Обозреватель «Радио Свобода» Вадим Дубнов о покушении на президента Абхазии Анкваба

Кофе-брейк
22 февраля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Вадим Дубнов считает, что мотивы очевидны и примерно одинаковы для всех шести покушений, которые пережил Анкваб.

Лобков: И мы обсуждаем сейчас одну из главных новостей дня - это покушение на президента Абхазии и что за этим может стоять. У нас на прямой связи по Skype Вадим Дубнов, обозреватель «Радио Свобода».

Дубнов: Да, здравствуйте, Павел.

Лобков: Вадим, Александр Анкваб сегодня пережил шестое покушение в жизни. Как вы думаете, связано ли это с постоянным противостоянием с Грузией, с какими-то заговорами или это внутриабхазское дело?

Дубнов: Нет, если это и заговор, то это заговор абсолютно абхазского свойства, потому что ни Грузии, ни властям Грузии это совсем не надо. И главное, что все абсолютно очевидно, потому что ничего в отношениях этих, скажем так, заговорщиков Анкваба не поменялось с тех пор, как он был еще вице-президентом, потом премьер-министром и президентом сейчас. Мотивы всех покушений примерно одинаковы, потому что все нынешние проблемы Анкваб унаследовал еще от Багапша, который их, соответственно, унаследовал у предыдущей власти. И Багапш пытался быть достаточно гибким, шел на уступки, не предпринимал, в общем, серьезных никаких энергичных шагов…

Лобков: А к чему шагов, прошу прощения?

Дубнов: Ну вот, например, нужно было провести кадастр земли, потому что самая главная проблема в Абхазии - это земля.

Лобков: Да. Очень интересная есть еще новость, кстати говоря, Министерство обороны заявило о массовом закрытии санаториев, которые являются собственностью Сухуми. То есть, очевидно, что какая-то собственность освобождается, причем собственность такая лакомая сейчас.

Дубнов: Понимаете, санаторий - это как раз не самая, с моей точки зрения, главная проблема, тем более, что она довольно неоднозначна. Потому что в принципе, Минобороны является собственником этих санаториев, большинства из них. И тут можно обсуждать, насколько это этично, насколько это разумно и по-человечески с точки зрения отношений с Абхазией, но с формальной точки зрения здесь не все однозначно. А с землей все гораздо интересней, потому что передел земли, все эти коллизии с возвращением собственности беженцам, в том числе, грузинам с российским гражданством и так далее, там очень жесткий клубок.

И Анкваб всегда выступал противником активного участия московских структур в переделе недвижимости земли в Абхазии, потому что очень многие люди из Москвы пытались купить себе землю по неким схемам, которые предлагали их абхазские полукриминальные коллеги. И Анкваб всегда был очень жесток по этому вопросу. Но особой жесткости он не мог себе позволить раньше, потому что никаких системообразующих шагов по этой части не предпринимал Багапш, который, вообще говоря, побаивался жесткого развития событий в Абхазии, внутри Абхазии. Анкваб всегда выступал как человек, который этого вроде бы не боится. Это один из мотивов.

Горячо обсуждается участие Москвы. Официально Москве все это, я думаю, не очень надо, а вот людей, которых интересует вопрос собственности того же села Аибга, вот это все, особенно в свете Олимпиады и так далее, вот эти полуофициальные московские структуры, они вполне могли в этом деле каким-то образом участвовать. Чиновники средней, чуть выше средней руки, им это все может быть интересно, хотя, сейчас я говорю не о конкретных людях, а чисто просто об интересах.

Лобков: Можно ли сказать, что таким образом две независимых республики, два независимых государства, признанных Россией, образовавшихся, понятно, в 2008-м году, признанных в 2008-м году - это Абхазия и Южная Осетия - обе вошли в период политической нестабильности? Там Джиоева и непонятно, вручат ли повестку сегодня, и неизвестна судьба выборов, и тут тоже накануне выборов такое вот покушение.

Дубнов: Я не думаю, что их можно сравнивать по одной очень важной причине, потому что Южная Осетия и Абхазия - два очень разных институционально разных образования. Потому что Южная Осетия развивается как некая территория, которая не хочет быть независимой. Она, так или иначе, уже давно видит себя как бы неким регионом России, развивается как регион России и, в общем, вопрос только здесь позиции России.

Лобков: А Абхазия?

Дубнов: А независимым, реально независимым образованием себя Южная Осетия никогда не видела, и она не состоялась. Абхазия - другая совершенно история. Абхазия, вообще говоря, имеет определеннее права, доказала некое право считаться государством более или менее демократичным. Вы видели уже несколько демократических выборов. Это государство, которое все-таки тяготится своей обреченностью на России. И это видно во всех проявлениях. Это государство безумно коррумпировано, оно унаследовало еще от Советской Грузии, Советской Абхазии вот все эти коррупционные традиции, которые сейчас очень жизнерадостно развиваются. Она коррумпирована, в общем, как и положено быть такой стране.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.