Сергей Митрохин: На месте «Единой России» я бы выдвинул в президенты не Путина, а Собянина

Кофе-брейк
8 февраля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Допустят ли Григория Явлинского до президентской гонки, обсудили с лидером оппозиционной партии «Яблоко» Сергеем Митрохиным.

Давлетгильдеев: В эти секунды в Верховном суде продолжается заседание. В повестке дня единственный вопрос - это рассмотрение жалобы лидера партии «Яблока» Явлинского на отказ в регистрации его в качестве кандидата в президенты. И так вот, по идее, с минуты на минуту должно быть принято решение. Пока что-то затягивают. Вообще с 11 утра заседает Верховный суд, ваши ожидания?

Митрохин: Всегда человек надеется на лучше. Мы тоже надеемся на то, что суд будет объективным, что он не будет выполнять политические заказ, так как это сделала Центральная избирательная комиссия. Если суд будет предельно объективным, то он должен зарегистрировать Явлинского. Потому что даже в официальном заключении ЦИКа у Явлинского нет недостоверных подписей, их процент ничтожно мал. Претензии только к способу оформления подписей, достоверных подписей, а способ оформления законом не предусмотрен.

Давлетгильдеев: Давайте напомним. Больше чем 1 млн 900 тыс подписей признаны корректными, действительными ЦИКом. Всего нужно 2 миллиона подписей, чтобы зарегистрироваться. И там, по-моему…

Митрохин: 5% брака допускается.

Давлетгильдеев: 5% брака допускается.

Митрохин: Но ясно, что это уже меньше 5%.

Давлетгильдеев: И вот эта главная претензия, это те самые 137 тысяч подписей, по-моему, может быть, я могу приврать случайно цифру - цветная фотокопия?

Митрохин: Которая оформлена методом фотокопии.

Давлетгильдеев: Это подписи, которые были присланы, в основном, из регионов?

Митрохин: Да, но подписи были рукописные, на фотокопиях отражены рукописные подписи, то есть, в полном соответствии с законом. А то, что фотокопии, или это просто лист бумаги, на который наносятся подписи непосредственно рукой, закон этот вопрос не регулирует. Мы посылали в последние дни в спешке, наши сборщики посылали с Хабаровского края, с Камчатки подписи.

Давлетгильдеев: Оригиналы.

Митрохин: Поэтому мы не могли физически их доставить в виде подписных листов, с нанесенными на них рукою человека подписей. Мы доставили вот таким способом, и закон это не запрещает. ЦИК решил к этому придраться, потому что, видимо, придираться было не к чему.

Давлетгильдеев: Скажите, а сейчас эти оригиналы в Верховный суд вы предоставили, наверное, с которых были сняты копии?

Митрохин: Мы не можем их предоставить, потому что в настоящее время все подписи, которые мы сдали, они находятся в ЦИКе. Больше никакие листы не учитываются, не предоставляются. Как мы их сейчас предоставим? Нам скажут: «Вот вы вчера их нарисовали. Что вы нам предоставляете?».

Давлетгильдеев: У вас же есть фотокопии.

Митрохин: Тут дедлайн. Дедлайн сделан так, что эти листы уже невозможно представить в качестве вещественного доказательства.

Давлетгильдеев: Но вот возвращение Явлинского в бюллетени шестым кандидатом, это стало в результате весьма серьезного скандала, в том числе, одним из главных требований последнего митинга 4 февраля, шествия и митинга, который прошел в эту субботу. Вообще, на ваш взгляд, сейчас готова власть прислушаться, например, в том числе к этому голосу улицы, который, соответственно, сейчас является, наверное, какой никакой, а общественно-политической силой?

Митрохин: Я все-таки исхожу из презумпции вменяемости власти. Если власть хоть сколько-нибудь вменяема, она должна пойти на регистрацию Явлинского. В этом случае ей не надо оказывать давление на суд. Ей можно просто не оказывать никакого давления и суд сам примет правильное решение в соответствии с законом.

Давлетгильдеев: Но вот секретарь ЦИК Конкин вчера заявил уже, что «если Верховный суд решит, то мы можем оперативно перепечатать бюллетени, чтобы вместо пяти, было 6 человек».

Митрохин: Придется перепечатывать.

Давлетгильдеев: А вот, например, система дебатов как в этом случае должна быть изменена? Сейчас же как-то эфирное время распределили, расписание составили.

Митрохин: Это уже придется потрудиться госканалам, чтобы Явлинский мог участвовать в дебатах. Тем более, что уже целый ряд кандидатов отказалось от этого. Путин отказался, Миронов, Явлинский не откажется.

Давлетгильдеев: Вам как кажется, это правильное решение? Вот даже не Путина, оставим Путина в стороне, не участвует, не участвует - это уже никого даже не удивляет, наверное. Вот, например, решение Миронова не участвовать в дебатах с представителями Путина, такое весьма позерское решение, на мой взгляд.

Митрохин: Мне кажется, что он сам себе этим решением наносит вред, потому что он лишается возможности лично высказать свою позицию в прямом эфире на телеканалах. Это позерство ничем не оправданно.

Давлетгильдеев: Но вот Прохоров тоже сначала сказал, что «нет, не буду, пошлю своих представителей». Сегодня в результате передумал, сказал: «Ладно, буду и с их делегатами дебатировать, если, правда, они пошлют ярких людей».

Митрохин: Вы знаете, у нас зарегистрированные кандидаты какие-то мечущиеся. Вот по поводу митинга последнего на Болотной: то они придут, то не придут и в результате никто не пришел. В конечном счете, они руководствуются не своими соображениями, а тем, что им скажем Кремль.

Давлетгильдеев: Нет, но Прохоров прогулялся все-таки по Якиманке. В шествии он участвовал.

Митрохин: Ну, прогулять по Якиманке… Он мог бы хотя бы подняться на сцену, стоять рядом с организаторами митинга.

Давлетгильдеев: Причем мы задавали ему такой вопрос, он сказал, что в рядах организаторов этой акции нет единогласной позиции по поводу того, есть Прохоров или не нужен. Он не хочет, мол, еще больше ссорить и без того неоднородный коллектив.

Митрохин: Если говорить о метаниях Прохорова, то он сначала сказал, что он будет работать в команде будущего президента, а через две недели сказал, что не будет работать ни в какой команде. Такой гамлетовский кандидат мечется, его терзания.

Давлетгильдеев: Встречался Путин вчера со своими, так скажем, добровольными народными представителями. Очень широкий список. В том числе, это люди, которые дебатируют там от него - от Табакова и Михалкова до Токаря и рабочих Уралвагонзавода, футболистов Аршавина до Билялетдинов и так далее. Давал он какие-то указания на предвыборную кампанию. Как вам кажется сейчас, даже абстрагируемся от вашей политической деятельности, просто как избиратель, вот эта выборка из 500 человек, она способна как-то помочь Путину дистанцироваться от негативного образа «Единой России»? Наверное, даже топит чуть-чуть, то есть тянет вниз, потому что ни с чем, кроме как с «партией жуликов и воров» последние полгода-год партия «Единая Россия» не ассоциируется. То есть, это попытка как-то создать себе новых сторонников, показать, что вот, на самом деле с кем я, а не с «Единой Россией», с деятелями культуры, спортсменами.

Митрохин: Это и есть замысел Народного фронта: якобы совершенно новая организация приходит на смену «Единой России», вытесняет «Единую Россию». Какие-то задачи эта операция решать помогает, безусловно. «Единая Россия» - это просто дискредитировавшаяся организация. Но все-таки главная причина заключается в самом Путине. Он надоел народу, большей части народа и с этим уже ничего не сделаешь, никаким пиаром этой проблеме не поможешь.

Давлетгильдеев: У товарищей, которые выходили на Поклонку, очень простой довод такой: а если не Путин, то кто? А вот некого и все.

Митрохин: Вы знаете, если бы я руководил партией власти, я бы предпринял бы какую-то такую операцию: выдвинул бы за год до выборов даже за полгода, новое лицо, например, того же Собянина. А почему бы и нет? В принципе, для раскрутки стартовая позиция у него очень хорошая.

Давлетгильдеев: Да, особенно учитывая, что…

Митрохин: Взял бы с него какие-то обязательства, как в свое время Ельцин взял с Путина, и выдвинул бы его. Это было бы, мне кажется, гораздо более правильным ходом.

Давлетгильдеев: А сам бы остался при нем национальным лидером?

Митрохин: Ну, что-нибудь бы он для себя придумал. Сейчас самое, конечно, возмутительное для людей, с одной стороны, с другой стороны, самое тоскливое - опять Путин на 12 лет. Никто даже не предполагает, что, может быть, все-таки не на 12, а даже на 6. Это настолько удручающе выглядит, что никакими пиаровскими операциями эту проблему решить нельзя, а можно только манипуляциями на выборах и фальсификациями, к величайшему сожалению. Скорее всего, мы снова столкнемся с ними 4 марта.

Давлетгильдеев: Но вот чтобы не допустить тех самых манипуляций, фальсификаций, после думских выборов, в том числе этому посвящены все эти уличные протестные движения и выросшие из них организации а-ля Лига избирателей и так далее. Вот, собственно, эта необходимость гражданской ответственности и личного контроля над честностью выборов, она как бы понимается всеми, наблюдателей все отправляют. Партия «Яблоко», наверное, будет направлять наблюдателей. Вы говорили мне, что весьма большое число.

Митрохин: Партия «Яблоко» будет, но если будет восстановлен Явлинский. Как говорится, сам бог велел. А если не будет, то мы будем направлять наблюдателей от свой партийной газеты. Она называется «Яблоко России». По закону «О выборах», любое СМИ может направлять неограниченное количество наблюдателей, чем мы, конечно, воспользуемся.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.