Павел Шапкин: в фильме «В бой идут одни старики» надо бегущей строкой писать о вреде алкоголя

Кофе-брейк
13 ноября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Руководитель центра разработки национальной алкогольной политики Павел Шапкин рассказал Марии Макеевой о том, каким должно быть современное кино, что делать со старыми фильмами, герои которых пьют, и как молодежь должна научиться веселиться в кафе без алкоголя.

Макеева: Говорят, что по новому законопроекту пьющие люди вообще должны исчезнуть из любых кадров, которые демонстрируются по телевидению. Правда, почему-то это касается только новых фильмов, а не старых. В таком случае возникает вопрос, как быть со старыми фильмами, но это уже, наверное, не самое главное. Слышали ли вы о новом антиалкогольном законопроекте, который должен быть таким же жестким, как антитабачный. Что вы об этом думаете? Есть ли в нем необходимость?

Шапкин: Мало того, что слышал. Вообще-то это наша рабочая группа предложила еще где-то в начале октября. Мы собирались, входила Лига здоровья нации, миссионерская комиссия московского патриарха, Институт наркологии и представители регионов. Идея, касающаяся СМИ, телевидения, прежде всего, заключается в том, что нужно сцены, которые демонстрируют лояльное отношение к алкоголю, ровно как и к табаку, дополнять бегущей строкой, которая предупреждает о вреде чрезмерного употребления алкоголя. Точно так же, как это делается на бутылках с выпивкой. Кроме того, мы планируем обратиться в Союз кинематографистов с предложением такие сцены из новых фильмов сразу изымать. Скажем, такие фильмы, как «Особенности национальной охоты», «Особенности национальной рыбалки», их вообще следует исключить из эфиров телеканалов. Здесь тоже планируется обращение к руководству телеканалов.

Макеева: А кинотеатры?

Шапкин: Насчет кинотеатров, наверное, нужно обращаться к Союзу кинематографистов, которые снимают фильмы для проката. Это следующий этап. Есть классика советского кино, те фильмы, которые уже полюбились россиянам. Например, «В бой идут одни старики». Если посмотреть, там где-то 30% диалогов про выпивку – выпьем за победу, выпьем за родство войска и так далее.

Макеева: Что с этим делать?

Шапкин: Поскольку вырезать или переснять это уже невозможно, но дополнять бегущей строкой вполне реально. А вообще задача исключить из эфира вообще эти сцены. На наше поколение уже бесполезно влиять, потому что сложилось определенное отношение к алкоголю, а вот для подрастающего поколения это важно. Они смотрят, а там выпивка сплошная, вроде всем весело, хорошо. То есть у них складывается стереотип поведения, который в дальнейшем они будут в жизни применять. Вообще речь идет, конечно, не о законопроекте, а о пакете законопроектов. Отдельный законопроект вряд ли кто-нибудь разработает, вряд ли он будет поддержан, потому что у нас…

Макеева: Если его будут рассматривать, будут называть антиалкогольным законом, даже если это комплекс законов.

Шапкин: Это поправки к закону о СМИ, поправки к закону о рекламе, поправки к закону о государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной продукции, которые теперь уже и «об ограничении потребления» называются. Сфера деятельности расширилась, поэтому, я думаю, целесообразно туда поправки вносить.

Макеева: Ваши предложения касались только части телевизионного показа этих сцен или это еще какие-то предложения?

Шапкин: Нет.

Макеева: Давайте все назовем, а потом подробнее.

Шапкин: Учитывая ограниченность средств, которые выделяются сейчас на антиалкогольную пропаганду, а их выделено в 2013 году всего лишь 580 миллионов рублей. Только акцизов с алкогольной продукции собрано 245 миллиардов рублей, плюс еще 150 миллиардов рублей собрано с табака. А средства выделяются вообще на пропаганду здорового образа жизни, то есть это мизер. До реальных программ, которые касаются ограничения потребления алкоголя, это вообще мизер. Если посчитать, сколько это в процентах от объема дохода, который получается только с акцизов, не считая НДС, налога на прибыль и подобные вещи, то это просто какая-то предельно малая величина, измеряемая сотыми долями процента. Если стоит задача, поставленная правительством или кем-то, к 2020 году снизить уровень потребления алкоголя на 55%, то она теми методами, которые сейчас применяются, недостижима. Окажется, что задача правительства не выполнена. А она же не с неба взялась, это  жизнь заставляет думать о том, как с этим бороться, как ограничивать.

Макеева: Про госмонополию не идет сейчас речи?

Шапкин: Про госмонополию пока не идет, но в принципе монопольная рыночная продажа – это вещь разумная. Я думаю, что когда-нибудь она будет реализована в России.

Макеева: Пункт, который «Российская газета» называет самым важным пунктом антиалкогольной кампании: принятие закона 21, запрещающего продажу спиртных напитков тем, кто моложе 21 года. Инициативу поддерживает 76% россиян – данные ВЦИОМ, однако правительство уже второй раз возвращает проект документа на доработку, потому что, по мнению Минздрава, в материалах законопроекта не содержится убедительных свидетельств и статистических данных, указывающих на необходимость предлагаемых мер. Вообще я была уверена, что 21 года нельзя употреблять алкоголь. Если Минздрав «за», то почему кто-то еще против?

Шапкин: Сейчас в законодательстве закреплена норма, что с 18 лет нельзя приобретать алкоголь и, очевидно, употреблять его. У нас только полтора года назад была запрещена реклама пива на телевидении, то есть 15 лет эту рекламу никто в упор не замечал. И недавно только была открыта тайна содержания алкоголя в пиве, то есть очень сложно переключить людей, особенно молодежь, после совершенно безудержной рекламы и пропаганды, скажем, пива как алкогольного напитка на полный отказ от употребления до 21 года спиртных напитков. Это, может быть, и правильно на самом деле, но я думаю, что это преждевременно. Одними запретительными мерами ничего нельзя сделать, особенно для молодежи, для которых запретный плод сладок. Нужно заниматься пропагандой, направить все усилия, и даже не на какие-то дополнительные запреты – генерацию этих запретов. Каждый день практически в Госдуме что-то обсуждается на эту тему или вносится. Нужно заняться разъяснительной работой, нужно научить людей развлекаться по-другому. Никто не умеет развлекаться у нас иначе как с выпивкой, к сожалению.

Макеева: А законопроект будет как-то обрисовывать, как можно развлекаться без выпивки?

Шапкин: Я просто считаю, что это одна из комплексных мер. Нужно развивать сеть безалкогольных кафе. Мы сейчас над этим работаем.

Макеева: Это же уже, кажется, было при Горбачеве, такие комсомольские свадьбы без алкоголя, сеть безалкогольных кафе.

Шапкин: Это должно быть весело, это должно быть интересно. Люди должны приходить, и там должна быть предложена анимация интересная, игры, развлечение, то есть дать возможность людям общаться. Это должно быть комфортно, а не унылые безалкогольные тусовки, где люди косо друг на друга смотрят и так далее. Это не должно быть напоказ сделано, действительно должно быть приятно.

Макеева: Не все согласятся без алкоголя играть в разные игры в кафе, я предположу.

Шапкин: Если юмор не ниже плинтуса, то все нормально, я думаю, будет.

Макеева: Вы интересную мысль высказали по поводу того, что в старых фильмах, где невозможно вымарывать сцены с употреблением алкоголя, можно было бы пустить строку, что чрезмерное употребление алкоголя наносит вред здоровью. Вам не кажется, к вопросу еще о воспитании молодежи и о фильме, который вы упомянули - «В бой идут одни старики», что это будет выглядеть немножко комично и это пойдет в разрез с общей линией воспитания патриотизма у молодежи? Представьте сами, как выглядит все это.

Шапкин: Патриотическое воспитание можно вести без сцен употребления спиртного.

Макеева: Но вырезать при этом вы не предполагаете, правда? Это было бы тоже странно, это нарушение художественной целостности кинокартины.

Шапкин: То же самое с курением. Штирлиц, безусловно, положительный герой, но курит одну сигарету за другой, не вынимая. Это такой стереотип определенный сложился. Как раз наблюдение за этими фильмами, особенно молодежи, детей, приводит к тому, что они потом начинают к этому относиться лояльно, спокойно и занимают достаточно много времени, проводя за столом время с бутылкой. Нужно менять это. Если мы хотим менять, нужно смириться, в том числе, с некоторыми странностями.

Макеева: Тут еще сложность заключается в том, что кино отражает правду жизни подчас.

Шапкин: Это я согласен.

Макеева: Вот, например, вышла новая кинолента «Географ глобус пропил». Так там герой – учитель, который практически все время пьян. Этот фильм, если бы законопроект был бы уже законом, никогда бы не смогли показать по телевизору?

Шапкин: Я считаю, что такие фильмы не стоит показывать, хотя стоит показывать людей, которые достигли определенной степени деградации, как негативный пример, потому что на негативных примерах тоже воспитываются люди. Почему, например, не создать образ положительного интересного героя, который не пьет, не курит, занимается общественно полезной деятельностью?

Макеева: Тогда кино должно быть государственным, это другая история.

Шапкин: Почему такой образ кинематографистам не создать? Чем это хуже?

Макеева: Когда можно ожидать, что этот законопроект в Думе будет как-то реализовываться?

Шапкин: Озвучил эту тему депутат Герасименко, честь ему и хвала, тем более, что человек давно занимается вопросами здоровья, борьбы с алкоголизмом. Я думаю, что мы в ближайшее время подготовим пакет законопроектов и предложим их депутатам. По нашей оценке, около сотни депутатов готовы будут поддержать или подписаться под рядом таких законодательных инициатив. Для этого необязательно даже нам самим обладать этим правом законодательной инициативы. Эта работа, которая буквально со следующей недели будет проводиться. 

Фото: кадр из художественного фильма "В бой идут одни "старики" (киностудия им. А. Довженко, 1973 год). Режиссер-постановщик Леонид Быков © 2013 РИА НОВОСТИ

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.