я становлюсь офицером запаса.

Падалкин: Разве можно задавать вопросы во время лекции?

Белоголовцев: Хорошо, слушаю лекцию.

Падалкин: У человека будет выбор: или он  имеет отсрочку от призыва на период учёбы, и после этого идёт служить год срочной службы, или он заключает договор с Министерством обороны, обучается на военной кафедре, эта учёба засчитывается ему за три месяца срочной службы, и ещё три раза по три месяца он проходит срочную службу в войсках в период учёбы. Понятно?

Белоголовцев: Нет, я просто правда не понимаю. Существующее предложение исключает действующее обучение на военной кафедре?

Падалкин: Конечно.

Белоголовцев: Всё, понял, теперь понял.  То есть в любом случае студент служит либо после окончания ВУЗа, либо служит во время учёбе вне зависимости от наличия военной кафедры в ВУЗе.

Падалкин: Нет, если в ВУЗе есть военная кафедра, то такой вариант прохождения службы по призыву для него возможен, а если нет, он спокойно получает отсрочку, и потом пойдёт служить. Для того, чтобы эту систему развернуть в большом масштабе, повторяю, мы говорим сейчас об эксперименте…

Белоголовцев: На базе каких ВУЗов?

Падалкин: Сейчас в России примерно три десятка военных кафедр. Остальные ВУЗы военными кафедрами не располагают. Если эксперимент пройдёт удачно, то военные кафедры станут воссоздаваться для того, чтобы охватить больший контингент студентов.

Белоголовцев: Чтобы большое число студентов служило в армии.

Падалкин: Чтобы большое число людей прошло такую подготовку,  и было зачислено в резерв. Конкретные расчёты - это, наверное, военная тайна, и это вам Министерство расскажет.  Что положено в основу того эксперимента, который мы с вами сегодня обсуждаем? Первое: добровольное участие, хочешь - иди, не хочешь - твоё право от этого отказаться.

Белоголовцев: Я верно понимаю, по сути, служба в армии становится обязательной для всех?

Падалкин: Я прошу прощения, существует закон о воинской обязанности на военной службе.

Белоголовцев: Я понимаю, просто раньше люди, у которых есть военная кафедра в ВУЗе, в армии не служили.

Падалкин: Не служили, да.

Белоголовцев: А сейчас служить будут все, вне зависимости от наличия или отсутствия военной кафедры?

Падалкин: Дело в том, что возможность, о которой вы говорите, не служить вообще, она исчезающе мала, это три десятков ВУЗов из трёхсот государственных, и ещё большее число ВУЗов негосударственных. Их студенты обязаны или служить в армии, или получают отсрочку от призыва, или вообще освобождаются от призыва.

Белоголовцев: Как правило, о том, чтобы увеличить количество студентов на военной кафедре, говорили военные, а сообщество высшего учебного образования этому сопротивлялось. Здесь я вижу обратную ситуацию и не могу понять, почему.

Падалкин: Честно говоря, разного рода идеи по реформированию разных сторон образования в профессиональном сообществе обсуждаются всё время. Эта инициатива далеко не первая.

Белоголовцев: Я не спорю, при этом мне кажется, точно так же спорить, что в данный момент есть категория ВУЗов, можно называть их «исчезающими малыми», но они есть. И есть военные кафедры, где люди не служат в армии. Если эта инициатива войдёт в жизнь, таких ВУЗов не станет.

Падалкин: Возможно так, мы сейчас обсуждаем эксперимент.

Белоголовцев: Давайте вернёмся к простому студенту-бауманцу, который поступил в ВУЗ и дал согласие на участие в экспериментальной программе.

Падалкин: Человек изъявил своё желание, прошёл медицинскую комиссию, он годен по здоровью, прошёл профессиональный отбор, есть процедура, предусмотренная на сегодняшний день, он проходит обучение на военной кафедре, которое засчитывается ему за три месяца службы. После этого три раза по три месяца он находится в войсках, овладевает там военной специальностью.

Белоголовцев: Очень важный вопрос. Я не так давно был студентом, и я очень хорошо помню, что период между окончанием летней сессии и первым сентября составляет меньше трёх месяцев.

Падалкин: Вы не даёте мне договорить.

Белоголовцев: Это просто вопрос, который возникает сразу.

Падалкин: На сегодняшний день мы можем выстроить учебный процесс любым удобным способом, мы можем сделать два семестра, можем сделать три триместра, можем нарезать учебный год на меньшее число частей. Согласны? Безусловно, будут организационные сложности.

Белоголовцев: Теоритически, да.

Падалкин: Будут организационные сложности, их никто не отменял, но их можно решить. Дальше человек должен в соответствии со своей специальностью гражданской обучаться военному делу. Три периода: первый период будет посвящён курса молодого бойца, он должен уметь обращаться с оружием, знать основы воинского порядка.

Белоголовцев: Это в военных частях или в учебных?

Падалкин: Это должны быть учебные части, специальные центры. Студенты, которые в таком эксперименте будут участвовать, будут служить вместе, они будут находиться вместе со своим курсом. Дальше они должны овладевать военной профессией. Например, мы готовим специалистов по радиотехнике, если они станут операторами радиолокационной станции, об этом был предметный разговор с коллегами из Министерства обороны, их цена как специалиста вырастет, потому что они будут понимать, в каких условиях реально будет эксплуатироваться та техника, которую они будут создавать.

На третьем этапе будет углублённое изучение профессии, они закончат военное обучение. Те из них, кто изъявит такое желание, могут быть аттестованы на звание офицера запаса, если будут соответствовать военно-учётной специальности, поскольку военно-учётных специальностей много, например, есть специалисты по двигателям внутреннего сгорания, это будет оператор дизельной электростанции.

Белоголовцев: А что делают девушки, пока три месяца парни в войсках?

Падалкин: Для тех, кто будет по этой программе обучаться, нужно увеличить нормативный срок обучения. Бакалавр мы учим 4 года, для этих ребят срок надо увеличить, нельзя их лишать каникул.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.