«Надеюсь, в Москве появится улица Гайдара». Борис Минц – об открытии памятника Егору Гайдару

Кофе-брейк
15 ноября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Председатель правления Фонда Егора Гайдара Борис Минц рассказал Павлу Лобкову об открытии во дворе библиотеки иностранной литературы памятника экономисту Егору Гайдару.

Лобков: Сегодня открывается первый памятник Егору Гайдару, правильно ли я понимаю?

Минц: Уже открылся.

Лобков: Скажите, пожалуйста, трудно ли было открывать памятник Егору Гайдару, учитывая, что в обществе фигура Гайдара воспринимается не очень однозначно.

Минц: Согласен. А какое отношение имеет это к памятнику Гайдара?

Лобков: По крайней мере, прошло не достаточно много времени, чтобы люди поняли, больше хорошего или плохого принесли Гайдаровские реформы стране?

Минц: Вы знаете, помните, Сергей Александрович Есенин писал: «Лицом к лицу лица не видать, большое видится на расстоянии».

Лобков: Прошло ли уже это расстояние?

Минц: Я думаю, что расстояние, естественно, еще это не прошло, но есть разные позиции людей в обществе. Те люди, которые делали этот памятник, осуществляли все мероприятия для того, чтобы он был, они считают, что это время настало, и памятник сделан блестяще. Скульптор – народный художник академик Франгулян. С моей точки зрения, высочайшего художественного качества. Это, совершенно очевидно, произведение искусства. Мне кажется, что мы сделали сегодня то, что мы хотели сделать, и спасибо тем, кто нам помог.

Лобков: Этот памятник находится, как я понимаю, во дворе Библиотеки иностранной литературы.

Минц: Да, в сквере Библиотеки иностранной литературы.

Лобков: То есть, не каждый москвич… надо знать, куда идти, чтобы к нему прийти, правильно? Это не такой памятник, который стоит на магистрали, не так, как памятник Высоцкому на бульварах, он находится всё-таки в достаточно закрытом дворике. Почему это было сделано – из-за неоднозначного отношения к памяти Гайдара или по каким-то другим причинам?

Минц: Егор Тимурович Гайдар более 6 лет был членом международного попечительского совета Библиотеки иностранной литературы. Он участвовал во многих проектах библиотеки. Известно, что все презентации, в том числе, последнее его выступление, презентация его последней книги, они проходили в овальном зале Библиотеки иностранной литературы. Поэтому в этом смысле там было просто такое место, где стоит памятник Дмитрию Лихачеву и Ганди там еще, там много, более 20-ти монументов стоит разных размеров. Памятник Лихачеву тоже делал Франгулян. И когда он дал свое согласие, нам казалось, что это будет очень органично, очень логично – два реформатора, два человека, которые сыграли огромную роль в преобразовании новой России.

Лобков: А скажите, пожалуйста, вот еще есть Премия Гайдара. Она  тоже будет сегодня вручаться. Как определяются номинанты: это экономисты, это люди, которые внесли свой вклад в экономическую теорию и практику или это более широкая гуманитарная премия?

Минц: Это более широкая гуманитарная премия, потому что Егор Гайдар был не только экономистом, он был еще историком, он был гражданским деятелем. И поэтому, на самом деле, мы вручаем 4 премии имени Егора Гайдара - это в области экономики, в области истории, гражданского общества и международную премию.

Лобков: Уже известно, кому?

Минц: Это, в принципе, известно, потому что уже все просчеты проведены, все имена…

Лобков: Имена вы можете сказать?

Минц: Я не могу, я их не знаю, потому что я не вхожу в жюри. Я – председатель одной из рабочих групп. Есть экспертные сообщество, которое разделено на 4 группы. Создается сначала long list, потом short list, а потом short list идет на попечительский совет, который является тем, кто принимает окончательное решение по номинантам.

Лобков: А если говорить о прошлом, кто получал эти премии и какие люди, чтобы представить себе, какой диапазон?

Минц: В области экономики премия будет вручаться в 3-й раз. Первым лауреатом был Евгений Юрьевич Ясин. В номинации гражданское общество – Оля Романова. По истории – это Михаил Рогачев. Это человек, который провел очень глубокие исследования по судьбам заключенных в северных лагерях и по их реабилитации. Очень интересный ученый, который, кстати, преподает в школе. Всегда преподавал и преподает до сих пор. В прошлом году был Ростислав Капелюшников, в области экономики ему была присуждена премия. Среди правозащитников – это лидер «Голоса» Лидия Шабанова. Вот такой перечень.

Лобков: Так или иначе, эти фамилии у нас на слуху. Мы знаем примерно, что сделала Ольга Романова, многие знают. Многие знают, что сделала ассоциация «Голос». Есть ли задача у вас открывать премией Гайдара какие-то новые имена, может быть, люди, которые не так на слуху, не так в публичном пространстве присутствуют, но которые действительно много сделали для формирования гражданского общества и самопознания общества, что сейчас невероятно важно.

Минц: Если говорить о номинации «Гражданское общество», то здесь, насколько я понимаю, рабочую группу, которую возглавляет Людмила Алексеева, там есть определенные критерии – это или те люди, которые создали организации, которые внесли вклад в развитие гражданского общества, или те люди, которые личным примером показали свою позицию и имеют высокий авторитет в среде гражданского общества.

Лобков: Какие-то действующие политики имеют шанс получить Премию Гайдара? Приглашаете ли вы действующих политиков на сегодняшнее вручение? Получаете ли вы отказы, потому что ну как-то «не при Гайдаре живем», вектор изменился.

Минц: Мы приглашаем политических деятелей. Официальных отказов мы не получаем, но зал всегда полный, и премия достаточно популярна в соответствующей интеллектуальной среде, среде экономистов и среде историков, потому что очень серьезное экспертное сообщество, которое работает. И премия, на самом деле, выбирается этими людьми. И они лучше понимают, кто из них реально является за короткий промежуток времени автором той или иной наиболее значимой работы или книги и т.д.

Лобков: То есть сейчас есть до сих пор Институт Гайдара, Институт экономики переходного периода?

Минц: Он не называется Институт экономики переходного периода.

Лобков: Важна ли их экспертиза? Учитывается ли их экспертиза сейчас в принятии решений правительством, потому что сейчас мы имеем дело с огромными решениями на огромные суммы. Это касается инфраструктурных проектов, это касается прокладки высокоскоростных магистралей, олимпийских строек – гигантских инвестиций с непредсказуемым финалом. Пользуется ли сейчас правительство, Минфин, Центробанк экспертизами учеников Гайдара и его наработками?

Минц: Насколько мне известно, пользуются. Это, конечно, лучше вопрос задать  Мау или Сидельникову, которые являются непосредственными руководителями по направлениям этих исследований. Но, насколько мне известно, пользуются и достаточно широко. По крайней мере, я точно знаю, что Владимир Александрович Мау входит во все возможные экспертные сообщества и комиссии, которые существуют при правительстве и при президенте РФ.

Лобков: Как вы считаете, Егор Гайдар сможет стать героем? Ну, что далеко ходить, как, допустим, для близкой нам Польши Лех Валенса и Лешек Бальцерович, которые уже признаны, насколько я понимаю, титанами экономической мысли. Или Конрад Аденауэр, допустим, для ФРГ. Сможет ли он войти в такой пантеон, в первую десятку людей, которые изменили Россию, и нужно ли для этого прикладывать какие-то усилия?

Минц: С моей точки зрения, если мы говорим про Запад, то он уже туда входит, однозначно. Мы сейчас реализуем программу по изданию книг Гайдара на английском, немецком. Недавно совершенно Словения издала «Гибель империи» на словенском языке в великолепном издании, центральный магазин в Любляне, там был фантастический…

Лобков: С помощью вашего фонда? Или они всё-таки намереваются это продавать по-настоящему.

Минц: С участием. Они продают это по-настоящему с помощью нашего фонда с тем смыслом, что мы им помогли с правами, с семьей и т.д. Не более того. Все остальное они сделали сами. Причем, это шло под эгидой их государственного агентства по печати. И они с огромным паритетом относятся к этому. Мы в свое время в университете на экономическом факультете открыли аудиторию имени Гайдара. Сейчас мы издали «Долгое время» в США в одном из самых лучших изданий, она там прекрасно продается. А если говорить про Россию, я думаю, что еще какое-то время пройдет…

Лобков: В Москве есть улица Кадырова. Как вы считаете, скоро ли в Москве сможет появиться улица Гайдара?

Минц: В Москве есть средняя школа имени Гайдара. Очень хорошая школа, очень хороший коллектив. Улица имени Гайдара, я думаю, может появиться. Может быть, в следующем десятилетии, может быть, еще через одно, но она обязательно появится.

Лобков: Но, так или иначе, популярность Егора Гайдара за границей, прежде всего, в странах бывшего советского блока, она пока больше, чем у нас на родине?

Минц: Ну, не только советского блока. И в Великобритании, и в Северной Европе он очень авторитетный.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.