Писатель Зоя Богуславская о премии «Парабола», завещании Андрея Вознесенского и наследии Бориса Березовского

Кофе-брейк
16 мая 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Мария Макеева

Комментарии

Скрыть

Представитель благотворительного фонда имени Андрея Вознесенского рассказала о новой премии в области литературы и о грядущем 80-летии поэта.

Макеева: Накануне были названы имена лауреатов, а завтра, насколько я понимаю, будет вручение премии «Парабола».

Богуславская: И открытие фонда имени Андрея Вознесенского.

Макеева: Расскажите о премии.

Богуславская: Вопрос у всех, почему «Парабола». «Парабола» - потому что это его слово, и ни с кем спутать нельзя.  Это была его книга, которая была запрещена, и там есть такие строчки, которые легли даже у нас на обложку пригласительного билета: «Идут к своим правдам, по-разному храбро, червяк – через щель, человек – по параболе».

Макеева: На пригласительном билете красивейшем, помимо строчек стихотворения, ещё присутствует собачка шарпей. Почему?

Богуславская: «Шар-пей» – это тоже название его книги, и чуть не последние слова, когда на моих руках он был и уходил уже от нас, на заборе, у него туда глаза глядели, написано было: шар-пей – это одна из составных его палиндром таких. Он очень любил собак, и одну собаку в частности. У него есть стихи, как он её хоронил за забором. Я выбрала три момента его привязанности.

Макеева: Грядёт 80-летие Андрея Вознесенского, при этом вроде бы есть какая-то государственная программа, которая должна отметить эту дату, тем не менее, фонд  и премия – это ваше детище исключительно. Как так вышло?

Богуславская: Наполовину исполнен указ  президента об увековечении, который состоялся где-то через полгода после его кончины, он скончался  1 июня 3 года назад. Там очень симпатично всё прописано, это не я, потому что я никогда ни о чём не прошу и никогда ни с кем не связана наверху. Это сделали его какие-то поклонники и доброжелатели, и указ был подписан. Там было подписано исполнение 2012 и 2013 год, 2013 год не кончился, я надеюсь, что вторая и основная часть указа, которая мне была особенно важна, она называется «Учреждение центра по изучению творчества Вознесенского- музея». Недвижимость в Москве, видно, дорогая, не будет  для Андрея Андреевича ценность уменьшена, поэтому этого и нет. 

Меня принимали и главы Москвы, Капков меня принимал, Печатников, все симпатичные люди, все хотят, но это не состоялось. Никогда ничего не добиваюсь, ни с кем не борюсь, поэтому  мы решили с моим сыном Леонидом Богуславским, который изобретал очень много, он учёный и инвестор, вкладывал в Рунет, почти целиком создал, и в Яндекс, и куда-то ещё акции. Мы поняли, что мы в состоянии поднять, а я унаследовала от Андрея Андреевича от «Миллион алых роз» до «Юноны и Авось», я всё вложила в этот фонд, поскольку мне достаточно того, что я сама зарабатываю. В одну минуту это мне пришло ночью в голову два месяца назад, поэтому сочинение, которое будет завтра представлено  несовершенно, оно будет дополняться. Предположим, план на год работы нашего фонда ещё только намечается, но я уже кое с кем договорилась о творческих вечерах.

И эти лауреаты в тайном выдвижении друг от друга, в тайном голосовании. Я очень была приятно даже не удивлена, я знала, что они не откажутся, этим разнообразным, разномассным, разноцветным жюри, поскольку вы видите, что там Алла Сергеевна Демидова  и Олег Табаков – наши классики, они соединяются с вашим Димой Быковым, Гришковцом, с Рыбниковым, автором последних всех сочинений его, и Кублановский, замечательный поэт, который много лет отсутствовал, теперь вернулся, лауреат премии Солженицына. Охарактеризовать, кому дали, или это лишнее?

Макеева: Конечно, это самое главное. Кто лауреаты премии, как они вошли в шорт-лист?

Богуславская: Небольшая поправочка – шорт-листа нет, мы никогда не публикуем и не оглашаем номинантов, так же было в «Триумфе». Я поняла так, что выдвинуто 20 кандидатур, 5 получат, 15 обиженных, поэтому мы не оглашаем. Если бы было время, я бы рассказала случай с Ростроповичем, который очень на меня обиделся, что якобы его назвали в номинанты премии «Триумф», но премии он не получил. На самом деле этого не было, я сказала публично: «Откуда вы знаете? У нас никто не  имеет права называть». У нас такой принцип, мы же добрые и щедрые, зачем мы будем обижать или устраивать скачки с препятствиями  или то, что сегодня очень любят – стычки на поле? Вчера в тайном голосовании  были все члены жюри, все приехали, это тоже было очень трудно. Предположим, у Гришковца, который мною очень любим как творческая личность, и меньше, может, как член жюри, контракт в Иркутске, он не может положить двухтысячный зал на колени. Так он по Skype обсуждал с нами каждую кандидатуру, у нас каждый член жюри обсуждает всех номинантов по четырём номинациям.

Макеева: Жюри мы назвали, давайте перейдём к лауреатам.

Богуславская: Сейчас я сделаю даже пояснения кое-какие.  Получили Володя Панков, который мало, по-моему, удостаивался у нас, он создал новый жанр искусства под названием «саунддрама», то есть слово идёт впереди музыки, и вместе с тем это слитно. Я видела все его спектакли, как и большинство членов жюри. Это вкус, отсутствие всякой пошлости, нет изъезженности, всё новое, молодые ребята, хорошо поющие, это редко бывает.

Кирилл Серебренников, я расскажу, что я очень люблю, когда идёт половина сообщества Садового кольца, стоит по одну сторону баррикады, другая – по другую, столько споров он вызывает. Я видела почти все его спектакли, я, может, порой больший сторонник «Господа Головлёвы», «Лес» Островского, и, конечно, «Изображая жертву» фильм. Этот фильм Андрей Андреевич смотрел, лёжа в больнице в Германии, в городе Дюссельдорфе, я ему принесла, и он в больнице видел «Изображая жертву». Сейчас к этому, конечно, приплюсуется его  «Гоголь-центр», я была на его открытии, он меня приглашал, все наши были члены жюри. Но это что-то всё-таки новое случившееся, понимаете, как много людей взяли в театр, исключая, конечно, Олега Меньшикова, который, конечно, придумал, и это очень хорошо, театр посреди Москвы имени Ермоловой, но он находится в состоянии глубокого раздумывания, каким должен быть. Уже прибавилось, что это будет клуб интересов, это будет изучение, это будет,  как коллекция Эйзенштейна, а вот у него получилось.

Там есть Костанян, «Прожилки прозы». Такой возникал вопрос, что мы же не даём составителям, администраторам. Я хочу сказать, что количество людей, которое мне позвонило и рыдало, это полное собрание сочинений Андрея Андреевича в одном томе. Проделана не издательская работа, а работа учёного, который нашёл каждую строчку в прозе Андрея Андреевича, я кое-что не знала. Он у нас единогласно прошёл.

Макеева:  Была премия «Триумф», которую в своё время спонсировал Березовский. И я знаю, что вы были одной из немногих, кто был на похоронах Бориса Березовского неделю назад.

Богуславская: Откуда вы знаете?

Макеева: Видела в прессе, на BBC, кстати, они об этом писали.

Богуславская: Я полетела, ведь каждый человек воспринимает другого, может, с коррекцией на печатную продукцию, на мнение вышестоящих людей, но у меня такого в жизни нет.  Я знаю человека, я знаю его этой стороной, по отношению к «Триумфу» Борис Абрамович Березовский был безукоризнен, безукоризненность заключалась в полном отсутствии интереса к этой премии, поэтому у нас была полная свобода. Он никогда не вмешивался, не назвал ни одного кандидата на премию, никогда не говорил: «Этот меня ненавидит, а вы даёте», не было этого. Но он дорожил этой премией, мне его дочка его старшая Лиза сказала: «Вы знаете, как он любил «Триумф», что когда у него уже ничего не было, он позвонил мне и сказал, что он дал мне деньги на детей и попросил выделить ему часть, чтобы провести последнюю премию».

Он очень любил эту премию, не вмешиваясь, платил за музыку, никогда не заказывая, поэтому все члены жюри, 20 человек, составляющие элиту нашей  жизни: Спиваков, Меньшиков, Чуриковы, Демидова, они все никогда не бросили камня в его адрес. На похоронах была только семья и очень близкий круг, к которому я себя совсем не отношу. Я Лизу увидела второй раз в жизни, но я умею отдавать дань, я очень благодарный человек. Я помню людей, которые помогали. То, что он сделал по этому проекту, не исказив его, не сократив, безцензурно. Конечно, когда ему было очень тяжело, я раза два говорила с ним за последнее время, как он был уже выслан, он всегда говорил: «Только не закрывайте «Триумф».

Поэтому формулировка на ваш вопрос, он не был закрыт, сейчас это называется, по интервью, которые я дала - «деятельность «Триумфа» приостановлена за отсутствием финансирования, ждём предложения». Сейчас уже ряд людей заставляют меня, но это сложно, время ведь ушло, смысл был, что мы давали всем – высланным, не высланным. Первую пятёрку «Триумфа» помните? Шнитке, Аверинцев, Нина Ананиашвили, которая давно уже была в Америке, её ведь из Большого театра тоже вытурили, Додин, который не мог… ну и так далее.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.