Никита Белых: «В готовности к облому наша сила»

Кофе-брейк
22 июня 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Губернатор Кировской области Никита Белых процитировал поэта Владимира Вишневского, когда рассказывал о том, что будет баллотироваться и на следующий срок и уже готов к серьезной конкуренции.

Зыгарь: Место Андрея Шаронова теперь занимает Никита Белых, губернатор Кировской области. Давайте поговорим про президента Путина.

Макеева: Неожиданно.

Белых: То есть, я должен встать и уйти сейчас?

Макеева: Сказать «нет».

Зыгарь: Вчера президент Путин произнес речь, про которую все говорят, что это программная речь. «Теперь нам стало понятно, - говорят они, что им стало понятно, - каким будет Путин 3.0». И Пути рассказал про то, каким будет его третий строк. Стало ли вам понятнее, будет ли Путин 3.0 либеральным, консервативным?

Макеева: Какие выводы вы сделали по итогам услышанного?

Белых: Вы знаете, у нас есть несколько таких форматов или жанров выступления первых лиц - это, естественно, послание Федеральному собранию, это выступления ключевые на общегосударственных мероприятиях. Пермский экономический форум на сегодняшний день - крупнейшее, если не единственное такого рода мероприятие и поэтому все эти речи и выступления анализировать достаточно просто, их уже много. И в этом плане выступление, которое было сделано вчера Владимиром Владимировичем, оно, с одной стороны, укладывается в эту общую концепцию, с другой стороны, немножко выбивается.

Почему укладывается – потому что были произнесены очень правильные, очень ожидаемые, в хорошем смысле слова, посылы и о защите прав предпринимателей, о необходимости разгосударствления целых отраслей экономики, о необходимости проведения правильной, справедливой приватизации и массы вещей, которые людям либеральных взглядов, таким как я, просто бальзам на душу.

Если говорить о неких необычных вещах, то речь здесь может идти о том, что это первое выступление Владимира Владимировича в качестве президента, но с таким, действительно, посланием. Все действительно ждали 2.0, 3.0. Я, честно говоря, каких-то качественных изменений в подходах, посылах не услышал, я их и не ожидал. Я могу, как чиновник сказать, что мне очень бы хотелось, чтобы все слова, которые были сказаны, нашли свое реальное воплощение. Потому что мы понимаем, что между тем, что будет сказано и между тем, что будет происходить, существует большая пропасть, которая вызвана как объективными, так и субъективными фактами.

Допустим, вопрос касающийся омбудсмена по делам предпринимателей. Тема очень интересная. Чем хорош форум, что это большая площадка, где можно всех поймать. Я ловлю Бориса Юрьевича, говорю: «Борис, давай договоримся, как будет строиться работа в регионах. Это твои должны кандидатуры регион представляться. Как мы будем работать?». Он говорит: «Не знаю. У меня есть некоторые догадки, есть некоторые предположения. Давай, может быть, говорить о двух ключах: вы предлагаете кандидатуру – я утверждаю или наоборот».

Зыгарь: То есть, у него будут свои эмиссары в каждом регионе?

Белых: Естественно. Я думаю, что не может один уполномоченный представлять интересы большого предпринимательского класса.

Зыгарь: Шутили, что раньше было три ветви власти, а сейчас четыре - законодательная, исполнительная, судебная и Титов.

Белых: Я не знаю. Просто когда я с ним разговариваю, я понимаю, что Борис Юрьевич очень хочет, чтобы все хорошо получилось, но как это должно произойти еще никто не знает, не говоря уже о том, что потребуется очень серьезное внесение изменений в законодательство. Потому что если уполномоченному будет дано право приостанавливать проверки на предприятиях, а этого, собственного говоря, и ждут предприниматели, чтобы к кому-то обратиться, когда что-то происходит, не то рейдерский захват, не то еще что-то, то как это будет происходить, какие изменения будут, как должны реагировать соответствующие проверяющие органы – никто сказать не может.

Это я говорю про объективные причины. Очевидно, что есть масса субъективных причин, потому что когда Владимир Владимирович говорит абсолютно правильные вещи о необходимости разгосударствления для того, чтобы, в том числе, снизить коррупционность, понятно, что тот, кто в этой коррупционности заинтересован, он является категорическим противником этого разгосударствления, поскольку сидеть на отраслях, контролируемых государство безопасно, достаточно спокойно и без каких-то особых затрат и усилий позволяет генерировать достаточный доход для огромного количества людей. Поэтому мне бы очень хотелось, чтобы все это произошло, но практика показывает, что из тех заявлений, которые делаются, часть реализуется – и слава богу! – часть не реализуется и повторяется дальше некая мысль, что он озвучивает в других посланиях, а некоторые просто забываются. Поэтому, что ожидать от этого послания, я не знаю.

Еще раз говорю: посыл хороший, скорее ожидаемый. Например, по теме уполномоченных и по теме приватизации, по-моему, все газеты предварительно об этом написали, что речь об этом будет идти, что будут названы фамилии, поэтому ничего неожиданного не услышал, но дай бог, если то, что сказано, будет реализовано.

Макеева: А зачем вам финансовый омбудсмен? Я думала, что как раз в вашей области вы сами финансовый омбудсмен.

Зыгарь: Это ведь такая мера против неработающей правоохранительной системы.

Белых: Вот этот институт был бы, наверное, не востребован, если бы у нас состоялся вот этот замечательный проект по децентрализации полномочий. Потому что на сегодняшний день основную проблему для предпринимателей именно с точки зрения административных барьеров и проверок создают не региональные и не муниципальные власти. Когда спрашиваешь предпринимателей, с кем возникают проблемы, кого называют – налоговая, полиция, пожарная служба, Роспотребнадзор. Ни одной службы, которая бы подчинялась муниципалитету или региону нет.

Макеева: Вы же ведете с ними работу?

Белых: Мы не являемся их начальниками. И тут ситуация такая, что это как бы работает… Я тоже вчера как раз был на «круглом столе», где Всемирный банк производил рейтингование регионов. Я как раз выступал, что по тем критериям, по которым они оценивают. Часть критерий, действительно, находится в региональных полномочиях, а часть, допустим, регистрация предприятия или регистрация собственности - в федеральных. Я говорю: «Вы что хотите? – спрашиваю министра. – Чтобы я вызвал представителя Росреестра, который является подчиненным министра экономики и написал ему жалобу на вас? Или я его должен как-то застимулировать со своей стороны? Тогда ко мне завтра придет прокуратура или ФСБ, которые скажут: "Вы что делаете? Вы вмешиваетесь в то, что не является вашей компетенцией и не является вашими полномочиями"».

Поэтому одна ситуация может быть, когда государство действительно существует как федеративное, когда большая часть вот этих полномочий, в том числе, связанных с деятельностью бизнеса, сосредоточены у региона. В этом случае, действительно, региональная власть и должна являться вот тем самым омбудсменом для разрешения каких-то конфликтных ситуаций. Или, если это по каким-то причинам не происходит, а сейчас это там не происходит, давайте тогда создавать какой-то федеральный институт, который обладает соответствующими полномочиями в отношении федеральных структур.

Зыгарь: Я бы хотел еще одну обсудить идею, которая вчера прозвучала. Меня, признаться, она очень удивила. Это то, что статус законодательной инициативы будут приобретать обращения пользователей Интернета, если под ними, по-моему, 200 тыс. авторизованных подписей в Интернете. Вы не только чиновник, но и активный Интернет-юзер…

Белых: Некоторые говорят, что чересчур активный.

Макеева: Кто так говорит, начальство?

Белых: Злопыхатели.

Зыгарь: Может ли это как-то реально заработать вообще?

Белых: Это работает. Работает же в других странах. Существует проект, мы сейчас такой проект готовим, то есть, независимо от того, что было сказано в рамках этого послания. Этот проект в разных форматах реализован во многих странах. То есть, он реализован в Великобритании, он реализован в ряде стран Западной Европы, он очень хорошо реализован в Эстонии. Эстония вообще, если вы знаете, является одним из самых продвинутых…

Зыгарь: Там выборы в парламент через Интернет.

Белых: Да, есть у них проект по выборам, есть проект по электронной демократии, который я как раз собираюсь реализовать в рамках региона, который предполагает следующее, что если каждый пользователь… В чем плюс Эстонии? Там все пользователи являются авторизованными. То есть, они все являются идентифицированы по их ИНН, карточке социального страхования и всего остального. Если выдвигается предложение, которое в течение определенного времени набирает определенное количество голосов в поддержку – это приобретает статус, ну, не законодательной инициативы, а это тот вопрос, который уже оформляется как запрос, на который невозможно дать просто отписку. То есть, это тот запрос, который соответствующие государственные органы должны подробно изучить в течение определенного срока и представить либо свои возражения, либо поддержку и вот тогда это уже оформляется в инициативу. При этом, там пропускной барьер, он на порядок меньше. Ну, там и страна маленькая, и все пользователи авторизованы, поэтому мне сложно сказать, вот эти 100-200 тыс. человек, о которых сейчас идет речь, много это или мало, учитывая, что основное пространство нашего Интернета анонимное, и непонятно, насколько эта идея сподвигнет к такой персонализации и идентификации пользователей Интернета для участия в этом проекте.

Но мы такой проект хотим откатать, обработать. С нашей Общественной палатой договорились реализовать на базе Кировской области. То есть, если проект получает определенные голоса поддержки, я лично отслеживаю, чтобы соответствующие департаменты управления не писали «спасибо за письмо, до свидания» или «спасибо за письмо, читайте закон такой-то». Там эти вопросы должны будут действительно подробно изучаться с соответствующими экспертизами. И если мысль правильная и имеет соответствующую аргументацию, то она находится свое воплощение в соответствующих нормативно-правовых актах. Это не обязательно закон, это может быть постановление городской администрации, или это может быть какое-то ведомственное письмо. Это все как раз будет зависеть от того, что скажет экспертиза. Потому что идея и ее нормативное воплощение – это штуки разные. То есть, не каждый день это должно оформляться в виде закона.

Макеева: Как ваши отношения с Владимиром Путиным? Общались ли вы, встречались?

Белых: Что?

Макеева: Владимир Путин выражал вам неудовольствие полгода назад. Это была такая громкая история…

Белых: Да? А что случилось?

Зыгарь: Как раз вас тогда не было, поэтому, наверное, вы это и пропустили.

Макеева: В Интернете должны были читать точно.

Белых: У меня нет никакого конфликта с президентом, а тогда председателем правительства. Мы после этих событий встречались, встречались неоднократно и если бы какие-то проблемы межличностного общения существовали, я думаю, они были бы сняты. Я считаю, что темы для конфликта как таковой не было. Ну, неверно, может быть, проинформировали Владимира Владимировича изначально, потому что когда речь идет об отпуске, в который я ушел на несколько дней с соответствующими уведомлениями всех структур, которые должны быть, ну, явно где произошел какой-то сбой в коммуникациях. Для чего, кстати, и нужно развивать как раз все эти технологии, которые Владимир Владимирович упоминал в ходе своего выступления.

Зыгарь: А что касается нового порядка избрания губернаторов. Что вы думаете об этой новой системе и, соответственно, будете ли вы участвовать в губернаторских выборах, когда дело дойдет до Кировской области?

Белых: Во-первых, у нас выборы состояться в 2014 году, то есть, еще срок достаточно большой и за два года всякое может произойти. Но, тем не менее, я исхожу из того, что я буду участвовать в выборах на пост губернатора. Я считаю, что там есть достаточно большой ряд проектов, которые сейчас в регионе осуществляются и для меня принципиально важно, чтобы реализация этих проектов вышла на некую точку невозврата, когда они уже будут реализовывать независимо от того, кто будет руководить. Потому что очень обидно будет, если те идеи и планы, которые реализуются, приостановятся или еще хуже – развернутся обратно просто в силу того, что поменялся руководитель. Как вы знаете, многие проекты достаточно долгосрочные, тем более, что не все начали реализовывать в 2009 году, когда я пришел в качестве губернатора, а что-то там в 2010, что-то в 2011.

Макеева: Зачем идти на второй срок, мы понимаем. То есть, вы намерены это сделать?

Белых: Да.

Макеева: А сейчас вы представляете уже, кто способен составить вам конкуренцию? Что уже вот - о-па! - закон приняли в Кировской области…

Зыгарь: И найдутся ли муниципальные депутаты, которые будут за вас свои подписи ставить? Вы же не член «Единой России», вам это будет, наверное, трудно.

Белых: Что касается подписей, у нас здесь нет каких-то больших проблем, у нас, если мне не изменяет память, только чуть больше половины муниципальных депутатов является членами партии «Единая Россия», остальные либо беспартийные, либо члены других политических партий. Это раз. Во-вторых, я почему делаю всякого рода оговорки, потому что так или иначе два года, а если еще выборы будут проходить в один день в сентябре, то два с лишним года - это еще достаточно большой период времени. Пока я настраиваюсь и говорю о том, что да, я собираюсь продолжить свою работу. Это моя зона ответственности, это мои обязательства перед гражданами Кировской области. Что касается конкуренции. Конкуренцию может составить кто угодно. Лидеры появляются, исчезают, среда достаточно живая, свободная, во всяком случае, если мы говорим про Кировскую область. Поэтому теоретически любой человек, который заявит о своих амбициях на пост губернатора, может составить конкуренцию. И, возможно, если он будет более компетентен, будет более аргументировано объяснять, что он будет делать, возможно, избиратели отдадут голоса за него. Я в данном случае собираюсь конкурировать и бороться за этот пост. Я понимаю, что нужно делать и готов это объяснять жителям Кировской области.

Макеева: То есть, каких-то очевидных оппонентов пока нет?

Белых: Что значит «оппонентов»? Тут же речь не идет о том, что какие-то враги…

Макеева: Ну, как? Вы будете соперниками.

Зыгарь: Те самые люди, которые говорят, что вы слишком активно пользуетесь Twitter`ом, например.

Белых: Знаете, один из отечественных писателей, поэтов Владимир Вишневский, который одностишьями пишет, в свое время написал: «В готовности к облому - наша сила!». Вот в чем преимущество людей, которые не всю жизнь в вертикали власти существовали, которых забирали в автозаки, как меня, кто участвовал в разного рода мероприятиях, которые, мягко говоря, властью не поощрялись и не поощряются. То есть, я готов ко всему. И в этом плане, я считаю, это как раз главный фактор моей, как человека, конкурентоспособности. Меня сложно чем-то удивить или обескуражить. Поэтому у меня есть представление о том, что нужно делать на посту губернатора. Если кто-то хочет сказать, что у него другая позиция, другие взгляды и готов их аргументировано доказывать – да ради бога! Мы за свободную конкуренцию.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.