Олег Козырев: Будем писать на заборе

Кофе-брейк
19 июля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Российские блогеры не боятся налоговых претензий.

 Лиманова: Поговорим мы о мере властей, которую в блогосфере называют нападкой на социально  активную часть общества – о предполагаемом законопроекте, согласно которому блогеров могут обложить налогами. Тех блогеров, которые публикуют какую-то рекламу на своих интернет-страницах. Что в этом такого страшного?

Козырев: Вообще, конечно, за валом разного рода законов уже просто не успеваешь комментировать, что еще изобретут. Первое – рекламу в интернете изобрели не сегодня. Вообще реклама как индустрия существует, развивается и, кстати говоря, постоянно наступает на пятки телевидению. Мы помним все эти баннеры в интернете. Реклама в интернете жива, легальна, с нее платят налоги и те, кто размещают рекламу – рекламные агентства, и все-все-все. Блогеры ничем не отличаются, по сути, от тех же самых интернет-страниц. Часть блогеров зарегистрированы как индивидуальные предприниматели, и тогда они могут размещать такого рода рекламу, типа как Лебедев Артемий и т.д.

Лиманова: Сергей Доля, известный фотограф, комментировал сегодня эту информацию о законопроекте, говорил, что он специально создал компанию и официально выплачивает налоги с каждого своего рекламного материала. Что в этом тогда плохого?

Козырев: Так называемые топовые блогеры и так платят, проблем нет. Есть, можно сказать, проблема «черного нала» среди тех блогеров, которые размещают заказные посты, но это в большей степени касается скрытой рекламы. Это, как правило, не топовые блогеры, а люди, часть из которых размещают коммерческую рекламу, часть занимается политикой. Это так называемые тролли, то, что нам, к сожалению, стало из этой переписки известно – 85 рублей за комментарий и т.д.

Лиманова: Мы сейчас показываем страницу Ильи Варламова, который отмечает свои рекламные материалы, как он говорит, каким-то особым образом, не скрывает то, что это реклама.

Козырев: Я уверен, у него есть своя компания, через которую он все регистрирует. Человек может получить гонорар легальным образом двумя способами: либо он регистрирует какую-то компанию, фирму, либо он как исполнитель, как автор, условно говоря, получает при уплате налогов какую-то сумму. Все это легальная сторона этого вопроса, непонятно, из-за чего шум-гам. Я могу предположить. Есть две темы, которые стали новыми в последнее время. Это появление независимых гражданских СМИ, в том числе, часть блогеров начали выполнять функцию средств массовой информации. И вот эти блогеры часто пополняют счета через электронные кошельки, можно сказать, начинают работать как редакция. Они пытаются окупить время, которое они тратят на гражданскую активность, тем, что они собирают деньги от пользователей.  

Лиманова: Если они получают деньги от пользователей, может быть, будет справедливо, если они с этих денег будут платить налог?

Козырев: Если дело касается волонтерства, я думаю, что просто надо смотреть, что говорит закон о волонтерстве и таких вещах. Но, по большому счету, я подозреваю, что это будет, скорее, использовано как рычаг давления на независимые блоги. Первое – будет сложнее отчитываться по доходам. Как с НКО, придумают какие-то новые дополнительные законы относительно размещения рекламы в блогах. Так бы он платил налоги по обычной схеме, а потом по какой-нибудь повышенной, как иностранные агенты.

Вторая история – если мы вспомним телевидение, на телевидении довольно жесткие рамки упоминания брендов в эфире. Есть службы, которые это отслеживают.

Лиманова: Ну да, мы не можем называть никакие бренды, если это не является оплаченной рекламой.

Козырев: Но что делать, если человек упоминает какие-то бренды в своем блоге искренне? Ну, понравился ему тот телефон или этот телефон? Условно, в интернете есть эппломаны и майкрософтоманы. Они друг с другом все время говорят про преимущества или недостатки той или другой стороны. Как расценивать тогда эти диалоги? Мое предположение, что все-таки основной удар идет по тем блогерам, которые стараются быть независимыми, в том числе, и финансово. Причем, легальным способом стараются быть независимыми.

Стараются осложнить для них жизнь, может быть, искренне предполагая, что везде висят деньги Госдепа, может быть, стараются пресечь народное финансирование независимых СМИ и блогеров, которые людям нравятся. Например, после проблем с фондом Навального сразу начались те же самые проблемы у банка, который решил выпускать карточку Навального. Я считаю, что просто идет некоторое давление, попытка убрать независимых блогеров и независимое общественное мнение.

Причем я вижу здесь еще, возможно, и удар по электронным кошелькам. У нас в России пока действительно есть некоторое «белое» пространство для интернет-кошельков. Отчасти оно обусловлено тем, что иначе было бы двойное налогообложение. Условно говоря, я получил зарплату, уплатил налоги, положил свои средства на электронный кошелек. Было бы странно еще раз дополнительно считать этот доход. Но, тем не менее, я подозреваю, что удар будет по этой части. Возможно, сборы такие будут считаться рекламными акциями тоже. Здесь без дополнительных комментариев сложно отследить.

Если говорить по-честному, если бы у нас было идеальное государство, то в принципе, конечно, «черный нал» - это нехорошо. Но он касается в большей степени грязных политтехнологий, которые, к сожалению, лично для меня связаны с прокремлевскими движениями. Я не уверен, что я когда-нибудь увижу отчет, почем троллят Навального.

Лиманова: Если говорить о «черном нале», то власти могли бы заняться вплотную сбором налогов у тех граждан России, которые сдают свои квартиры неофициально, не платят за это налоги. Наверное, суммы были бы побольше, чем те, что рассчитывают получать от блогеров. Давайте предположим, что доведут до абсурда, до крайности, будут повсеместно облагать налогами при любом упоминании какого-нибудь бренда в блоге. К чему это может привести? Совсем недавно было четкое мнение, что цензура в интернете невозможна. Мы сейчас видим, что введение цензуры в интернет становится все более реальным.  

Козырев: Ситуация плоха для российского интернета, мы сворачиваемся, все меньше возможности для его роста. Дело в том, что сегодня некоторые блогеры могли бы действительно соперничать со СМИ. Представим, если бы им дали развиваться еще год-два-три и не душили, то в принципе, кто-то из них мог бы конкурировать с крупными изданиями, в том числе, федеральными. В век цифрового телевидения это было бы актуально и для видео-блогеров, когда независимый канал мог бы вещать наравне с федеральным.

Я считаю, что мы, наверное, находимся на пороге Казахстана, где заблокирован LiveJournal, где заблокирован еще ряд сервисов. Мы, видимо, подошли к этому очень близко. Вспомним недавнюю историю с Ярославлем, где из-за одного блога заблокировали весь Журнал. У нас такое предложение: а давайте вообще заблокируем Ярославль. Например, совершено преступление в каком-то городе – закрываем город вообще. Сносим здания, людей переселяем. По такой логике невозможно жить. В размышлении над этим возможным законом опять не принимают участие ни представители рекламной индустрии, ни представители блогосферы, ни представители интернет-сообщества.

Лиманова: Может быть, подключатся в ближайшее время? Законопроект рассматривать предполагают, как я понимаю, осенью.  

Козырев: С одной стороны, закон о иностранных агентах – тоже вначале говорили, что будут рассматривать осенью.

Лиманова: Сейчас уж точно они не смогут его рассмотреть – они ушли на каникулы.

Козырев: В общем, я не знаю. Вообще тенденция, конечно, негативная. Единственное, на мой взгляд, граждане достаточно высоко организованы для того, чтобы оповещать друг друга, как-то координироваться. Конечно, можно доставить хлопоты отдельным людям, к сожалению, возможно, кого-то посадить – нельзя этого исключать, законы принимаются, в том числе, для того, чтобы кого-то под статью подвести. Но я верю в москвичей, верю в Россию, мне кажется, что мы сможем преодолеть эти проблемы. Мне единственное жалко, что пострадают обычные люди. Например, я знаю некоторых инвалидов, которые могут работать только за компьютером, они пишут в свой блог, может, размещают какой-то рекламный материал. Но это его средство заработка. Лишать человека даже перспективы такого дохода очень стыдно.

Лиманова: Почему лишать перспективы? Просто налог брать с этого заработка.

Козырев: Я еще не знаю, какой там будет налог. .

Лиманова: Ну какой? Обычный. Вы с зарплаты платите налог? Такой же, 13% будет.

Козырев: В принципе, да. но все равно сложнее человеку какие-то вещи делать. Ключевые блогеры либо индивидуальные предприниматели, либо ... У меня был случай с одной из компаний, снимался в рекламном ролике именно как блогер, такой рождественский ужин, несколько блогеров. Компания обозначила в контракте, что мы опишем эту ситуацию в своем блоге. И мы, рассказав об этом, снявшись в этом ролике, подписали договор до и после получения средств, оплатили все налоги. Это проходило через рекламные агентства.

Если это реальный рекламный бюджет, то с него на всех этапах есть отчетность, везде платятся налоги. Там человек либо как актер, либо как автор, либо как индивидуальный предприниматель получает гонорар. Сыр-бор непонятно, о чем. Из последних тенденций, «Живой журнал» пытается сейчас так же, как и YouTube платить авторам электронными деньгами, делиться доходами от рекламы. YouTube это начал делать, партнерские аккаунты так называемые, и «Живой журнал».

Лиманова: Налоги выплачиваются при этих выплатах?

Козырев: Да. Там по-разному. «Живой журнал» - пока не знаю, еще не пробовал, я знаю, что он просто начал это делать, а YouTube через партнеров своих действует, там на стадии авторского договора происходит выплата налогов. И какая тенденция тогда бы была? Часть людей, которые выдавлены, возможно, из профессии как журналисты из-за цензуры или из-за каких- то ситуаций, могли бы, может быть, себя реализовывать через блоги. Но если будут какие-то драконовские способы, то я не знаю, будет плохо. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.