Российских кинозрителей заставят смотреть отечественные фильмы

Кофе-брейк
13 марта 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
«Коммерсанту» стало известно, что правительство может обязать кинотеатры показывать российские фильмы. Минэкономразвития предложило Министерству культуры рассмотреть минимальную квоту в 24%.

По статистике, сборы наших фильмов падают медленнее, чем иностранных. В Минэкономразвития говорят, что это свидетельство более высокого качества российского кино и поэтому таким образом его надо поддержать.

Вопрос этот курирует член правительственного совета по развитию отечественной кинематографии вице-премьер Владислав Сурков. Идея в принципе одобрена. Учитывая, что совет возглавляет Владимир Путин, можно предположить, что квотирование будет введено. К чему это приведет, узнали у директора по связям с общественностью «Централпартнершип» Юлии Куликовой и гендиректора компании «Формула кино» Андрея Терешка.

Лиманова: Традиционная рубрика «Кофе-брейк». И у нас в гостях Андрей Терешок гендиректор компании «Формулы кино», и на прямой связи по Skype Юлия Куликова, директор по связям с общественностью кинокомпании «Централ Партнершип».

Обсудим мы вот такую вот новость. Газете «Коммерсантъ» стало известно, что Минэкономразвития предложило рассмотреть Министерству культуры минимальную квоту в 24%, которая, возможно, будет введена для обязательного показа в кинотеатрах российских фильмов. То есть, правительство, возможно, обязует кинотеатры показывать российские фильмы. По статистике, сборы наших фильмов падают медленнее, чем иностранных. И вот, как сообщает газета «Коммерсантъ», в Минэкономразвития считают, что таким образом с этой квотой удастся поддержать качественную продукцию. Андрей, как вы считаете, нуждается ли качественное российское кино в такого рода поддержке?

Терешок: Безусловно, российское кино нуждается в поддержке, но не уверен, что такого рода. Думаю, что предложение несвоевременно и немножко странно. В то время, когда, на мой взгляд, наметился некий конструктивный диалог между кинотеатрами, продюсерами российских фильмов о том, каким образом все-таки выводить из кризиса российское кино - диалог, я еще раз повторю, идет вполне конструктивный, на очень высоком уровне, - вдруг рождаются подобного рода письма. Это, безусловно, не приносит никакого позитива в этот процесс. Я считаю, что идея квотирования, которая не первый год витает в воздухе, ничего хорошего на наш рынок не приведет, поскольку я уверен, что положительно на долю российского кино она не скажется, а отрицательное влияние на весь кинобизнес, на мой взгляд, достаточно очевидно. Тут не уверен, что есть выбор.

Лиманова: Юля, а вы как думаете?

Куликова: Ну вот при том, что мы являемся не только прокатчиками кино, причем самого разнообразного, как российского, так и голливудского, партнера Paramount Pictures в России, так и большого количества европейских фильмов, потому что мы и Джармуша и Вуди Аллена привозим вот уже много лет, но мы еще и продюсеры российского кино. То есть, казалось бы, этот закон направлен на защиту нас, но при этом мы согласны, соглашусь с Андреем и позиция нашей компании, что рынок саморегулирующийся, саморегулирующийся организм. Ограничения, во-первых, носят условный характер, во-вторых, часто последствия таких ограничений со 100-процентной точностью сложно предсказать. То, что мы сейчас видим, если можно, я могу рассказать поподробнее. то что условно, допустим, откуда взялись 24%...

Лиманова: Минэкономразвития ссылается на опыт других стран, что это примерно такая цифра есть во многих странах.

Куликова: Да, там во Франции и так далее. Допустим, если мы посчитаем не по дням, что тоже достаточно, так сказать, условно. Что значит днем? Давайте в 6 утра, действительно, я согласна с этим мнением, в 6 утра фильм поставим и считаем, что день мы отработали с российским кино. Но если мы возьмем по наименованиям, то за 2011-й год прокатный, российских фильмов вышло 27, чуть больше 27,3% по наименованию в кинотеатрах у нас. То есть это уже больше 24%. И вот Андрей, наверное, не даст тут слукавить, аргумент, что вы должны поддержать российское кино для кинотеатров, работает. То есть очень часто прокатчики именно с таким аргументом приходят. Андрей, я ведь не ошибаюсь?

Лиманова: Юля.

Терешок: Не услышал. Не очень хорошо слышно, извините.

Лиманова: Юля, повторите, пожалуйста.

Куликова: Я говорю, что обычно очень часто, когда приходят с российским фильмом, не блокбастером, «Бой с тенью», например, или «Высоцкий», для кинотеатров аргументом является, что вы должны поддержать российское кино, и кинотеатры на это идут.

Лиманова: Действительно так?

Терешок: Безусловно, так. Мы стараемся общаться и с продюсерами, и с дистрибьюторами, мы очень хотим, чтобы российское кино точно также работало и собирало у нас деньги, собирало нормальную кассу, даже на этапе создания фильмов, некоторые продюсеры уже начинают общаться с кинотеатрами. Мы с удовольствием готовы дать эту обратную связь. Мы с удовольствием готовы подсказать, что на наш, я надеюсь, все-таки профессиональный взгляд, надо скорректировать фильмы, поправить. Безусловно, они вольны прислуживаться или нет. Такая работа происходит. Она гораздо более важная, чем просто взять и внести какое-то квотирование. Вот эта работа, она очень тонкая, она важнее, она нужнее. Квотирование - это очень грубо.

Лиманова: На ваш взгляд, что необходимо предпринять для того, чтобы российское кино больше смотрели?

Терешок: На мой взгляд, сегодня самое главное препятствие российского кино, я считаю два. Первое – это просто недостаток экранов в стране. Об этом говорили все и вся, это давно понятная всем цифра. 2700 экранов на сегодняшний день в России - это мало. Должно быть, наверное, все-таки в два раза больше. Это первое. И второе, - я считаю, что цифровизация кинопоказа - это прямой путь российского кино на экраны. Вот эти два фактора они должны сойтись. Очевидно, что сегодня основная масса, не хочу про все фильмы говорить, основная масса российских фильмов по своему качеству несколько уступает все-таки там другим фильмам голливудским. И поэтому при выборе экранного времени, количество сеансов, иногда страдает российское кино, это, безусловно. Именно поэтому чем больше будет в стране экранов, тем лучше будет российское кино.

Лиманова: А вот у вас, в вашей сети «Формула кино», какой процент российского кино?

Терешок: Я прошу прощения. Все-таки сеть «Кронверк Синема», не «Формула кино».

Лиманова: Вот как?

Терешок: Да. Тем не менее, мы все фильмы российские, которые выходят, практически все выходят и у нас. Да, действительно есть некоторые фильмы арт-хаусные, фестивальное кино, которое не может работать везде. Не каждый фильм российский, нероссийский, должен выходить количеством копий полторы тысячи экраном. Это не каждому фильму суждено. Это не всем надо. Есть фильмы очень ограниченного проката, которые выходят 50 копий и, естественно, может быть, такие фильмы в наши кинотеатры не попадают, потому что у нас очень молодежная аудитория. В нашей сети, аудитория немножко она отличается. Но 90% фильмов, 95 фильмов, которые выходят в России, наших российских фильмов, они попадают и в сетевые кинотеатры уж в обязательном порядке. Я думаю, что сегодня нет проблемы с тем, чтобы кино встало на экран. Вопрос, как долго оно стоит. Проходит неделя, его поджимают следующие фильмы. Ведь у нас каждую неделю выходят до 10 фильмов новых. И здесь надо бороться за репертуар. Бороться за репертуар, безусловно, надо качеством. Качество фильма.

Лиманова: А давайте послушаем режиссера, у которого отличная от вашей точка зрения. Мы поговорили с известным режиссером, Дуней (Евдокией) Смирновой. Вот что она сказала.

Смирнова: Это, как вам сказать, это протекционистская мера, которая принята в большинстве европейских стран, во всяком случае, в тех странах, которые хотят иметь национальную кинематографию. Дело в том, что национальная кинематография - это конечно, вообще-то предмет роскоши, которую не каждая страна и не каждая экономика может себе позволить, но одновременно это является культурным наследием. Поэтому страна может отказаться от своего культурного наследия и решить, что оно ей не по карману, а может решить, что нет, оно ей все-таки нужно. В этом случае протекционистские меры, с точки зрения экономики, к сожалению, необходимы для противостояния Голливуду. Грубо говоря, если вы хотите в Италии, чтобы у вас сохранилась национальная кухня, то так сказать, налогообложение для, грубо говоря, траттории или для ресторанов, существует с XVIII века, и для сети Макдональдса у вас будет несколько разная. То же самое происходит с кино. Поэтому я считаю, что если мы хотим иметь свою национальную кинематографию, то это правильная мера.

Лиманова: Ну вот, пожалуйста, вот вам и такое мнение. Что скажете, вы Андрей, и вы, Юля?

Куликова: А вы не могли бы резюмировать, к сожалению, мне было не слышно, что говорит Дуня.

Лиманова: Необходимо сохранять и поддерживать национальное достояние российского кино, и поэтому необходимы такие экономические меры, квотирование.

Куликова: Я поняла. Можно я тогда вот таким образом прокомментирую, что, смотрите, как я говорила, аргумент «давайте поддержим российское кино», оно работает, и Андрей вот это тоже подтверждает. Но, к сожалению, если у нас будет формально 24%, кинотеатр так и будет говорить, ребят, вот у меня все стояло, я поднял свои 24% перед российским кино, долг свой выполнил. И в результате что получится? Эти 24% будут, то есть, сейчас, конечно, со 100-процентной точностью нельзя говорить, но как мы это видим, что будут ставиться фильмы, которые очень хорошо собирают деньги, потому что их выгодно держать долго. А авторское кино, допустим, взять даже ту же «Елену» - прекрасный фильм, не блокбастер по сборам, при том, что он фильм чудесный. Взять фильм, допустим, мы очень любим фильм Дуни Смирновой «Два дня», соответственно, тоже, это не блокбастеры, а мне хочется, чтобы кинотеатры их тоже брали. И наши опасения, что в кинотеатры тогда будут идти только такие фильмы как «Бой с тенью», «Высоцкий», которые собирают большую кассу, а как раз фильмы небольшие, к которым большинство авторских картин относятся, они будут задвинуты в угол просто по формальному признаку, даже если будут браться. Андрей, не знаю, согласится со мной или нет.

Терешок: Давайте я попробую прокомментировать следующим образом. Буквально в эти дни сейчас, в эти минуты проходит кинорынок в Москве. И я считаю, что в большинстве своем, судьба фильмов решается там, на самом деле, а не в кабинетах чиновников. Мое личное мнение. Буквально вчера взял такую статистику, что за прошлый год у нас в стране вообще вышло 356 ильмов на экраны. Из них 34 отечественных.

Лиманова: Всего лишь?

Терешок: Ну это вот «Нева-фильм». Поэтому я не очень понимаю, про какие 24% идет речь. А что показывать? Представляете, я сейчас с ужасом представляю такую политику: господа продюсеры, снимайте, мы вам гарантируем прокат. Я не очень представляю что из этого получится. Думаю, что ничего хорошего. Я еще раз хочу сказать, что поддержка нужна, безусловно, она нужна очень грамотная и тонкая. Вот эти все бесконечные ссылки на опыт Франции, Италии - это правильно, но надо этот опыт серьезно изучить. И там система гораздо более сложнее и тоньше. Она не состоит только в том, что ограничить прокат иностранных фильмов. Там целая система поддержки и проката национального фильма внутри страны, и компенсация кинотеатрам и прочее, и прочее. И громадная поддержка тех же французов, если взять, громадная поддержка национального фильма за пределами. Ведь то, что делает «Юнифранс» - это уникально. Это уникально, это огромные усилия, и они приносят свои плоды. Французское кино сегодня востребовано в мире. И оно, может быть, не по размерам буксует, но все-таки оно, я считаю, в достаточной мере конкурирует с американским кино. Поэтому я еще раз хочу сказать, это очень сложная система мер, наверное, дорогая, безусловно, а просто взять и сказать, что давайте мы ограничим прокат 24 российское кино и до свидания, ну, это какая-то такая очередная попытка упрощенного решения задач.

Лиманова: Но вы знаете, казалось бы, причем здесь Сурков? Вопрос этот о квотировании рассматривали в конце прошлого года на правительственном Совете по развитию отечественной кинематографии. И этот вопрос курирует вице-премьер и член Совета Владислав Сурков. А раз совет возглавляет Владимир Путин, то можно предположить, что идея квотирования одобрена на Совете, можно предположить, что все-таки, наверное, это будет как-то воплощено в жизнь. А как вы прогнозируете, в этом случае действительно российские фильмы арт-хауса будут задвинуты на 6 утра в прокате?

Терешок: Не хотелось бы. Во-первых, насколько я знаю, по моей информации, на заседании Совета по кино Владимир Владимирович Путин, наоборот, не поддержал идею квотирования. Как-то достаточно прохладно высказался в этом отношении. И более того, уже в этом году…

Лиманова: Но вот информация в газете «Коммерсантъ», как раз вот идею квотирования все-таки он более менее одобрил, и занимается этим вопросом Сурков.

Терешок: Уже в этом году было еще несколько совещаний, в том числе, и Владислава Суркова, поэтому эта идя там тоже звучала, наряду других мер. Вот там не было высказано, что какое-то решение принято, я там был. Никаких решений там не было принято. Наоборот, все те предложения, которые были высказаны и со стороны кинотеатра, но сообщества были достаточно серьезно обсуждены и, по-моему, восприняты, вполне конструктивно. Вот именно поэтому, я еще раз говорю, по-моему, наметился конструктивный диалог. И я не очень понимаю не своевременное возникновение этого письма. Там можно предложить гораздо более нормальные рыночные методы стимулирования российского кино, я в этом уверен. Есть сделать так грубо, заставить кинотеатр 24% времени отдать российскому кино, безусловно, кинотеатры будут вынуждены обращаться именно к таким фильмам. Наверное, арт-хаусным фестивальным фильмам будет труднее добраться. Это вынужденная мера. Мы же живем тоже в рыночных условиях кинотеатра, нам надо платить аренду, зарплату. Она не варьируется в зависимости от того, российское кино мы показываем или нет. Мы, к сожалению, живем в абсолютно нормальных рыночных условиях.

Лиманова: Но с другой стороны, мне, как зрителю, хочется, чтобы больше было хорошего российского кино, а не американских фильмов категории Б.

Терешок: Поддерживаю, но, ведь, согласитесь, все те фильмы российские, которые вышли на экран, они тоже не все категории А, я бы так сказал.

Лиманова: К сожалению, да.

Терешок: Действительно, к моему тоже огромному сожалению, сегодня упоминался уже ряд фильмов, которые, безусловно, заслуживают уважения, и их создатели, большое им спасибо.

Лиманова: Да. Андрей, я должна поблагодарить вас за участие в нашей программе. Юлия Куликова, директор по связям с общественностью кинокомпании «Централ Партнершип», была на прямой связи по Skype с нами. Андрей Терешок – гендиректор гендиректор компании «Формулы кино». Спасибо большое. Поправьте меня.

Терешок: «Кронверк Синема».

Лиманова: «Кронверк Синема», это, значит, меня редакторы дезинформировали.

Терешок: Ничего страшного.

Лиманова: Простите, ради бога. Говорили мы о том, что правительство, возможно, обяжет кинотеатры показывать российские фильмы.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.