Сэм Клебанов: да, закон о пиратстве репрессивный, но иначе мне не защитить свои фильмы

Кофе-брейк
1 августа 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Президент компании «Кино без границ» Сэм Клебанов рассказал Юлии Таратуте, почему их компания решила первой испытать новый антипиратский закон в действии и подала иск к социальной сети «ВКонтакте». 
Таратута: Расскажите, чего вы потребовали?

Клебанов: Мы подали заявление в Мосгорсуд для того, чтобы был закрыт доступ к нашему контенту, который нелегально размещен на сайте социальной сети «ВКонтакте». Это пока не иск, а только заявление.

Таратута: Насколько я понимаю, вы долго ждали этого закона, поскольку успели в первом акте.

Клебанов: Естественно мы знали, что сегодня закон вступает в силу. Создали рабочую группу, которая будет заниматься отслеживанием пиратского контента и противодействием по распространению, в том числе с помощью механизмов нового закона. Это, кстати, не единственный способ бороться с пиратским контентом.

Таратута: Знаете ли вы о том, что Мосгорсуд отказался принимать ваши исковые заявления?

Клебанов: Мосгорсуд какую-то странную историю совершил. Он со мной решил почему-то коммуницировать через прессу. Нам Мосгорсуд пока ничего не сообщил. У нас есть заявление, они принято и зарегистрировано, есть бумага. Никаких новых данных от Мосгорсуда у нас не было. Я из прессы узнал, что Мосгорсуду не хватает каких-то документов, потому что мы подали копию прокатных удостоверений, они хотят правоустанавливающие документы - это не проблема. Наши юристы сейчас делают копии, заверяют их, делают копии уставных документов, показывающих, что я действительно являюсь генеральным директором компании. Это все технические вопросы, если каких-то документов не хватает, мы их добавим. Опять де очень странная тактика суда общаться с заявителем через прессу. Пусть так, хорошо.

Таратута: Это очень забавная история, поскольку я подозреваю, что некоторая  политическая и гражданская позиция Мосгорсуда должна быть на стороне авторов документа. Удивительно, что они решили вам ответить так, как бы ставя вас на место.

Клебанов: Это не страшно. Понимаете, нас никто на место не поставил. Дело в том, что мы первыми подали это заявление, практики такой нет. Как подавать заявление? Никто еще толком не знает. Например, что является документом, подтверждающим наши права? Мы подали копии наших прокатных удостоверений. Как сейчас происходит процесс? Для того, чтобы выпустить сейчас фильм в прокат, я должен сдать все документы в Министерство культуры, там из рассматривают и дают прокатное удостоверение, государственный документ, который подтверждает, что я являюсь здесь легальным дистрибьютором. Если Мосгорсуд хочет иметь другие документы, мы дадим другие документы. Опять же это просто издержки того, что это делается в первый раз, и что нет практики. Но эта практика наработается, не сегодня приняли, значит, примут завтра, когда мы довезем документы. Это всего лишь детали.

Таратута: Этот закон расколол киноиндустрию и интернет. А вы пробовали договориться без законодательной инициативы, про которую все говорят, что в некоторых пунктах она крайне спорная?

Клебанов:  Да, я сам говорил, что она крайне спорная. Но я бы не сказал, что закон расколол киноиндустрию. Закон расколол скорее киноиндустрию с некоторой частью интернет-индустрии. Есть большая часть интернет-индустрии, в том числе, в которую входит холдинг  «Газпром-медиа», и прочее, которые занимаются абсолютно легальной дистрибьюцией  фильмов в интернете. Они этот закон поддерживают. Мы видим много жалоб от компании «ВКонтакте» и гигантов поиска: и Яндекс, и Google, которые естественно зарабатывают деньги на каждом поиске, а такое огромное количество поиска со словами «смотреть бесплатно», естественно, приносит им деньги. Для них это ущерб по их бизнесу, но бизнес совершается по паразитской схеме в ущерб кинобизнесу, в ущерб создателям контента.

Таратута: То есть мирные договоры не получились?

Клебанов: Как действуют мирные договоры? Например, ты обращаешься в компанию «ВКонтакте», просишь снять фильмы, они просят прислать ссылки, ты присылаешь ссылки, они снимают. А через 5 минут появляется новая раздача этих фильмов, это называется «сизифов труд». Мы сделали по-другому: мы отправили в компанию «ВКонтакте» письмо со списком всех наших фильмов и убедительной просьбой, чтобы не допускать появление их на сайте, ни в каком виде. Мы написали, что иначе мы будем применять новый закон. Понимаете, для того, чтобы постоянно мониторить наши фильмы, - это большие затраты нашего рабочего времени. Сайт «ВКонтакте» на этом зарабатывает, у них там реклама есть. Это их ответственность следить за тем, чтобы на их сайте не распространялось контрафактное кино. У меня есть довольно ограниченные возможности. Например,  сейчас мониторю Rutracker, они нам дали административную панель, и мы оттуда все оперативно снимаем. У нас нет поводов никаких пока подавать заявление на Rutracker, потому что они пошли нам на встречу. Есть еще несколько torrenttracker, которых мы контролируем через британскую компанию. Она автоматически делает поиск, рассылает уведомления. Они тоже вроде снимают по этим уведомлениям. С ними тоже не будем судиться. Но наши административные возможности ограничены, количество раздач, ссылок сотни, поэтому нам придется этим законом воспользоваться.

Таратута: А у вас нет условно моральной дилеммы? Вы же не можете не понимать, что вам инкриминируют в этом случае. То есть вы условно не смогли договориться с интернетом, действительно интернет не хочет терять деньги, по-хорошему не получилось, давайте позовем силовую машину…

Клебанов: Смотрите, у вас есть машина, а какие-то люди приходят и постоянно вашей машиной пользуются, не спрашивая у вас, когда она вам самим нужна. Вы пытаетесь договориться: «Ребята, это моя машина, не надо садиться и кататься на ней», а они говорят: «Ну, твоя машина, а мы хотим на ней покататься». Когда вы не можете договориться с людьми, которые постоянно катаются на вашей машине, не спрашивая вас…

Таратута: Я поняла вашу мысль, но у меня есть для вас ответ. Это все равно, как если кто-то берет кататься вашу машину, а вы просто вызываете бригаду, и она поджигает гараж с машинами ваших соседей.

Клебанов: Нет-нет, я никаких машин соседей не поджигаю. Я обращаюсь точно по тем сайтам, которые занимаются…

Таратута: Вы знаете, что претензия к закону о пиратстве заключается в том, что никакого точечного уничтожения объекта не бывает. Претензии в том, что по локальной проблеме в опасности оказывается некая более масштабная площадка.

Клебанов: То есть я должен смотреть спокойно, как копируются и распространяются мои фильмы, потому что закон не совершенен? Пусть это беспокоит сеть «Вконтакте» и другие, для них это бизнес. Огромное количество сайтов, которые распространяют мое кино, я просто вижу- я захожу, вижу, что там реклама. Я вижу, что это чей-то бизнес, который ворует деньги у меня и у тех, кто эти фильмы создает. Я-то плачу со всего роялти, в общем-то, я встроен в эту систему распространения фильмов. И я просто очень надеюсь, когда закон начнет работать, тот же сайт «ВКонтакте», который хочет выйти на международный рынок, заботиться о своей репутации, я знаю, добавил много полезного функционала для своих пользователей, которые делают его конкурентоспособными и без пиратства. Надеюсь, что они подумают, что зачем эти постоянные разборки через суд, когда можем, они же музыку снимают, когда можем сами начать следить за тем, чтобы не было пиратского кино. Вот и все.

Таратута: Я помню комментарии интернет-индустрии, которые рассказывали о переговорах между интернет-деятелями и кинематографистами, и кинематографисты говорили: «Вы не волнуйтесь, дорогие товарищи из интернета, мы вам поможем деньгами, в том смысле, что мы немножечко страдаем, мы вам компенсируем некоторые потери», а интернет-деятели говорят: «Мы сами способны помочь, чем хотим». Нет ли здесь соперничества двух рынков?

Клебанов: Нет. Еще раз говорю: я в таких переговорах не участвовал, я никому ничего не обещал компенсировать деньгами. Опять же говорю: интернет-рынок неоднороден. На интернет-рынке существуют компании, большие, серьезные компании, которые занимаются легальным распространением контента. Например, такой гигант как Apple. Вы же не видите, чтобы  Apple протестовал против этого закона. Apple вышел на рынок с магазином iTunes, который очень эффективно работает. Тот же Google, у него странная позиция, он с одной стороны пытается продавать кино за деньги у себя на GooglePlay, при этом он возражает против антипиратского закона. То есть, очевидно, что на поиске они зарабатывают больше пока денег, чем на распространении. Но есть много компаний, которые договариваются с правообладателями и распространяют кино. Это интернет-индустрия должна договариваться с нами, потому что это они хотят брать наш контент. Это не может быть так: давайте мы будем брать ваш контент без спросу, а вы попробуйте с нами договориться, чтобы это было как-то нормализовано. Так это не работает. Вы хотите брать наш контент- пожалуйста, мы открыты для переговоров, мы открыты для разных моделей. Только обратитесь к нам, а не берите сначала, а потом начинайте договариваться.

Таратута: Понятно, вы против воровства и никаких методов, кроме силовых в данном случае не видите.

Клебанов: Я вижу еще один метод очень важный, помимо силового – это дать альтернативу. Это очень важно, потому что конечно, возникновение альтернативы помогает бороться с пиратством больше, чем силовые методы. Просто этой альтернативе тяжело развиваться, когда ты в одном месте продаешь кино за деньги, а рядом то же самое кино находится на пиратском ресурсе бесплатно.

Таратута: О какой альтернативе вы говорите?

Клебанов: Я говорю о легальных ресурсах, распространяющих кино, их много. И все те фильмы, по которым мы подали заявления, они все доступны в интернете, они есть все, их можно смотреть. Например, они есть на сайте YOTA Family, приложение для всех смарт ТВ YOTA Family. Они есть на сайтах и приложениях Tvzavr, Megogo, CinemaClub. Сейчас наши фильмы появляются на iTunes. То есть мы работаем со всеми легальными альтернативами. Мы не хотим наше кино покупать и скрывать, но мы хотим, чтобы распространение кино шло по нормальным законным каналам, которые позволяют деньгам как-то возвращаться в киноиндустрию. Почему-то все начинают возмущаться и грозить какими-то бойкотами. Такое ощущение, что у людей сложилось такое впечатление, что любое кино они могут смотреть бесплатно и никому за это не платить. Но на вопрос : на какие деньги снимать кино, я слышу только наивный детский лепет, типа пусть в кинотеатрах окупаются. Кино, которое стоит несколько миллионов, должно за две недели окупиться в кинотеатре, а дальше все, делай, что хочешь. Так не работает экономика.

Таратута: Вы не знаете, ваши коллеги собираются сделать нечто подобное?

Клебанов: Я надеюсь. Мы говорили…

Таратута: А кто говорил и что?

Клебанов: Они ждали вступления в силу этого закона и собираются им пользоваться. Нам же проще- мы небольшая независимая компания, мы быстро принимаем решения. Я недавно общался с представителями одной из крупнейших голливудских студий, которые сказали: «Мы как старинный военный корабль, мы очень долго разворачиваемся, но когда мы развернулись, у нас очень много пушек на борту и мы из них всех вдарим». Так что я думаю, что большие студии тоже последуют.

Таратута: А вы вступали в контакт с «ВКонтакте» после того, как вы подали заявление?

Клебанов: Это произошло сегодня, поэтому пока еще  мы не успели. Но мы вступали много раз до того, и посылали им письма. И высылали списки всех наших фильмов, и просили самим как-то проследить за тем, чтобы они там не появлялись. Правда, это их работа, это из пользователи. Мы с ними никаких договоров не заключали пока.

Таратута: У нас сегодня был вопрос дня на сайте: Как вы смотрите фильмы. Варианты ответа были такие: хожу в кино, скачиваю в интернете за деньги, скачиваю на торрентах бесплатно, смотрю бесплатно, но на легальных сайтах с рекламой, покупаю по старинке DVD, смотрю только то, что показывают по телевизору. Как вы думаете, какой вариант ответа набрал наибольшее число голосов?

Клебанов: Мне сложно сказать, но, наверное, скачиваю бесплатно на торрентах.

Таратута: Это вода на вашу мельницу. Конечно же.

Клебанов: Потому что долгое время никаких эффективных инструментов борьбы с этим не было. Я должен ответить тоже на этот вопрос: так как я борюсь с пиратством, я ничего с торрентов не скачиваю, но я подписан на несколько платных сервисов. Мне просто не нравится, когда показывают рекламу, они стоят не дорого, там хороший выбор фильмов, с хорошим качеством. Я не вижу никакой проблемы отдать разумные деньги за фильм, который мне нравится. Вот вчера ночью как раз сидел и смотрел кино на таком платном сервисе. Просто за долгие годы создалась такая иллюзия, что платить больше ни за что не надо- все бесплатно, но это не так. Это просто было несовершенство законодательства.

Таратута: Вы сами говорите о несовершенстве законодательства. Тут спор бессмысленный, но я просто объясню позицию ваших критиков. Кажется, когда какую-то идею рыночную в данном случае, вы хотите, чтобы кино себя окупало за счет борьбы с пиратством, за счет того, чтобы люди  не воровали, это норма. Эта ваша праведная борьба включена в некую глобальную конструкцию, которая нарушает права целой глобальной корпорации, вообще сообщества людей. Меня удивляет, что киноиндустрию, которая в принципе должна думать, что и за ней когда-нибудь придут в этом же вопросе, этот вопрос не волнует. И вы человек, который в других вопросах в некотором смысле проявляете либеральные взгляды, вы заступаетесь за обиженных, первым решили реализовать закон, к которому у вас много вопросов.

Клебанов: Еще раз говорю: мы пользуемся законами, которые есть. Что касается либеральных взглядов, мне вполне нравится… Вы сами мне звоните в Швецию, вы, может быть, знаете, что я многие годы живу в Швеции, мне вполне нравится европейская модель, когда государство борется с пиратством, при этом нормально развиваются все легальные сервисы. Вы знаете, что в Швеции на два года посадили основателя PirateBay. Это, в общем, нормальная мировая тенденция. Я понимаю, что государство будет использовать этот закон в своих интересах, к сожалению, это более глобальная проблема, чем проблема кинобизнеса. Если государство сейчас примет закон о защите котиков, то закон о защите котиков тоже будет использован для борьбы с оппозицией. Но опять же это не значит, что всех котиков нужно передушить. Еще раз говорю: есть законы, которые есть. Я не могу сейчас взять и делать вид, что ничего не происходит, что мои фильмы скачиваются, я пытаюсь их распространять, но рядом на сайте «ВКонтакте» - пожалуйста, смотрите, сколько хотите. Ну, с какого перепугу?

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.