Российских моряков в Доминикане держат под вооруженной охраной больше двух месяцев

Кофе-брейк
27 марта 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Телеканал ДОЖДЬ продолжает следить за судьбой четверых наших соотечественников, моряков из экипажа танкера Carib Vision, которые не могут вернуться на родину.

История длится с декабря, тогда задержали судно по делу о контрабанде наркотиков, а при нем оставили четверых членов экипажа. Они проходят как свидетели. Российское консульство в Доминиканской республике уже направило властям семь нот с требованием отпустить россиян на родину.

Обсудили эту тему с Ириной Широковой, дочерью капитана танкера Вадима Широкова, которого удерживают в Доминикане.  

Лиманова: 15:40 в Москве, вы смотрите телеканал ДОЖДЬ. Я приветствую всех, кто к нам сейчас присоединился. Мы продолжаем следить за судьбой четверых наших соотечественников моряков из экипажа танкера «Кариб Вижн», которые не могут вернуться на родину из Доминиканской республики. Сегодня у нас в гостях Ирина Широкова, дочь капитана танкера Вадима Широкова. Спасибо Ирина, что пришли к нам.

Так вот, вашего отца и еще троих моряков, по сути, удерживают в Доминикане и не отпускают, потому как судно задержано, проходит по делу о контрабанде наркотиков, а наши соотечественники, в том числе ваш отец, выступают свидетелями по этому делу, да?

Широкова: По официальным данным, которые были предоставлены МИДом в свое время, проходило именно то, что никаких обвинений российскому экипажу не было выдвинуто, и что они участвуют в разбирательстве как свидетели. Для того, чтобы дать свидетельские показания, там были назначены даты заседания суда.

Лиманова: Когда это все началось?

Широкова: Началось это 5 февраля, когда на судно прибыли вооруженные лица от Доминиканского правительства, которые начали обыск судна, поскольку был захвачен, арестован владелец судна Эдуардо, и судно также подозревалось, что на нем, возможно, провозили наркотики.

Лиманова: А владелец судна, он принадлежит какому государству?

Широкова: Это пуэрториканец, это Пуэрто-Рико.

Лиманова: Гражданство.

Широкова: И на судне были проведены несколько экспертиз. Если бы там они были, как объясняли тогда, я не знаю, аналитики, не аналитики, но специалисты, которые прибыли на судно, они говорили, что если бы на судне было хоть что-то, то лаборатория бы это показала. После анализов было предоставлено официально, что на судне ничего никогда не перевозилось, ничего не было. С экипажа были сняты все обвинения. Единственное, что попросили четверых - капитана корабля, старшего помощника и старшего механика - задержаться для того, чтобы дать…

Лиманова: И четвертого еще кого-то.

Широкова: А четвертый - это боцман, который помогает обеспечивать снабжение топливом. Он как специалист по каким-то механизмам на танкере. В связи с этим, четверо человек остались на судне, а остальные 13 людей выехали на родину. Спасибо в тот момент, можно сказать, МИДу, который быстренько сработал и отправил людей, но дальнейшая судьба 40-х людей, она становится не известной. Поскольку заседание уже почти скоро будет два месяца, как оно так и не состоялось, были четыре попытки, четыре раза их возили в Ла Роману, где они должны были дать показания.

Лиманова: То есть, собственно, задача дать свидетельские показания и тогда их, по идее, должны отпустить на родину?

Широкова: Да. Правительство в Доминикане объясняло нашим консулам в Венесуэле, который также аккредитован в Доминиканской республике, что только после дачи свидетельских показаний им проставят штампы в паспортах, что они прибыли из Доминиканы, и они могут спокойно улететь на родину. Нахождение их в этом государстве, оно в принципе, только для дачи показаний. Постоянно идет откладывание заседания суда. До какого момента это будет происходить - непонятно. Непонятно мне также, почему российские консульства не могут настоять на том, что это как бы было сделано в какой-то определенный момент, организовать все это.

Лиманова: А как вообще ведет себя вот наше внешнеполитическое ведомство и консул?

Широкова: То появляется после того, как появляется некоторая информация в СМИ, после того как затихает - какая-то информация от них пропадает. Им пытаемся писать регулярно, что я, что мой брат - с разных сторон. После этого они оживляются, чтобы только напомнить о себе, только сказать, спросить «все ли хорошо?», «что-нибудь нужно?», «все ли нормально?». Никаких договоренностей с правительством Доминиканской республики, такое ощущение, что не ведется, потому что Доминиканская республика не идет навстречу.

Лиманова: Какая связь у вас сейчас с отцом, с другими членами экипажа? И в каких условиях они сейчас содержатся?

Широкова: На текущий момент мы регулярно переписываемся по электронной почте, есть возможность связаться с ним по телефону. Условия – это судно, это танкер…

Лиманова: Доминикана - это же райская республика, белый песок, пальмы, загорай, отдыхай…

Широкова: Только если находиться на курорте, а не жить на судне и нет возможности выходить постоянно в город. Они находятся под охраной. Судно охраняют вооруженные представители правительства.

Лиманова: Если они как свидетели выступают, как объясняется властями Доминиканы то, что они находятся под арестом практически, под охраной?

Широкова: Никак. Официальной информации никакой нет по этому поводу. И почему рядом находятся вооруженные люди, прочему им не позволяют выходить в город спокойно ожидать…

Лиманова: Пообщаться с вашими соотечественниками, которых там полным-полно, выпить с ними пива на пляже. Никак?

Широкова: Никак.

Лиманова: В результате, вот вы ожидаете какого развития событий?

Широкова: Я все-таки ожидаю, что доминиканское правительство договорится с нашим консульством. Я не знаю, как это произойдет, но я считаю, что когда граждане нашей страны попадают в такую ситуацию, где бы ты ни был, и с кем бы ты ни был (в данный момент это я и там мой папа)… Но почему так долго, почему нет никакой информации, мы не можем добиться от Доминиканского правительства, почему такое отношение к российским гражданам там - мне непонятно.

Лиманова: Вы говорили мне перед эфиром, что вот в последнем письме отец написал, что заканчивается топливо, да?

Широкова: Это было письмо как раз получено в прошлую пятницу ночью, когда было написано, что топливо, которое у них есть на судне, оно заканчивается. И как только заканчивается топливо, это на корабле нет ни тепла, ни света, ни воды, ни какого снабжения продовольствия. Получается, что нет холодильных камер, продуктов тоже нет. Кто им должен привезти, как они должны дальше поступить, им не сообщали. В этот момент как раз мои друзья и я начали активную пропаганду вот этой новости, поскольку, действительно, люди, которые находятся там, они не понимают что дальше, какие дальше будут обстоятельства, кто за них отвечает, кому они нужны. После того как были даны новости во всех СМИ, появилась заново информация, было написано огромное количество писем в наш МИД и в консульство - там объявились, привезли топливо. Топлива сейчас на данный момент им хватает до 10 апреля. Кто в дальнейшем это привезет - непонятно.

Лиманова: Спасибо. Надеюсь, что вскорости разрешится ваша ситуация с вашим отцом.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.