Ольга Кормухина: Я и есть «Остальная Россия»

Кофе-брейк
1 февраля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
О комитете советников Ивана Охлобыстина – движении «Остальная Россия», рассказала певица Ольга Кормухина.

Лиманова: Оля, спасибо большое, что нашли время и зашли к нам. Легендарная, замечательная певица, рок-певица Ольга Кормухина стала членом оргкомитета движения «Остальная Россия».

Ольга, объясните, пожалуйста, как вы туда попали, вот как это вообще произошло? Вам кто-то позвонил, какие аргументы приводил, потому что, как я понимаю, вы вне политики?

Кормухина: Да. Наверное, да. Потому что политика - это вообще дело специальных людей, а у меня другая профессия. Я человек, я женщина и у меня все в жизни происходит по-женски. Мы, женщины, обладаем более тонкой интуицией, чем мужчины. Это доказано уже и мы как бы больше слушаемся внутреннего голоса своего. Материнство, наверное, что-то все-таки дает нам. И я всегда тоже слушаюсь внутреннего голоса, как Станиславский: верю, не верю. Песни выбираю также. Прозвенел колокольчик, мое? - Пою.

Я сейчас к вам ехала чудом. Вы знаете, из-за пробок нам пришлось ехать вообще по какому-то наитию, и мы ехали просто там, где свободно. И представляете через что мы проехали - через памятник «Минину и Пожарскому»!

Лиманова: Вы имеете в виду, вы проехали по Красной площади?

Кормухина: Да, мы проехали через этот памятник, и я Игорю говорю: «Ты представляешь, какая потрясающая вещь, это можно сказать, они меня сами благословляют, потому что я, когда мне было лет 18, я…»

Лиманова: По Васильевскому спуску, вы имеете в виду, поехали?

Кормухина: Да. Когда мне было лет 18 и я училась в архитектурном, еще не помышляя о музыке, я летом зарабатывала себе на джинсы в музее. И знаете каком? - Михайло-Архенгельский собор на территории Нижегородского кремля. Сама я из Нижнего Новгорода, также как и Козьма Минин, и там же находится его могила, прямо в центре собора. И я каждый день водила экскурсии, рассказывала про него, естественно, не могла не проникнуться этой судьбой и вообще вот этим духом. Там были знамена, реликвии, военное обмундирование воинов 612 года и 812 года. Я их все примерила. 612 года такие тяжеленные доспехи, я вам скажу…

Лиманова: И сегодня вас тоже направил, звоночек прозвенел, да? И все-таки, кроме внутреннего голоса, ведь кто-то же должен был вас пригласить? Вот какие аргументы приводили, после чего вы решили участвовать в общественном движении?

Кормухина: А вы знаете, Тань, у меня как раз получилось, что меня никто не звал, никуда не приводил. У меня у самой есть движение, «Иду за тобой» называется, ему уже два года практически. Оно у нас организовалось в Псковской губернии. Началось все с простого случая. Казалось бы, с простого, но непростого: дело в том, что у нас много лет на острове под Псковом есть домик, где мы спасаемся от прожекторов, вообще от назойливых людей, от излишнего внимания, где в общем-то, так скажем, спасаем наши души, потому что, чтобы чем-то делиться с людьми, нужно, прежде всего, наполнить свое сердце, свою душу. Чтобы облагораживать других через искусство, надо облагородить сначала себя самого, очиститься, чтобы помочь очиститься другим. Все очень просто. И там живет простой народ, и у меня очень интересные с ними строились отношения, с неприятия вначале. Они вообще там к чужакам относятся очень сурово - рыбаки, севера, места, где разбил Невский тевтонцев - и они кого просто так не пускают к себе.

Лиманова: Вот это ваше движение «Иду за тобой»…

Кормухина: Я рассказываю просто историю, как все получилось, вы поймете, почему…

Лиманова: Я боюсь, что у нас хронометраж просто ограничен.

Кормухина: Буду краткой. Мы с ними уже одна семья. Они говорят: «Ольга, ты наша, родная». И вот случилось так, что два года назад хотели закрыть школу на острове: там осталось три ученика, и говорят, что очень дорого для государства содержать школу ради трех учеников. Я говорю: «Ну, хорошо, но это же промысел такой особый. А как мы потом будем завозить из Прибалтики рыбаков, по-новому учить нас ловить рыбу?». А дело в том, что люди живут, рожают, подрастают другие. Давайте сохраним до этого времени. Нет денег? Хорошо, нет проблем. Мы кинули клич с Лешкой во Пскове, собрали огромный зал, который никто уже два года не собирал. Я говорю: «Приносите ваши денежки, и назовем это так «Народ, помоги себе сам». Ну, не могут власти, давайте сами». Действительно, ведь на каждую дырку не поставишь заплатку из бюджета, взять резко и выдернуть деньги. Я понимаю прекрасно. Давайте тогда поможем властям.

Лиманова: И ваше движение организовалось в результате…

Кормухина: Вот послушайте. И людям понравилось. Они говорят: «Мы себя почувствовали соборными людьми». Они выходили с концерта - бабушки, внуки, рокеры, рэперы - они говорят: «Мы почувствовали себя соборным народом».

Лиманова: И вы, таким образом, какие-то конкретные проблемы решаете? Но зачем вам еще новое движение «Остальная Россия»?

Кормухина: Оно развивалось, оно уже стало выходить на более крупный, на федеральный уровень. Оно само росло. Я проехала с антинаркотической акцией по городам и весям России.

Лиманова: Оль, у нас осталось меньше двух минут.

Кормухина: Ну, я же вам рассказываю. Я просто влилась туда, куда мне логично было влиться, потому что я женщина. Мне важно, что пока идет какое-то обсуждение... Я не так умна, чтобы принимать решения политические, но, ведь не останавливается жизнь, надо растить детей, надо кормить семью, надо вообще делать много мелких домашних даже дел. Для этого нам что нужен? - Мир. Я за мир. Я выбрала ту ситуацию, где я больше увидела мира, где я больше увидела…

Лиманова: То есть, в движении «За честные выборы» вы стремления к миру не увидели, потому что?..

Кормухина: А я за честные выборы. Я за честные выборы.

Лиманова: В принципе, лозунги одинаковые: «За свободу прессы», «За защиту частной собственности». А почему вы не присоединились просто к Лиге избирателей, например?

Кормухина: Объясню. Потому что я и есть та «Остальная Россия». Мне ближе регионы, чем Москва, я вам честно скажу, они меня питают. Я езжу по стране, и я питаюсь от этих людей, от тех, кто добывает уголь.

Лиманова: Хорошо. А зачем отделяться?

Кормухина: Я не отделяюсь. Мы готовы влиться. Я, например, готова сотрудничать со всеми.

Лиманова: Вот вы на митинг пойдете?

Кормухина: Дайте я договорю. Я хочу представлять интересы тех, кто не пошел по каким-то причинам на Болотную площадь. Их много этих причин, но я не хочу, чтоб они остались, как бы знаете, ненужными и не услышанными. Я хочу, чтобы их голоса были донесены тоже. Я посмотрю по обстоятельствам, по погоде. Я скажу честно, у меня еще воспаление легких, если позволит, я пойду. Мне интересно посмотреть. Даже я бы сказала так, я бы рискнула здоровьем и жизнью, пустите меня на сцену, я тоже хочу обратиться к людям, мне есть, что сказать.

Лиманова: Ну, прекрасно. Нужно просто обратиться к организаторам митинга.

Кормухина: Ok, обратитесь. Приглашайте, я приду.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.