Политолог Евгений Минченко: Путин правительство пока не распустит

Кофе-брейк
8 мая 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Генеральный директор Международного Института политической экспертизы Евгением Минченко о том, почему Владимиру Путину сейчас удобнее расставаться с отдельными людьми, чем распускать все правительство. 
Самсонова: Я сегодня со многими политологами уже поговорила. А вы из сурковских будете?

Минченко: В смысле? Нет, я знаком с Владиславом Юрьевичем достаточно давно, денег от него никогда не получал.

Самсонова: А славу и почёт?

Минченко: Не знаю, уважение разве что. Отношусь к нему с уважением, считаю нужным это подчеркнуть после сегодняшних эскапад господина  Исаева, который уже начал сегодня выступать в стиле: «Сурков, кто это? Пусть обратиться с предложением, мы рассмотрим». Я думаю, что в такие моменты особенно важно подчеркнуть, что ты относишься к уважаемому человеку, уходящему из власти, с подчёркнутым уважением.

Самсонова: И Исаева разве не Сурков сделал? Разве не всех сделал Сурков?

Минченко: Не совсем так, нет. Исаев всё-таки начал свою карьеру в отечестве всей России под лужковским крылом.

Самсонова: Начал он ещё свою карьеру с Валерии Ильиничны Новодворской, пикетируя в конце 80-ых.

Минченко: Я думаю, что, конечно же, Исаев многим должен быть Суркову обязан.

Самсонова: Я видела тех людей, которые с опаской давали комментарий. В частности, Максим Кононенко, Владимир Рудольфович  Соловьёв, второй поздно проснулся, через два часа, написал, что Суркова мы ещё увидим. Все те люди, которые думают, что он ещё придёт на небосвод, они довольно осторожно комментируют,  дальновидно, отставку Суркова. У него есть шансы куда-то вернуться?

Минченко: Человек состоявшийся, не бедный, с репутацией, он найдёт себе, может, в какой-то корпорации…

Самсонова: А что значит не бедный?

Минченко: Человек работал в бизнесе, причём, на довольно высоких постах,  занимался пиаром, золотые девяностые годы.

Самсонова: То есть у него ещё с ОРТ и «Менатеп» сохранились  деньги, поэтому вы говорите, что он не бедный?

Минченко: Я думаю, да.

Самсонова: Зарплата госслужащего, как мы знаем…

Минченко:  У нас в последнее время очень неплохие зарплаты в администрации президента и в правительстве. Я могу сказать, с ребятами из Белого дома разговаривал…

Самсонова: Сколько месячный доход Суркова был в последнее время?

Минченко: Не знаю, но это сотни тысяч рублей.

Самсонова: Ну, 300.

Минченко: Нет, я думаю, больше.

Самсонова: 900.

Минченко: Я думаю, ближе к этим цифрам. Хочу заметить, что Сурков обладал бронебойным авторитетом в аппарате Белого дома за то, что он дважды ходил к Путину и добился, чтобы с повышением зарплат в администрации президента повысили и в Белом доме.

Самсонова: Путин же подписал указ о том, что в Белом доме не могут иметь иностранные счета, соответственно, Сурков не может. А у него были?

Минченко: Я не знаю, спросите у Владислава Юрьевича. Он рано или поздно начнёт давать комментарии.

Самсонова: А когда он станет уже более открытым?

Минченко: Я думаю, неделька-две пройдёт, выдержит паузу.

Самсонова: А ещё некоторые оппозиционеры думают, что раз на него нападает сам Бастрыкин, то, может, Сурков будет политическим беглецом, может, ему тоже приходить на Болотную.

Минченко: Я не вижу смысла. Во-первых, вы обратите внимание – Сурков, зная о своей готовящейся отставке, сделал два заявления: одно в Бостоне, которое прошло без особого внимания в СМИ, он намеренно повторил в Лондоне, но там он намеренно засвидетельствовал свою лояльность  по отношению к Путину, то же он сказал  по поводу Болотной, типа жёсткость проявили, правильно. Сурков эти дни пытался достучаться до Путина и объяснить ему, что через «Сколково» не финансировалась Болотная. Я думаю, что это действительно так, не было финансирования Болотной через «Сколково». История с Ильёй Пономарёвым – это история  действительно очень большой работы, которую он для «Сколково» провёл, дело в том, что формально они это оформили, как лекция, как исследование, и тут можно придираться. Но то, что Пономарёв честно заработал свои деньги, я в этом не сомневаюсь.

Самсонова: На следующий день после выборов Путина Пономарёв стоит в фонтане, кричит «Путин, ты такой плохой», и в это же время по протекции его друга Владислава Суркова он получает деньги от «Сколково» непонятно за что.

Минченко: Во-первых, деньги от «Сколково» он получил до этого.

Самсонова: Значит, купил ботинки и стоит в фонтане.

Минченко: Я думаю, что здесь Илье можно было сказать, что «Ты получаешь день фактически из госбюджета. Надо ли быть столько активным в противостоянии?». Я думаю, в этом есть определённая логика.

Самсонова: Владислав Сурков как перед Путиным оправдывался? Путин видит вот это и говорит: «Владислав Юрьевич, вы кого мне в фонтан подсунули?».

Минченко: Там ещё была история, которая стала первой жёлтой карточкой для  Суркова. Это когда они в прошлом году от правительства через депутатов занесли  поправки в закон о «Сколково», которые продлевали все льготы фактически офшорные. И когда Путину доложили, как рассказывали знающие люди, он сказал: «Ребята, я не понял, что это в обход администрации президента, какие темы». И редкий случай, когда Путин заветировал этот закон и дал команду, я думаю, разобраться, что со «Сколково» происходит, если они хотят так новых льгот, давайте  разберёмся, как они со старыми разбираются.

Самсонова: А когда вы Владислава Юрьевича в последний раз видели?

Минченко: Давненько. А, на послании президента мы с ним виделись, конец года был прошлый.

Самсонова: И вы к нему подошли?

Минченко: Ну да.

Самсонова: А что говорили друг другу?

Минченко: О чём говорили, я думаю, это не принципиально.

Самсонова: Хорошо, а когда вы поняли, что Сурков напишет по собственному желанию?

Минченко: Мы вчера закончили черновую версию нашего доклада «Год правительства Медведева», мы его будем публиковать 21 мая, и там как раз один из тезисов был, что в условиях, когда Путин переходит  на ручное управление министрами, должность руководителя аппарата вообще теряет какой-то смысл, и в связи с этим очень вероятна отставка Суркова. Видите, мы только вчера это написали, а сегодня уже заявление, которое, правда, как сегодня сказала Наталья Тимакова, было написано ещё 26 апреля.

Самсонова: В течение двух лет я сталкивалась с вашими докладами по поводу рейтингов губернаторов. Вы говорите, что знакомы с Владиславом Сурковым давно, и, возможно, это один из источников вашей информации. Как мне, как потребителю ваших докладов, воспринимать те цифры, которые вы публикуете, и те сайты, которые вы публикуете, ведь, возможно же, что вы просто транслируете  мнение Суркова или кого-то ещё из ваших друзей, о диалогах с которыми вы не готовы рассказывать в прямом эфире?

Минченко: Во-первых, я  много о каких диалогах не готов рассказывать в прямом эфире. Рейтинги губернаторов, я думаю, что самый главный критерий, как к ним относиться – это итог. Грубо говоря, сбываются прогнозы или не сбываются.

Самсонова: Может, они сбываются, потому что вы их публикуете, я вот к чему веду.

Минченко: Ну, слушайте, мы опубликовали рейтинг губернаторов, и сразу кого-то Путин в отставку отправил? Ну, нет, так не бывает. Мы просто оцениваем тенденции  и понимаем, что у этого высокие шансы на выживаемость, у этого не очень. Иногда действительно бывают нервные губернаторы, вот мы сейчас выпустили доклад о политических стратегиях губернаторов-новичков, и один начал говорить, что, наверное, ему надо в отставку подать, ему сказали: «Идти работать», указали на ошибки – исправляй.

Самсонова: Вы такой перевалочный пункт, который доводит до сведения  те сигналы, которые были непонятны.

Минченко: У меня основная целевая группа – это даже не губернаторы, у нас основной набор клиентов – это бизнес. Вообще, те же самые рейтинги губернаторов, тот же продукт про политбюро 2.0, про «Большое правительство» Владимира Путина, они родились, как инструмент прогнозирования политических рисков для бизнеса.

Самсонова: Всё понятно. Давайте вернёмся к Владиславу Суркову. И всё-таки отставит ли Путин правительство Медведева?

Минченко: Смотрите, у Путина 6 лет президентского срока, у него есть пистолет с одним патроном. Патрон – это отставка правительства. Понятно, что он не может несколько раз отправлять в отставку правительство в течение срока, это можно сделать один раз.  Что сейчас, через год президентства Путина, такого случилось,  чтобы отправлять правительство в отставку, чтобы взять этот пистолет, выстрелить свой единственный патрон  и дальше 5 лет жить уже без него? Я не вижу в этом смысла пока. Я думаю, что будут точечные отставки. Опять же, читайте наш августовский доклад, где  мы ввели концепцию «Большого правительства» Путина, которую он, кстати, подтвердил во время своей прямой линии практически нашими словами, что типа: «Нет никакого отдельного правительства, есть майские указы президента, которые выполняются по всей вертикали. Если это кто-то не понимает, я лично с каждым министром буду общаться».

Моё большое счастье – я в жизни никогда не работал ни дня в госструктурах, но я  был на общественных началах и советником министров, и вице-премьеров, и премьер-министра, я прекрасно понимаю аппаратную логику. Представьте себе: звонят из приёмной вице-премьера в приёмную министра и спрашивает: «О чём твой с Путиным сегодня поговорил?». В чём смысл тогда вице-премьеров? У нас реально в этом правительстве, как вице-премьер, который единственный набрал реально обороты, это Игорь Иванович Шувалов, как человек, который остался из путинской команды, который один из самых доверенных.  Раньше шутка была у аппаратчиков номенклатуры, что есть типа Игорь Иванович настоящий, то есть Сечин, а есть Игорь Иванович ненастоящий – это Шувалов. Я думаю, что сейчас Шувалов однозначно стал  настоящим, это реально самый матёрый из вице-премьер сегодня в правительстве РФ, но у других ситуация гораздо сложнее. Тот же самый Дворкович, которому давали много полномочий, а он реально это унести не может. В итоге к нему может быть больше всего претензий.

Самсонова: Если Дворкович это всё понесёт, то конец его будет предсказуем.

Минченко: Я думаю, что конца пока не видно, но какие-то полномочия у него будут отрезать потихонечку, конечно.

Самсонова: А что с Прохоровым? Объясните мне, чем отличаются два комментарий – один, от которого отказалась его пресс-служба, от того, который… Вы, наверное, умеете читать между строк.

Минченко: Я не в курсе.

Самсонова: Ну, это главный курьёз последнего часа. Сначала Прохоров распространяет в своём блоге комментарий по поводу отставки Суркова: «Решение Кремля уволить Суркова лишь подтверждает мои слова о том, что там команды нет. Правительство нужно разгонять». И потом он говорит в нём: «Владимиру Путину придётся увольнять и дальше по министру, но это не поможет. Как сказал лондонцам уволенный вице-премьер, «рыба гниет с головы». Нашу «рыбу» пора выбрасывать». После этого этот комментарий пропадает и появляется другой: «Нравилась вам эта эпоха, или нет, но очевидно, что Владислав Сурков был самым ярким ее представителем. Сможет ли он найти применение своему таланту в новой эпохе, покажет только время». То есть Прохоров узнал, что Сурков куда-то дальше пойдёт и решил его не ругать?

Минченко: Или подумал заключить с ним альянс.

Самсонова: Какой альянс? Вы не помните, как Алла Пугачёва кричала про Суркова?

Минченко: Я прекрасно помню всю эту историю, знаю её до деталей. Отмашку выкинуть Прохорова из «Правого дела» дал лично Медведев. Сурков эту задачу выполнил. В чём принципиальное отличие Владислава Юрьевича – это наёмный политический менеджер, может копать, может не копать. Сказали: «Делай «Правое дело» и Прохорова, как его лидера» - он делает, сказали: «Хорони «Правое дело» - он его хоронит. Работа такая.

Самсонова: Не знаю, стоит ли политологов спрашивать о морально-нравственном  аспекте такой работы, но тем не менее.  Как вы морально относитесь к Суркову?

Минченко: Я считаю, что то, что делалось у нас, в том числе в медведевские годы, многое было неправильным: отмена выборов губернаторов, запрет блоков, вот это повальная сити-менеджеризация, но у меня есть справка. Я это говорил и публично тому же Суркову, и другим товарищам из Кремля, я это говорил публично. Я помню, мы выпустили доклад «5лет системе назначения губернаторов», где сказали, что эта система себя не оправдала, это был 2009 год. На нас пустили всех собак те люди, которые сейчас считаются кремлёвскими политологами, которые сейчас рассказывают о том, какое мудрое решение – вернуться к выборам губернаторов. Они все тогда говорили: «Да что это Минченко несёт? Нет другого пути у России, кроме назначаемости губернаторов». А мы говорили, что это вредно для страны, и я от этих своих убеждений не отказываюсь.

Самсонова: Вы будете с Сурковым дружить после его отставки?

Минченко: Я не дружу с Сурковым, я с ним знаком.

Самсонова: Хорошо, а вы можете себе представить это?

Минченко: Я точно так же считаю, что я могу пообщаться с Владиславом Юрьевичем, когда он при должности, и когда он не при должности. Я его считаю человеком очень неглупым и интересным.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.