Политолог Минченко: Прохоров – новый Тигипко

Кофе-брейк
23 января 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Мария Макеева

Комментарии

Скрыть
Евгений Минченко в эфире ДОЖДЯ прокомментировал последние новости из ЦИКа и оценил возможность выхода предоставивших подписи кандидатов на финишную прямую.

Макеева: Обсудим всю эту фантасмагорию, которая сегодня поступает нам в виде новостей из Центризбиркома о неожиданных проблемах у двух кандидатов – Григория Явлинского и у Дмитрия Мезенцева. Митрохин заявил: «По моим ощущениям, Явлинского будут снимать с выборов». Как считаете, будет ли так? И еще вопрос – а зачем?

Минченко: Первое – я думаю, что оснований для того, чтобы снять любого из кандидатов, которые регистрируются по подписям, более чем достаточно. Качественные 2 млн. подписей в те сроки, в которые предусмотрено законом это сделать, собрать не представляется возможным.

Макеева: То есть Пеунова права? Нормальный человек больше, чем 200 тысяч подписей собрать не в состоянии?

Минченко: Я думаю, что примерно такие цифры вполне реалистичны. Кстати, президент у нас примерно такие параметры и обозначил на следующие выборы. 2 млн. – это абсолютно неподъемная цифра, я думаю, что, конечно же, качественных 2 млн. подписей нет ни у кого из кандидатов.

Макеева: Тогда почему Явлинский?

Минченко: Я думаю, что социология подвела Григория Алексеевича. Посмотрели – у Путина есть реальный шанс совершенно честно выиграть выборы в первом туре. Что надо сделать для того, чтобы выиграть в первом туре? Минимизировать количество кандидатов. В этом смысле часть голосов Явлинского уйдет к Прохорову, часть – к Миронову, часть уйдет в неявку. Это не страшно. Все равно меньше распыления, больше шансов на то, что в первом туре все удастся закончить.

Макеева: Почему именно Явлинский? Разве он такой опасный кандидат? Есть еще такая версия, что это делается для того, чтобы в итоге граждане решили, что Явлинский – настоящий кандидат, сейчас в течение двух дней будет бурление, а потом ему все-таки дадут баллотироваться. И люди решат: ну раз его чуть было не сняли, значит, он все-таки сила, проголосую за него.

Минченко: Ну что, ну проголосуют. Какая разница – будет у него 3% или 5%. Это непринципиально. Гипотетически, наверное, могут Григория Алексеевича и оставить, это на расклад особо не влияет, это может повлиять уже между первым и вторым туром. Очевидно, что Прохоров в той или иной форме поддержит Путина. Он сказал, что никого поддерживать не будет, но я думаю, что он найдет способ, как это мягко исполнить. А Явлинский далеко не факт, что при выборе Зюганов или Путин поддержит Путина. Поэтому с этой точки зрения лучше дать возможность аккумулировать эти голоса злого среднего класса Прохорову, а потом уже каким-то образом он организует передачу этих голосов Путину.

Макеева: Ваши коллеги высказывали сегодня и такую точку зрения, что изначально, мол, было понятно, что Явлинского в качестве кандидата не зарегистрируют. До этого много говорилось о том, что Явлинский вообще назывался спойлером, что это специальный человек, что он не самостоятельный кандидат. Можно ли говорить о том, что сегодняшнее событие свидетельствует о том, что он все-таки самостоятелен, и действительно ли можно было бы говорить, что изначально было понятно, что он не будет зарегистрирован?

Минченко: Понимаете, у нас полностью самостоятельных кандидатов нет. Владимир Владимирович Путин тоже от очень многих вещей и от многих людей зависит. Понятно, что политика – это искусство возможного, и в этом смысле Явлинский как-то вынужден в этом мире оперировать, ориентироваться. В конце концов, ему дали перейти 3%, он получит бюджетное финансирование на партию, он депутат заксобрания Санкт-Петербурга. Что-то у него уже есть.

Макеева: Депутат заксобрания Санкт-Петербурга – как скромней пришлось иным политикам стать в желаниях, не правда ли?

Минченко: Что делать? Я думаю, что Григорий Алексеевич – человек достаточно самостоятельный, хотя, конечно, какие-то вещи он с Кремлем согласовывает. Ровно так же, как делает в каких-то случаях Зюганов, у которого, наверное, наибольшая автономия из всех наших оппозиционных политиков, представленных в парламенте. Просто за счет того, что у него рейтинг выше, поэтому автономии больше.

Макеева: Мезенцев как в эту компанию попал?

Минченко: С одной стороны, показать – вот, совершенно провластный кандидат, друг премьер-министра, губернатор, не зарегистрировали. Смотрите, у нас все как в аптеке, честнее Чурова нет никого. А с ролью технического кандидата, который изначально отводилась Мезеневу на случай, если все остальные снимутся, чтобы сохранить конкурентность выборов, я думаю, что с ролью технического кандидата вполне справится Михаил Прохоров.

Макеева: Явлинский считает Прохорова представителем нынешней корпорации власти. Но в то же время Явлинский поблагодарил Прохорова за призывы сделать все, чтобы Явлинского не снимали с выборов - сегодня Прохоров с таким призывом выступил. Вы говорили о том, что в той или иной степени всем кандидатам приходится лавировать и действовать в пределах возможного. Насколько Прохоров в этих пределах приблизился к власти, по-вашему?

Минченко: Я думаю, что Прохоров пытается попасть в обойму. Он себя предлагает как человека, который способен провести либеральные реформы, жесткие при этом, непопулярные, такого нового Чубайса. Я думаю, этот тот имидж, который пытается себе строить Михаил Прохоров в глазах у власти – вам все равно нужны новые люди, вам нужно какое-то представительство от Болотной, от Сахарова, вот он я. Я приду, пенсионный возраст повышу, я трудовой кодекс поменяю, все, что надо сделаю. В какой-то степени подобную роль сыграл Сергей Тигипко на выборах президента Украины.

Макеева: Поддержав потом Януковича.

Минченко: Да, стал у него вице-премьером, на него свалили все непопулярные реформы. Сейчас самый высокий рейтинг недоверия в стране у Сергея Леонидовича Тигипко.

Макеева: Позиция Прохорова после сегодняшних событий, в глазах избирателей как его имидж изменится? Это уязвимая позиция? Вот его же не сняли, все подписи не бракованы, а у него было меньше времени, он в политике меньше, чем Явлинский.

Минченко: И структуры нет. Конечно же, для какого-то думающего избирателя это станет тревожным звоночком. Он единственный новый из всей этой колоды, он практически только-только появившийся в политике, свежий. Конечно, делает много ошибок. Одну сделал прямо у вас в студии, когда сказал, что у него в детстве была одна мечта – наесться. Эти физиологические метафоры очень сильные, и он на самом деле ударил по ключевому своему месседжу, типа я богатый и воровать не буду. А тут, когда он говорит, что все никак не может наесться, денег ему тоже все время не хватает. Я думаю, с этой точки зрения недоработали немного. Но все равно хоть какое-то новое лицо, хоть какое-то разнообразие. Думаю, что на этом он может 3-5%, а при грамотной кампании до 10% набрать. Шансов, правда, на то, что кампания будет грамотная, не очень много. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.