Студенческий союз нашел махинации с поступлением в вузы

Кофе-брейк
7 августа 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Председатель Российского студенческого союза Артем Хромов рассказал о своих подозрениях по поводу вступительных экзаменов в вузы.
 

Лиманова: В рубрике «Кофе-брейк» у нас председатель Российского студенческого союза Артем Хромов.

Хромов: Здравствуйте.

Лиманова: Поговорим о скандале с зачислением в девять российских вузов не тех, кого надо, по утверждению Студенческого союза. Жалобы в Генпрокуратуру и в Рособрнадзор, как я понимаю, вы отправили после того, как к вам обратились обиженные абитуриенты?

Хромов: Конечно.

Лиманова: Ну и на что жалуются?

Хромов: Абитуриенты жалуются на то, что учебные заведения поспешили зачислить не тех, кого надо. Я тоже сегодня к вам спешил и учебные заведения примерно также поступили. Дело в том, что абитуриенты сообщают, что учебное заведение, это гораздо больше, чем девять, их около 20, зачислили на проходные места, на бюджетное отделение тех, кто не имел высокие баллы по ЕГЭ и тех, кто изначально не был рекомендован к зачислению. Согласно правилам приема, он проходит следующим образом, чтобы у нас телезрители понимали. 30 июля вывешивается по фамилиям перечень абитуриентов с количеством рекомендованным к зачислению, которое должно соответствовать количеству бюджетных и контрактных мест. И уже 4 августа, до 4 августа абитуриенты, которые рекомендованы к зачислению, должны предоставить оригиналы аттестатов. Если они этого не сделали по тем или иным причинам, их позиции освобождаются и разыгрываются среди других абитуриентов, которые идут в рейтинговом списке во вторую волну, с 5 по 9 августа. В одних учебных заведениях рекомендовали всех к зачислению, таким образом они зачислили не тех, которые имели хорошие позиции, а тех, кто знал, что надо принесли оригинал аттестатов. Те, кто не знал этого, тех, кто не успели это сделать, из-за того, что они живут в регионах, тех, потому что многие из них думали, что они будут рекомендованы во вторую волну, они оказались не зачисленными.

Лиманова: Ну да, в Рособрнадзоре говорят, что они вынуждены были это сделать, потому что те, кто был рекомендован к зачислению, не предоставил подлинники, а собственно, поэтому и подняли список. А что оставалось делать, в чем здесь фальсификация?

Хромов: Дело в том, что согласно правилам, они обязаны были раздать эти списки во второй волне. То есть освободившиеся позиции, о них никто не знает, о них можно только узнать после того, как прошел этап зачисления. Потому что абитуриент может принести этот оригинал в самую последнюю минуту.

Лиманова: То есть они взяли сразу откуда-то из конца списка людей, да?

Хромов: Они взяли из разных совершенно мест, конечно у них есть определенный балл, но эти баллы, например, во многом уступают большинству количества тех, кто находится также в этих рейтинговых списках. Другие учебные заведения поступили еще интереснее. Они проводят зачисление в две волны. Но у них зачислены сейчас те, кто имеет меньшее количество баллов по сравнению с тем, кто сейчас рекомендован дальше во вторую волну к зачислению. И по сравнению с теми, кто даже во второй волне не рекомендован. То есть.

Лиманова: И как они это объясняют, почему?

Хромов: А мы не можем понять. Они пока никак это не объясняют. Они говорят, что они не виновны. А мы говорим, что они виновны. У нас есть конкретные доказательства, есть рейтинг рекомендованных во вторую войну, волну. Там значится, например, абитуриент в 250 баллов.

Лиманова: Хорошая у вас оговорка.

Хромов: Абитуриенты 250 баллов. Мы спрашиваем, почему он не рекомендован во вторую волну? Если у вас в первую волну было зачислен абитуриент, например, с 230 баллами, при том, что он является ни телевиком, ни льготником, ни олимпиадником.

Лиманова: Телевик - это что?

Хромов: Телевик - это абитуриент, который поступает, можно сказать, по госзаказу. То есть, это органы власти, это госкорпорации, они специально себе заказывают абитуриентов, за них платят учебу, но именно со стороны государства. Поэтому они идут на бюджетные места. Абитуриенты уже в дальнейшем на них отрабатывают после окончания учебного заведения.

Лиманова: А что это вообще за жестокое правило такое, не принес вовремя оригинал документов, не попал в вуз?

Хромов: Дело в том, что можно сказать, что оно жесткое, конечно сроки очень сжатые, четыре дня, для многих абитуриентов, которые живут в разных уголках страны это непосильный труд. С учетом того, что Вузы задерживают с обновлением информации, мы также эти жалобы получаем. Конечно же, многие не успевают просто физически подать. Но при всем при этом, конечно же это вынужденный механизм, потому что учебное заведение исходит из того, что надо зачислить полностью на все места абитуриентов, многие все-таки выбирают между учебными заведениями, потому что они подают на пять Вузов у нас, и на три направления подготовки. И конечно же они могут принести в другое учебное заведение, а не в это. Поэтому его позиция, так или иначе, например, в других четырех Вузах может освободиться. Поэтому и сделан вот это вот лимит времени. Если у нас получается теперь законным зачислять в первую волну, тогда я могу поздравить тех будущих абитуриентов с тем, что в будущем году Вузы точно все проведут эту приемную кампанию так, что зачислят тех, кого хотят, тех, кто принес вовремя оригинал, и конечно это будут сделаны те, кто знает об этой системе поступления.

Лиманова: Хорошо, подождите, но если приносят документы те, у кого низкие баллы по ЕГЭ, неужели Вузы заинтересованы в том, чтобы брать с низкими знаниями людей.

Хромов: Дело в том, что это зависит от учебного заведения. В том году.

Лиманова: Тут о чем можно подумать, как они заинтересованы в этом.

Хромов: Да в том-то и дело. Сразу напрашивается вопрос, что есть определенная мотивация у людей, которые заинтересованы, чтобы у них как можно быстрее под шумок были зачислены определенные абитуриенты с не очень высокими баллами. Странно, что они не заинтересованы даже подождать второй волны, и зачислить тех, кто имеет наиболее высокий потенциал. Вот это вот вызывает сомнение. И конечно же очень важно задать им этот вопрос, потому что от них мы получаем только угрозы. К нас они уже поступают.

Лиманова: Так, а какие угрозы?

Хромов: Угрозы того, что мы даем ложную информацию, что им не поступило ни одной жалобы, хотя у нас уже сотни их лежат, мы их готовы предоставить. Что они на самом деле честные, при том, что у них видны нарушения на сайтах.

Лиманова: Ну может быть к ним действительно в Рособрнадзор не обращаются абитуриенты, они только к вам идут.

Хромов: Уверен, в Рособрнадзор они обращаются, более того, все те, кто к нам обращается, мы их сразу же направляем в Рособрнадзор. То есть мы готовы им предоставить данные, мы с ними держим контакт, надеемся это сделать. То есть нам угрожают не органы власти, а органы власти проводят проверку, к нам именно учебные заведения имеют претензии, Вузы. Но мы–то говорим о том, что к нам поступили жалобы и мы просим их проверить. Если это не так, если не выявлены будут нарушения, это другой вопрос. Но то, что мы сейчас провели свое расследование, оно вызывает очень много сомнений. Или у нас законодательство дырявое и его несколько лет специально не исправляют и кто-то в этом заинтересован и лоббирует это, или же просто на просто у нас система халтуры очень эффективно действует в госсекторе учебных заведений.

Лиманова: Ну возможно и то и другое.

Хромов: Очень возможно.

Лиманова: А что за история вообще какая-то не правдоподобная с абитуриентом, который уже не хочет идти в этот Вуз, а ему не возвращают документы.

Хромов: Да, это очень интересная история, действительно. Поступила жалоба от молодого человека, который поступал в один из филиалов БГУ, это Буряцкий государственный университет, и так получилось, что он не значился в рейтинговых списках, но принес на всякий случай оригинал, чтобы перестраховаться. В итоге его зачислили. Но дело в том, что сейчас его во второй волне, он ждал, что он будет только во второй волне в оба вуза попадет, потому что не очень высокие баллы, во второй волне он поступил в более престижное учебное заведение. Но в том учебном заведении, где уже присудили ему этот оригинал в качестве зачисления, ему сказали, что мы его тебе не отдадим, таким образом, ему сильно усложнили жизнь. Мы постарались, мы связались, мы вроде бы как ему помогли, надеемся, что все будет хорошо. Но эта история подсказывает, насколько не эффективна та система, которая явно в этом году активно реализуется в Вузах.

Лиманова: Ну а что же делать?

Хромов: Нам кажется, что конечно надо очень сильно пересматривать систему приемной кампании. У нас есть конкретные предложения, во-первых, нам очень кажется, что надо открыть всю федеральную базу свидетельств. Дело в том, что именно в ней размещены все данные об абитуриентах. Мы не хотим трогать персональные данные их, но фамилии, имена и отчества, и баллы мы хотели бы знать. Потому что мы видим, что абитуриенты, ни мы, ни гражданские организации не можем свериться с этим списком. Мы не можем понять, мертвые души или нет.

Лиманова: А эта информация не в открытом доступе?

Хромов: Эта информация не в открытом доступе. Мы можем только смотреть ту информацию, которая есть на сайтах вузов, насколько она правдоподобная, может судить каждый. Вспоминая действительно прошлую кампанию во втором меде, где оказались все-таки мертвые души, которые вроде бы сверялись с федеральной базой, они там остались числиться, ну это вызывает очень много сомнений. Во-вторых, нам кажется, что все-таки необходим, точно, чтобы вся приемная кампания проходила в две волны. Это выгодно тем абитуриентам, которые, например, едут из регионов, которые выбирают между разными учебными заведениями, которые просто напросто в процессе уже поступления решают все свои проблемы вовремя.

Лиманова: Куда, собственно нести подлинники документов.

Хромов: Куда нести. Конечно, конечно. И до конца определяются со своими шансами. Многие абитуриенты не надеются поступить в хорошие Вузы, а в итоге оказывается, что там не так много баллов и надо, что рейтинги гораздо ниже, нежели изначально представленные якобы для поступления. То есть нам важно, чтобы это произошло. Конечно, очень важно, чтобы были обязательно публикации всех данных абитуриентов, вся.

Лиманова: Вы имеете в виду ЕГЭ. Данные ЕГЭ.

Хромов: Да, баллы и фамилии имена и отчества, обязательно. Контрольные цифры приема, именно правила поступления, чтобы они обязательно размещались на сайтах с момента начала подачи документов в вузы. Потому что мы видим, что первый этап, первый примерно там месяц вот этот пофамильный полный перечень абитуриентов с этими данными именно их, он просто на просто или размещается вузами или не размещается. Он носит рекомендательный характер. И это не позволяет нам вовремя выявить тех, кто на самом деле имеет, например, чрезмерное количество там баллов, явно вызывающее сомнения. Большое количество тех, кто идут по целевому приему, большое количество льготников. Эти скандалы нам известны, конечно же очень важно, чтобы мы могли оперативно как-то эти проблемы решать. И те же органы власти в этом заинтересованные, чтобы оперативно на них реагировать.

Лиманова: Ну это я понимаю, вопрос будущих уже вступительных экзаменов.

Хромов: Конечно.

Лиманова: Как думаете, будет ли пересмотр вот этих вот списков уже утвержденных в этом году?

Хромов: Это очень хороший вопрос. Дело в том, что конечно, у меня нет ответа. Наша главная цель – это не добиться наказания вузов, мы не заинтересованы даже там в каких-то посадках, сведении счетов, которых нет. Нам важно, чтобы те абитуриенты, которые к нам обратились, которые обязаны были зачислены быть на бюджетное место, они все-таки поступили в учебное заведение. То есть это самое важное. В том числе, конечно.

Лиманова: Будет это или нет, у вас ответа на этот вопрос нет.

Хромов: У нас ответов нет. Мы надеемся, что все-таки Рособрнадзор проведет проверку. Мы надеемся, что все-таки органы власти будут объективны. Мы надеемся, что все-таки в учебных заведениях проснется совесть, как она проснулась, например, у женщины под фамилией схожей с грибом.

Лиманова: Светлану Мухомор вы имеет в виду.

Хромов: Светлана Мухомор, которая все-таки.

Лиманова: Сити-менеджер Калининграда.

Хромов: Ее сын пошел по целевому как раз приему в учебное заведение, он не нарушал правила, но он имел такие низкие баллы, что многие посчитали это аморальным и в итоге она подала просто-напросто в отставку. То есть ей хватило смелости, и надо только это, мне кажется, только уважать ее за этот выбор, за эту позицию. Она между собой и сыном выбрала да, интересы, собственно говоря, сынишки. А здесь учебные заведения всячески правятся в блоки, несмотря на то, что их коллеги из других вузов на наши старания нас поддерживаю негласно и пишут нам приветственные письма. Вот им тоже большое спасибо.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.