«Представьте себе девушку, которая учит парня водить танк». Израильский опыт

Кофе-брейк
2 ноября 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Ольга Шакина
Теги:
Израиль

Комментарии

Скрыть

Гостем программы КОФЕ-БРЕЙК сегодня стала Анна Уколова, начальник отдела пресс-службы израильской армии. Она рассказала о том, как проходит служба в армии и о чем говорят израильские парни и девушки после демобилизации.

Шакина: Сколько в израильской армии русскоязычных солдат?

Уколова: Сложно определить, сколько точно. Русскоязычный солдат – это может быть солдат, который приехал в возрасте 2 лет, который себя больше определяет коренным израильтянином, это может быть человек, который родился в Израиле, но его родители говорят на русском языке, потому что им было важно поддержать русский язык. Практически во всех подразделениях есть русскоязычные ребята. Это язык, который поддерживается, культура поддерживается. Проблемы, чтоб найти русскоязычного человека для интервью с русскоязычными СМИ, у меня не составляет. Могу сказать, что каждый 5 солдат - репатриант, у нас репатриант может быть человек, который приехал из СНГ и также из США. В нашей армии есть представители более 40 стран мира.

Шакина: У вас сейчас создано первое женское подразделение для участия в боях. Вы девушек готовы посылать под пули?

Уколова: Специфика нашей армии состоит в том, что армия маленькая из-за того, что страна маленькая. Все жители Израиля - военнообязанные. В самой армии 92% должностей открыты для женщин, выбор идёт только в зависимости от личных качеств. Подразделение боевое пехотное, которое называется «Каракаль», в переводе «Пустынная рысь», было создано давно, оно уже давно защищает южную границу Израиля. Оно создавалось как женское подразделение, в итоге принялось решение, что интеграция женщин с  мужчинами намного эффективнее. На данный момент это подразделение, которое состоит на четверть из девушек, которые защищают южную границу Израиль с Египтом.  Там девушки доказывают, что они могут защитить свою страну.

Был один пример пару месяцев назад, когда террористы пытались прорвать эту границу, и девушки из подразделения батальона «Каракаль» защитили и предотвратили теракт, который мог унести много жизней. Девушки у нас есть в различных подразделениях, это военные пилоты, есть девушки в военно-морском флоте, есть девушки-кинологи, которые дрессируют собак, живут с ними, которые находят взрывные устройства.

Шакина: А почему чисто женское подразделение работает не так хорошо, как смешенное?

Уколова: Не потому что не так хорошо, мы просто верим, что в смешенных подразделениях больше интеракция. Девушки равняются на мужчин, парни равняются на девушек. У нас в первое время курс офицеров был разделён, но тот опыт, который может принести девушка, тот опыт, который может принести мужчина, он разный.  Когда есть интеграция, когда они работают вместе, когда они учатся вместе, в итоге получается другой и более эффективный вариант.

Шакина: А момент межгендерного интереса, он как-то учитывается, химия как-то подхлёстывает интерес к службе?

Уколова: Я думаю, да. Больше всего мы это видим в тех должностях, когда девушки занимают должность инструктора. Представьте девушку-инструктора в танковом подразделении, девушка, которая учит парня водить танк. Психологически парень будут стремиться к тому, чтобы стать лучше.

Шакина: А нет такого, что женщину не воспринимают в серьёз?

Уколова: Это уже давным-давно вошло в менталитет израильского общества, когда знают и понимают, что девушки служат, они поднимаются по карьерной лестнице в армии. Все служат, все защищают свою страну. Девушки обычно смеются, говорят, что на первом свидании в Израиле один из первых вопросов, который появляется, это  кто где служил. И очень часто опыт женщины может быть больше, чем мужчины.

Шакина: А у вас всегда ходят с оружием?

Уколова: Это зависит от должности, рода занятия, от задачи, которую девушка или парень должен выполнить. Есть для этого определённые правила. Если человек уходит домой с оружием, есть определённое правило, что нужно делать с этим оружием, чтобы оно не приносило вред окружающим.

Шакина: Как вы можете описать быт и атмосферу в армии Израиля?

Уколова: Атмосфера очень дружественная, очень спокойная. Очень специфично то, что  в иврите нет понятия «вы» как отношения уважительного. Командиры и солдаты обращаются друг к другу по имени, мы не верим в то, что, если солдат будет бояться командира, он пойдёт за ним. Мы верим в то, что солдат пойдёт за командиром, если он его уважает. Командир должен уметь вести за собой солдат, он должен их понимать, к каждому находить свой подход. Нас этому учат на офицерских курсах, поэтому создаётся атмосфера очень тёплая. Они знают, что завтра, может быть, им придётся выходить в бой и им придётся защищать друг друга. Нельзя допускать того, чтобы между ними были ссоры. В российской армии очень жёсткая дисциплина. У нас тоже есть дисциплина, но она теплее. Может, потому что там девушки служат, у нас так всё более семейно.

Шакина: У вас все военнообязаны, соответственно, все могут носить оружие. Это как-то обостряет обстановку в обществе?

Уколова: Человеку, которому оружие не нужно, он не получит на него разрешение. Люди, которые находятся на службе в армии, они имеют право ходить с оружием. Если человек выходит на гражданку, он получит оружие, если его дальнейшая работа будет с этим связана. К сожалению, реальная жизнь в Израиле сводится к тому, что бывают теракты, которые не всегда получается предотвратить. Были такие случаи, когда человек имел по роду должности оружие, который предотвратил последствия теракта. Это не обостряет ситуацию, потому что все привыкли.

Шакина: Это не превышает риск употребления этого оружия, например, в ситуации бытовой ссоры?

Уколова: Бывают всякие ситуации. В армии на курсах молодого бойца уделяют очень большое внимание вопросам безопасности ношения оружия, это определённые правила, которые вкладывают в головы призывника. Все эти правила, как у нас говорят, написаны кровью. Все происходившие ситуации изучались, и из этого делались выводы. У нас какая-то ответственность, понимание того, что оружие убивает.

Шакина: Почему важны контакты именно с русскоязычными СМИ для армии Израиля? Почему вы приехали?

Уколова: Наш отдел, в котором я работаю, работает с различными СМИ в мире. Это могут быть представители европейских СМИ, представители американских СМИ, азиатских, русскоязычных. Мы просто верим в то, что, если мы говорим на том же языке, на котором говорит корреспондент, мы можем чётко сформировать свою позицию и передать точную информацию, поэтому есть такое уважение и понимание того, что это нужно. Также мы понимаем, что много жителей Израиля русскоязычных, которые продолжают смотреть каналы, которые транслируются из России, таким образом, мы помогаем получить информацию про нашу армию. Ведь если журналист хочет сделать сюжет про израильскую армию, он не может это сделать без контакта с пресс-службой. Нам скрывать нечего, кроме определённых технологий. Мы любим показывать нашу армию, в которой много всего интересного.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.