Протоиерей Всеволод Чаплин: Волна агрессии идет на пользу церкви

Кофе-брейк
23 апреля 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Лика Кремер

Комментарии

Скрыть
Председатель Отдела Московского Патриархата по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин пришел в студию ДОЖДЯ сразу после молебного стояния в Храме Христа Спасителя. Он рассказал, каких людей он видел вчера на автопробеге и сегодня у Храма, как у РПЦ проходит диалог с Pussy Riot и при каком условии они могут рассчитывать на прощение.

Кремер: У нас в гостях Всеволод Чаплин, который пришел к нам сразу после молебна, перебежал через мост, спасибо, что вы к нам пришли.

Чаплин: Теперь я точно знаю, сколько идти от храма до вас – ровно 12 минут.

Кремер: 12 минут, несмотря на толпу?

Чаплин: Да, толпа была довольно большая, но она тоже уже движется по разным местам, так что я старался обогнуть некоторых, медленно идущих.

Кремер: Скажите, как вы оцениваете – много ли было людей, сколько, и достаточно ли, довольны ли вы сегодняшним событием?

Чаплин: Последний подсчет – более 50 тысяч, люди приехали из разных мест, конечно, в основном это были москвичи, я думаю, около 35 тысяч было москвичей, это прихожане Московских храмов, это члены разных общественных организаций, в том числе и православных, ну и это более 10 тысяч из регионов, приехали люди из Ставрополя, с Кубани, из Подмосковных регионов, были епископы из Тулы, из Владимира. Люди приезжали оттуда.

Кремер: Наши корреспонденты, которые ходили в толпе, они в основном встречались с приезжими, и все эти люди говорили, ну, или несколько из них, сказали о том, что они приехали в Москву бесплатно, что эту поездку кто-то оплатил. То есть, это была акция, которая была специально…

Чаплин: Епархия. То есть, подразделения нашей Церкви в регионах нанимали автобусы, это совершенно естественно, потому что когда Церковь призывает людей приехать, ну, конечно, она должна немножко помочь в этом. Поэтому организовывались люди через автобусы, через поезд, в одном случае, по-моему, целый поезд приехал. Так что, конечно, мы немножко помогли людям, но люди приехали, конечно, без всякого давления, без всякого нажима, и это было видно, хотя бы, по лицам.

Интересно, что иногда пытаются представить церковных людей, как либо пожилых, либо маргинальных. В этот раз мне очень понравилось, также как и вчера на автопробеге, на котором я был, то, что, не знаю, было немного меньше половины мужчин, может быть, 35-40% мужчин среднего возраста, много молодежи. Вчера на автопробеге был типичный средний класс московский, так что сегодня верующие люди – это в большей степени люди с активной гражданской позицией, люди, которые состоялись как профессионалы, как активные участники жизни общества, разных процессов – экономических, общественных и так далее. И сейчас эти люди стараются выражать, в том числе, и в своей работе, в своей гражданской позиции свою веру, что очень хорошо.

Кремер: Но тем не менее, среди тех самых людей, которых вы описали, среди активных, образованных горожан среднего класса, сейчас есть некоторое недовольство официальной позицией Церкви, и есть некоторое противостояние.

Чаплин: Есть определенная узкая среда, которая очень боится, что придется меняться, что придется менять образ жизни, что образ жизни, который связан с грехом, придется пересматривать. Это основная причина. Под это подводят различную философскую базу, придумывают различные идеологические построения, но основная причина именно в этом.

На самом деле то, что сегодня говорил Патриарх, не меняется с течением тысячелетий. Христа гнали потому, что он говорил людям правду, и говорил, что им нужно измениться, чтобы достичь и вечное царство Божье, и достойной жизни здесь; и сейчас Церковь говорит ровно об этом же. Многим это не нравится.

Кремер: А вам не кажется, что на самом деле многим не нравится не то, что Церковь говорит и не то, к чему она призывает, а наоборот какие-то слова, которые она не говорит?

Чаплин: Все остальное - отговорки, потому что Церковь на самом деле не должна говорить что-либо в пользу той или иной политической силы, в пользу тех или иных частных интересов. Она всегда говорит о том, что грех – это плохо, блуд – это плохо, развязное поведение – это плохо, не знаю, пьянство, наркомания – это плохо, неверность супружеская – это плохо. И люди, которые понимают, что это плохо, но боятся себе в этом признаться, очень боятся, что об этом будут говорить все, включая собственных детей. Вот в этом на самом деле главная проблема, все остальное – отговорки.

Кампания, которая сейчас ведется, она ведь не имеет на самом деле своей основой все те построения, которые озвучиваются. Основа очень простая – люди слышат, что им нужно измениться, изменить личную жизнь, изменить общественную жизнь, и очень этого боятся. Отсюда определенная поддержка этой кампании, - не массовая, это поддержка такого объевшегося и привыкшего грешить московского, питерского обывателя. Причем не случайно он так агрессивно всегда себя ведет.

Кремер: Вы же никаким образом не мешаете ему, этому объевшемуся обывателю, грешить?

Чаплин: Мы говорим, что он не прав, понимаете? Мы не можем его заставить измениться, и слава Богу, но мы ему периодически говорим о том, что если он не изменится, ему будет очень плохо в будущем. Ему это не нравится.

Кремер: Понимаете, есть такая вещь, которую я слышу от многих людей, которые меня окружают, и которая мне кажется, в общем, имеет право на существование. Дело в том, что многие люди сейчас ждут от Патриарха, в том числе, очень простых слов, примерно таких, как я себе их представляю. Ждут слов: Давайте помолимся за девушек, которые сейчас находятся в тюрьме, которые совершили ужасную глупость, давайте призовем к милосердию.

Чаплин: Мы за них молимся, я за них молюсь, но мы молимся о покаянии и вразумлении, они тоже должны измениться. И покаяние – это условие прощения, не может быть прощения без покаяния, потому что прощение без покаяния повредит тому, кого прощают.

Вы знаете, мы сейчас не случайно вспоминаем Пасху Христову, почему Христос не оставил без наказания грех, он взял на себя это наказание, но наказание должно было быть совершено. Бог не может быть несправедлив. Бог не может быть не свят, он свят, и он не может соседствовать ни с каким грехом, он должен был осуществить справедливость по отношению к грехам мира. И когда он эту справедливость осуществил, взяв на себя это наказание, и наказание было совершено, и грех был прощен, и прощается грех сейчас только тому, кто верует во Христа, об этом сегодня говорил Патриарх, и только тот получает прощение, кто приносит покаяние. Поэтому в данном случае мы ждем покаяния, и Бог ждет покаяния, и я надеюсь, что когда это покаяние будет принесено, прощение, конечно, совершится и со стороны Бога, и со стороны Церкви. Простить без покаяния было бы несправедливо, и значит, это было бы против Божьей правды.

Сам Господь Иисус Христос говорит следующее: Если согрешит против тебя брат твой, выговори ему, - заметьте, - выговори ему, и если покается – прости ему. Вот слова Христа. Прощение без покаяния будет вредным для них, поверьте мне.

Кремер: Господь на кресте говорил: Отче, прости им, ибо не ведают, что творят. Он не требовал покаяния.

Чаплин: А вот эти ведают, что творят, поверьте мне, это очень сознательные участники разного рода акций. Господь говорит: Прощение только после покаяния. Так говорит Господь. Прощение может быть только после покаяния. Я только что привел вам Евангельские слова. Христианство – это не толстовство, христианство – это не пацифизм, христианство – это не соглашательство с грехом. Соглашательство с грехом – прямо противоположно христианству.

Кремер: В уставе Русской Православной Церкви есть слова о том, что Патриарх имеет долг, ходатайство и печалование перед органами государственной власти.

Чаплин: Я, кстати, - механизм этого печалования, я как раз очень часто подписываю письма, обращения в разные органы власти с просьбой кого-то помиловать, смягчить приговор, если нас об этом просят. И, конечно, в данном случае, когда совершен явный грех против Церкви, а это явный грех против Церкви, конечно, должны попросить о прощении в любом случае.

Кремер: И вам кажется, что с помощью сегодняшнего молебна вы можете повлиять на девушек, которые совершили глупость? На тех, кто их защищает?

Чаплин: Вы знаете, много раз обращали к ним этот призыв к покаянию, и вот одна из них – Мария Алехина сейчас сделала, может быть, полшага к покаянию, она привела известные слова Мандельштама: Извиняюсь, но внутри ничуть не изменяюсь. На самом деле она уже изменилась, поэт сказал очень красивую вещь, но она не всегда и не во всем справедлива. Если человек сказал: Извиняюсь, - он уже стал немножко другим, и это хорошо, и я надеюсь, что будут и дальнейшие шаги к покаянию.

На самом деле есть с ними диалог - и через адвоката, и через обмен публичными импульсами.

Кремер: Сегодняшний молебен – это часть этого диалога?

Чаплин: Нет, это, все-таки, проявление солидарности верующих людей со своей Церковью, со своим Патриархом.

Кремер: Соответственно, так как это реакция на этот поступок – это часть диалога?

Чаплин: Дело не в этом поступке только, вы знаете, что были нападения на храм, и сегодня во время молебна и стояния в храме, и рядом с храмом находились иконы, которые были исполосованы ножом, крест, в который вонзили тоже нож, так что на самом деле речь идет о такой уже достаточно серьезной тенденции.

Так вот, если вернуться к тому, о чем мы говорили, на самом деле уже после всех призывов к покаянию, мы опять увидели тексты, в которых оправдывалось совершенное. Значит, покаяния нет, значит, есть попытка настоять на ложном чувстве собственной правоты. Я надеюсь, что это изменится, я надеюсь, что они смогут, все-таки, измениться к лучшему не через десятилетия, не тогда, когда уже будет поздно, потому что будет перейдена граница этого мира, а раньше. И чем раньше это произойдет, тем лучше.

Кремер: То есть, вы этого добиваетесь по своему?

Чаплин: Мы этого ждем. Мы не добиваемся, мы не насилуем чью-то волю, но мы говорим о том, что правда, и что ложь, и что кощунство, что нормальное поведение христианина. И то, что сегодня люди пришли помолиться – без лозунгов, без криков, без скандирования, - это просто говорит о том, что просто люди хотят проявить свою мирную спокойную добрую силу. Нам не нужно воздавать злом на зло, конечно же, но нам не нужно и молчать и делать вид, что ничего не происходит. Не зря сегодня святейший Патриарх сказал о том, что были в свое время и предатели, и сейчас есть предатели в рясах, то есть, люди, которые пытаются оправдать грех, и побудить Церковь примириться с этим грехом. Так не бывает, это не христианское поведение.

Кремер: То есть, у вас есть ощущение, что сегодняшний молебен поможет вам в борьбе с агрессивным либерализмом?

Чаплин: Люди пришли, чтобы помолиться, и чтобы выразить свою поддержку Церкви и желание защитить Церковь и святыни. Вы знаете, мы ведь не боремся с людьми, мы не ставим перед собой задачу уничтожить врага. Наша задача другая – помочь грешнику измениться. Да, есть неправильные взгляды.

Кремер: А вы считаете, что тюрьма – это хорошее место для того, чтобы меняться?

Чаплин: Вы знаете, всякое бывает в жизни человека, иногда и верующим людям шла на пользу волна гонений. Церковь, по-хорошему, чувствует себя лучше всего именно тогда, когда она гонима. На самом деле я сейчас, может быть, удивительную вещь скажу, может быть, некоторые мои со-пастыри и со-верующие меня не одобрят, но я считаю, что вот эта волна агрессии такой против Церкви не так уж случайна, понимаете? Она для чего-то нам дана. Она идет нам на пользу. То, что сейчас мы с вами разговариваем не о последних моделях одежды, не о последних моделях машин, а говорим о Евангелие, говорим о Христе – это неплохо. И когда на Церковь воздвигаются гонения, люди внутренне собираются, люди сосредотачиваются, люди начинают больше говорить о Христе.

Кремер: Но мне кажется, что как раз апогеем этого объединения мог бы быть призыв к милости, я по-прежнему уверена.

Чаплин: Еще раз: милость без покаяния – это вредная вещь, это опасная вещь прежде всего для тех, чей грех таким образом как бы оправдывается, как бы объявляется нормой.  

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.