Преемник Гудкова: я член президентского резерва, этим все сказано

Кофе-брейк
3 октября 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Сегодня ЦИК передал освободившийся после изгнания Геннадия Гудкова из Госдумы мандат другому члену «Справедливой России» Александру Тарнавскому. После этого депутат Тарнавский приехал на ДОЖДЬ и ответил на вопросы о скандалах, связанных с этим процессом. В частности, о том, почему мандат не достался экономисту Никите Кричевскому, который в избирательном списке был выше его.

 

Лобков: Сегодня в центре общественного внимания член Центрального совета партии «Справедливой России» Александр Тарнавский, к которому, вроде бы, переходит вакантный мандат от депутата Геннадия Гудкова, которого лишили на пленарном заседании Думы. По этому поводу сегодня было заседание ЦИКа. Секретарь ЦИКа Конкин сделал два взаимоисключающих заявления, насколько можно судить из информагентств. С одной стороны, он не исключил возвращение Гудкова в Госдуму. С другой стороны, было принято решение о передаче этого мандата Александру Тарнавскому, который дает сегодня первое телевизионное интервью. Можно ли вас поздравить с тем, что вы сюда пришли как депутат Госдумы?

Тарнавский: Павел, думаю, что и можно, и нельзя. Можно, потому что, в принципе, решение принято, но будучи юристом по образованию, как минимум, должен увидеть документ и получить удостоверение депутата Госдумы. Я на заседании Центральной избирательной комиссии не присутствовал, не приглашали. Поэтому скажем, депутат, но еще не вступивший в свои полномочия.

Лобков: А кто принимал решение о том, что именно вы, а не Никита Кричевский, который был фаворитом и который следовал в списке вторым номером после Гудкова по этому региональному списку, а у вас было третье место, возьмете этот мандат?

Тарнавский: Вы знаете, вообще решение принимает партия, президиум Центрального совета. Но я хочу вас поправить. Будучи активистом и одним из активных деятелей партии, Никита Кричевский никогда не был фаворитом и даже последний месяц или два, когда мы рассматривали вопрос, кому лучше пойти, потому что быть депутатом, это не благо - это большая ответственность, и депутат должен быть для партии, а не партия для депутата, то всегда обсуждалось 4-5 фамилий. Да, действительно, на каком-то этапе Кричевский был в этом списке, но на последнем этапе он как бы выпал из списка по ряду причин. Могу назвать как бы две.

Лобков: Да, пожалуйста.

Тарнавский: Первая причина – еще когда обсуждался список перед выборами в декабре 2011-го года, сейчас об этом можно говорить, «резалась» территория. В итоге Москва была поделена на три части, которые возглавили уважаемые нынешние депутаты, такие как Хованская, Агеев и Гудков. Но вариант был порезать Москву на 4-5 частей. Например, обсуждался вариант, что я пойду первым по одной из групп, обсуждались другие варианты. Так вот, активу московскому не понравилось, что в итоге в бюллетени оказался Никита Кричевский, будучи по своей работе безработными, хотя мы знаем, что он экономист, ему есть, что людям показать. Вторая была позиция, которая очень удивила членов партии, что он практически не принимал участие в избирательной кампании, особенно в ночь голосования. Мы помним огромное количество вбросов. Меня Геннадий Гудков направил в восемь вечеров на самый скандальный вброс в школе у метро «Парк культуры», улица Тимура Фрунзе, куда приехали и Ольга Романова, и Лена Лукьянова, и Николай Гончар от «Единой России», и Владимир Жириновский. И мы там обсуждали ситуацию, что делать с тем вбросом, который был. И это была важная работа, потому что я заканчивал свою работу, например, в пять утра в своем районе Проспект Вернадского, когда переписывались все протоколы. И Никита, видимо, выполнял какую-то другую функцию. Я, кстати говоря, с ним не знаком. Поэтому уже тогда был определенный негатив у актива. Но и не скрою, был плюс огромный, что он беспартийный. Но когда возникла ситуация с Митрофановым - «Группа пяти», то тогда, конечно, появилось определенное напряжение. Мы все за Геннадия Гудкова переживаем, мы поддерживаем его. Наша позиция жесткая, бескомпромиссная. Кстати говоря, я думаю, позиция партии будет такова по принципу, как говорится, не насолить друг другу. Если единороссов предложат к лишению мандата также как Гудкова, мы будем тоже голосовать против, потому что мы считаем это антиконституционно. Это к тому, кто был фаворитом.

Лобков: Единороссы говорят, что вы все сделали неправильно, и что они будут добиваться пересмотра принятия поправок в Закон «О статусе депутата», который не позволит партии произвольно решать, кому отдать мандат, а установит четкую очередность, что должен был идти все-таки Кричевский.

Тарнавский: Павел, как раз такой и был закон, потом «Единая Россия» для своих нужд приняла поправки. Это была инициатива «Единой России», что партия имеет право в течение 14-и дней внести кандидатуру. Много есть примеров. Буквально с лентой я готов это отработать и дополнительно сказать о множестве примеров. Сегодня член ЦИКа заявил, что в одной региональной группе пять раз единороссы передавали мандат другому. Другой пример: Алексей Пушков, известный телеведущий, коллега, наверняка вы знаете, 27-региональная группа «Единой России» - он четвертый. Депутат Трутнев – первый - снимается, передает мандат четвертому Пушкову и Пушков четвертый.

Лобков: Но все-таки за какие-то заслуги вас, наверное, выбрали, не просто же так? И многие говорят о том, что вы финансово очень помогали партии, именно поэтому ваша кандидатура была предпочтительней.

Тарнавский: Вы знаете, с моей точки зрения, есть четыре позиции при прочих равных. В итоге, коллеги остановились на мне. Хотя я повторяю, как минимум, четыре человека - это и Максим Чирков, муниципальный депутат очень известный авториет, Олег Ястребов, профессор университета Дружбы народов, ну и еще ряд товарищей. Всего у нас, помимо Геннадия Гудкова, 10 человек. О Никите я уже говорил. Что показалось коллегам правильным в этой сегодняшней ситуации - это именно Тарнавский. Первый опыт - депутат Московской городской Думы. Я сейчас тоже два слова об этом скажу. Второе - работа в исполнительной власти вице-губернатором Кировской области. Третье – работа в Академии наук, и именно по юридическому профилю (Институт государства и права). И четвертое – кадровый резерв президента. Я был кадровым резервом Дмитрия Анатольевича Медведева и горжусь этим. И не просто числился в списке, имел честь и удовольствие работать с Дмитрием Анатольевичем.

Лобков: В каком качестве?

Тарнавский: В качестве того человека, который был приглашаемым Дмитрием Анатольевичем по тем вопросам, которые его интересовали.

Лобков: То есть вы консультировали Медведева?

Тарнавский: Я не консультировал, я отвечал на те вопросы, которые интересовали президента России. На какой-то момент времени он считал нужным их задать.

Лобков: В какой области?

Тарнавский: Я кадровый резервист - этим все сказано. И опыт разный у меня. Очень уважительная состоялась встреча с Дмитрием Анатольевичем, и я благодарю судьбу, что такая встреча состоялась, потому что в кадровом резерве нас было несколько сот человек.

Лобков: А ваша партия голосовала, кстати говоря, против Медведева солидарно, когда его выдвигали в премьер-министры. И вот та самая «Группа пяти», о которой вы с негодованием говорили, которая расколола фактически партию, они как раз голосовали за Медведева, а вы, судя по вашим уважительным высказываниям, голосовали против Медведева?

Тарнавский: Я обращаю внимание, что это кадровый резерв президента Российской Федерации. Я еще не депутат, я еще не голосовал. Но есть партийное решение, есть решение партийной фракции и я его всецело поддерживаю.

Лобков: Понятно. Но вот Никита Кричевский сильно обиделся и от обиды опубликовал переписку с господином Левичевым. А Левичев кем является? Если председатель партии Миронов, то кем является Левичев?

Тарнавский: Левичев является председателем партии.

Лобков: Председателем партии. Вот цитирую, что пишет Левичев Кричевскому: «Уважаемый Никита Александрович, вопрос решился не в вашу пользу. Будьте сдержанным в комментариях». В комментариях да, действительно, сдержан господин Кричевский в комментариях. Он отказался прийти к нам. И в частности Кричевский говорит о том, что именно финансовый вопрос был главным, что вы как мощный спонсор партии и стали фаворитом.

Тарнавский: Вы знаете…

Лобков: Вы можете подтвердить то, что вы были мощным спонсором партии?

Тарнавский: Я был активистом, остаюсь активистом и работаю на благо партии своими мозгами, руками и будет возможность, буду платить членские взносы и помогать партии в перспективе. Финансовым спонсором партии я не был, но это совершенно не значит, что я не использовал свои знания, опыт, для помощи партии.

Лобков: А у вас бизнес есть какой-то свой?

Тарнавский: Я входил в Советы директоров ряда компаний, и вышел.

Лобков: В какой области?

Тарнавский: Это разные компании - банк, коммунальная компания, инвестиционная компания и строительная компания, чем в последнее время достаточно активно занимался. Занимались строительством в Чебоксарах, столице Чувашии, торгово-развлекательного центра ведущего в республике, имея в виду, что в этих компаниях присутствует большая доля правительства Чувашии.

Лобков: Так, ну вот что теперь вам нужно делать с этими акциями, чтобы вы не повторили судьбу Гудкова?

Тарнавский: У меня, чтобы было правильно понято, у меня нет ни одной акции. Я был менеджером и участвовал в органах управления, получая зарплату и вознаграждение за свою работу. Я сейчас вышел уже, уволился из компании, вышел из Советов директоров. Поэтому и вопрос-то решался, поскольку я это сделал вовремя, и в данный, в настоящий момент у меня нет владения долей в компаниях, и нет ни одной акции, которыми бы я владел.

Лобков: Хорошо. Вот депутат Гудков был очень известен тем, что принимал активное участие в протестном движении, обличал и лично президента Путина и его окружение в злоупотреблениях и так далее, и тому подобное. Был очень известным деятелем протестного фронта, скажем так. Собираетесь ли вы вместе с мандатом Дмитрия Гудкова наследовать и эту его роль в партии?

Тарнавский: Вы знаете, вот у нас округ - 45% населения Москвы. Очень многие люди за нас голосовали, многие симпатизировали, поэтому люди разных убеждений, они наши избиратели. Мы будем заниматься, и я лично буду заниматься и этим направлением, и другим направлением, поскольку люди разные, мыслят по-разному. Геннадий Гудков яркий выразитель протеста, но есть и другие виды работ, которые необходимо делать, в частности, много работы на территории, на уровне Москвы, на уровне муниципалитетов, на уровне актива. Есть темы, связанные с культурой, с экологией, с охраной природы, которыми надо заниматься. Это каждодневная тяжелая невидная работа. Я всегда был социальщиком, кстати говоря, был вице-председателем или зампредседателя Московского городского благотворительного совета. Эту работу надо делать, она может быть не очень…

Лобков: То есть, как вы считаете, что важнее: практика малых дел или яркие протестные выступления?

Тарнавский: Важно все, Павел. Я не хочу стать гуру, который говорит как надо. У меня есть свой опыт понимания что и как надо делать, я считаю, что надо сосредоточиться на разных направлениях деятельности, имея в виду и поддержку протестного движения.

Лобков: А в какой форме вы будете поддерживать протестное движение? Вот Геннадий Гудков входил в разнообразные организационные комитеты. Он и его коллеги брали на себя очень большую, не видную, может быть, работу, по обеспечению правопорядка. И он вел переговоры с силовиками, с которыми был очень хорошо знаком по прошлой работе, чтобы митинги проходили наиболее гладко и без эксцессов. Он был таким, можно сказать, зажигал как-то толпу и он умел публично выразить свою мысль очень ярко. И в этом смысле сможете ли вы заменить его именно в этом качестве?

Тарнавский: Геннадия Гудкова повторить сложно, он не нуждается в таком пиаре. Важно понимать, что это публичная работа, работа с людьми, надо, чтобы тебе доверили, признали тебя и сказали: ты лучший, ты представляешь нас. Этой работой будем заниматься, найдем свое место. Многих людей знаю, общаюсь с ними, и вот некие упреки, мол, он малоизвестный депутат. Хочу просто обратить внимание. Вот Сергей Неверов так несколько раз высказался: непонятно кто, непонятно какой. Есть некие вехи в биографии, которые остаются на всю жизнь. Вот пример простой. Я уже упомянул, что я был депутатом Московской городской Думы, прошло три череды выборов. К сожалению, к сожалению, я стал единственным депутатом Московской городской Думы, который прошел в Думу через пресловутый список Лужкова. Это было в 2001-м году. Может, я мало известный, только никто другой моего опыта не имеет. Я прошел через этот список почему? Потому что меня поддержали люди. Проспект Вернадского - 52% голосов. 2005-й год - такого опыта нет. 2009-й - такого опыта нет.

Лобков: Хорошо. О ближайшем. Вернемся все-таки к ближайшим событиям. Вот возможно будет объявлена акция протеста в ближайшее время, может быть, «Марши миллионов» какие-то еще пока несформированные, координационный совет оппозиции, например, существует. Пойдете ли вы в Координационный совет оппозиции? Будете ли вы выступать на очередном «Марше миллионов»? Приняли ли вы для себя такое решение?

Тарнавский: Буду обсуждать это с коллегами. Я со многими коллегами знаком, с кем-то я не знаком. И надо исходить из того, что люди согласились дать слово, люди согласились выслушать мою позицию. Конечно, переговоры по этому поводу буду вести. Я хотел бы влиться не только в протесты, но и в протестное тоже движение, общаться, взаимодействовать с людьми. Я уверен, что я свое место в этом движении найду.

Лобков: Сегодня вот это заявление Конкина, не могу не обсудить, что Гудков имеет возможность вернуть себе статус депутата Госдумы. Я не совсем понимаю, как он может вернуться, если вы уже на его месте?

Тарнавский: Я могу сказать только одно: я не являюсь специалистом по Конституционному праву, потому что я действительно занимался бизнесом, работал в других направлениях. Но если меня спрашивают, передам ли я мандат Геннадию Гудкову - передам с чистой совестью, потому что мы считаем, фракция, партия считает, что мандат забрали незаслуженно.

Лобков: То есть, если вас ждет юридическая коллизия и вот по этим юридическим тонкостям, которые известны только в Центризбиркоме, Геннадий Гудков все-таки получит такую возможность, может быть, через суд или как-то еще. вы опять отдадите свой мандат Геннадию Гудкову?

Тарнавский: Я передам Геннадию Гудкову, потому что должна быть справедливость в этом вопросе, много очень напутано. Я опять же вернусь к Сергею Неверову, который на днях на сайте «Единой России» сказал: «Партия спешно передала мандат». Очень уважаемый депутат. Я посмотрел, он не один созыв проработал. Кстати говоря, Конкин говорил о том, что последний день предоставления информации - это четверг 27 сентября. Вот 27 сентября документы и пришли. Поэтому партия в последний момент решала, проводить ли президиум Центрального совета. Это было 26 вечером. Никакой поспешности не было. Лидер партии Сергей Миронов сказал, что это будет в последний момент и мы с ним согласны.

Лобков: А единогласно вас утвердила партия?

Тарнавский: Я не присутствовал на президиуме Центрального совета.

Лобков: Но Левичев, как я понимаю, за?

Тарнавский: Ну, раз решение принято… С Левичевым пока не общался, но обязательно, может быть сегодня или завтра пообщаюсь.

Лобков: А с Кричевским общались?

Тарнавский: С Кричевским не знаком. Познакомимся, наверное. Не доводилось вместе взаимодействовать. Мы с ним не знакомы.

Лобков: Вы признаете факт раскола в партии «Справедливая Россия» и «Группы пяти»? И вот эти непонятные взаимоисключающие решения - Кричевский или Тарнавский? Вы признаете наличие в партии раскола в «Справедливой России»?

Тарнавский: Павел, никакого раскола нет. Есть обычная рядовая работа. Вообще, альтернатива, я повторяю, - Кричевский, Тарнавский. Была альтернатива - Тарнавский, Чирсков, Ястребов, если брать последние две недели. Вот эта альтернатива была. И то, что сказали «Тарнавский», я еще раз повторяю, это большая для меня честь и ответственность. На моем месте мог быть Максим Чирков. Я еще раз повторяю, решалось действительно в последние дни. Что касается «Группы пяти», но вы лучше ситуацию как бы знаете, партия идет своим курсом, партия работает в своем коридоре, имеет своих сторонников и наше дело правое, как говорили, мы победим, если не завтра, то послезавтра.

Лобков: Скажите, пожалуйста, в каком комитете вы себя видите, учитывая, что Гудков работал в Комитете по безопасности?

Тарнавский: Знаете, этот вопрос вообще решается на фракции. Я буквально вчера этот вопрос задавал, у меня есть свои интересы.

Лобков: Расскажите.

Тарнавский: Мне бы хотелось работать либо в Социальном комитете, либо в Комитете природных ресурсов. Дело в том, что я начинал свою жизнь с экологии. У меня кандидатская диссертация - это «Становление природоохранного движения в России». А именно я писал о появлении борцов за защиту природы, появление Всероссийского общества охраны природы. Лет 15 им занимался. Я, кстати говоря, в 24 года защитил кандидатскую диссертацию, был самым молодым кандидатом юридических наук в Советском Союзе. Планировал быть в 30 лет по экологии, но это пришлось на конец 80-х.

Лобков: Тем не менее, успех к вам и признание пришло сегодня и довольно неожиданно. Спасибо вам большое. Когда получите официальный мандат уже, такую корочку, тогда поздравим вас официально. Сегодня пока неофициальное поздравление с тем, что вы стали депутатом Госдумы, приняв очень важный депутатский мандат от Геннадия Гудкова.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.