«Нужны специализированные сотрудники». Что делать персоналу самолета во время дебоша на борту

Кофе-брейк
8 февраля 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков
Теги:
Авиация

Комментарии

Скрыть

На 54-летнего предпринимателя из Саратова Сергея Кабалова, который во время перелета Москва-Хургада в пьяном виде издевался над сотрудниками авиакомпании, заведено уголовное дело. Обсудили эту тему с Александром Андриановым – стюардом авиакомпании S7, который видел немало похожих случаев. 

Лобков: Что значит покушение на угон? Он как-то должен в кабину самолёта попасть?

Андрианов: Видимо, он не только себя плохо вёл, матерился, ходил пьяным, как видно на видео, насильственные действия были с его стороны по отношению к бортпроводникам. Скорее всего, была попытка проникновения в кабину пилотов, это можно расценить как попытку угона.

Лобков: А разве можно в кабину пилотов проникнуть, там же бронированная дверь и глазок? Физически это же невозможно.

Андрианов: Само собой, у двери есть глазок и кодовый замок, но, как вы понимаете, при желании в любую дверь можно проникнуть. Задача бортпроводника - минимизировать вероятность проникновения, относить еду, когда пассажиры рядом не находятся, но фактически всегда есть возможность.

Лобков: Ну,  вот на вас пошло такое большое существо, причём уже неадекватное. Есть какие-то специальные приёмы, которым вы обучались?

Андрианов: К сожалению, нет. Я не в израильской авиакомпании работаю, где бортпроводников обучают приёмам. В России, насколько я знаю, такому бортпроводников не обучают.

Лобков: В американских авиакомпаниях всегда летают люди в штатском, люди Маршальской службы, они получают такую же зарплату как бортпроводники, только они начинают работать, когда начинает что-то происходить. В России есть такие люди в штатском?

Андрианов: У нас в авиакомпании таких людей нет, к сожалению.

Лобков: А хотели бы?

Андрианов: Да, это не помешало бы. У нас, в основном, более-менее спокойные рейсы, наша маршрутная сеть летает больше по России, и там поспокойнее.

Лобков: Ну почему? Какой-то нефтяник после вахты летит, и для него начинается гражданская жизнь уже в самолёте.

Андрианов: Там, как правило, спокойно, вот чартерные рейсы - это зона риска. Я знаю, что в авиакомпании Transaero есть такая служба безопасности, летают они, в основном, на дальние рейсы.

Лобков: Где Тагил летает.

Андрианов: Да, люди летят отдыхать, соответственно…

Лобков: А видео вас потрясло, или вы встречались с подобными персонажами?

Андрианов: Не потрясло, недели полторы назад я сам лично столкнулся с такой ситуацией, когда человек в бизнес-классе летел, вроде цивильно выглядел, был вежлив. Потом в середине рейса, не знаю, что с ним случилось, на жаргоне - «белочка»…

Лобков: В бизнес-классе бесплатно наливают же?

Андрианов: Безусловно, и у него случилась неадекватность, начал нести какой-то бред, типа: «Самолёт падает, дайте мне в кабину пилота пройти, я бывший лётчик».

Лобков: Видимо, на военную тему переклинивает их.

Андрианов: Человеку объяснили, что всё нормально, что полёт в штатном режиме происходит, сказал, что я сам был в кабине пилота, убедился, что всё хорошо.

Лобков: И что делать в таком случае?

Андрианов: У него были попытки пройти, первый раз ему перегородили путь, он понял, и его посадили на место. Далее часа за полтора до посадки он начал более активные действия проявлять, подошёл в переднюю стойку, начал что-то опять рассказывать. Здесь такая ситуация в бизнес-классе, что на третьем ряду были пассажиры из каких-то спецслужб, они его усадили на место. Апофеозом было то, когда мы снижались, я сидел на своём штатном месте, готовился к посадке, слышу опять крики, я выглядываю, а он опять встаёт и идёт к кабине пилотов.  Я встаю и закрываю  ему путь, он меня толкает, я пытаюсь корректно объяснить, что не надо так делать, и он меня ударил в подбородок. Тут же подбежали двое пассажиров бизнес-класса, схватили его сзади за руки, усадили его на место, и мой коллега до самой посадки сидел рядом с ним.

Лобков: То есть вы не имеете применять пластиковые наручники, скотч?

Андрианов: Связать у нас есть чем, те же самые салфетки…

Лобков: А вы имеете право?

Андрианов: Да, в принципе имеем право…

Лобков: Что с ним дальше было?

Андрианов: По прилёту мы его сдали сотрудникам управления внутренних дел, которые в Домодедово работают. Я, когда после рейса сдался, пришёл в управление, где этот пассажир находился. Оказалось, что это нормальный гражданин, профессор, чуть ли не ректор крупного института, видимо, перепил и крышу снесло.

Лобков: Это, как правило, хулиганство. Административное наказание, штраф?

Андрианов: Он извинялся, на колени падал, прощения просил. Я не стал заявление писать, его отпустили. Может быть, административные меры вынесли.

Лобков: А у вас «чёрные списки»? Его в следующий раз пустят к вам на борт?

Андрианов: К сожалению, на данный момент «чёрные списки» есть только в теории. «Чёрные списки» тот же «Аэрофлот» создаёт, но по факту этих «чёрных списков» нет, какие-то фамилии внесены, но пассажиры передвигаются.

Лобков: А вы как-то можете отобрать алкоголь, который был куплен в Duty free?

Андрианов: По факту вообще запрещено на борту  употреблять спиртные напитки из Duty free, пакет запечатывают, и он должен оставаться запечатанным до конца рейса. В «Аэрофлоте», насколько я знаю, либо отбирают пакеты, у них есть торговля, например, на иностранных рейсах, но отдают выпивку в конце рейса. По факту мы должны предупредить пассажиров, что у нас распитие алкоголя запрещено…

Лобков: А если он пьёт и поёт песни?

Андрианов: Это же тоже нарушение общественного порядка. В Домодедово его могут на медосвидетельствование отправить, и уже как минимум административные нарушения у него есть. Я являюсь старшим бортпроводником, я могу подойти и потребовать от пассажира выполнять эти действия.

Лобков: Вы считаете, что всё равно недостаточно у вас полномочий?

Андрианов: Чисто даже физически на всех пассажиров самолёта не хватает 10-12 бортпроводников.

Лобков: А если высадить в ближайшем аэропорту нарушителя, это за чей счёт происходит?

Андрианов: Счёт выставляется пассажиру, в нашей компании мы выдаём письменное уведомление о прекращении таких действ, где всё официально написано.

Лобков: Вы бы были не против, чтоб отставные сотрудники спецслужб вам показали бы какие-то приёмы?

Андрианов: Я бы был не против, и был бы не против, если бы квалифицированные работники с нами летали. Я знаю сотрудников одной компании, они в уголок забьются и не будут ничего делать, против толпы не попрут. Поэтому нужны специализированные сотрудники.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.