На месте Бутовского леса хотят построить частные коттеджи

Кофе-брейк
9 июня 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Лика Кремер

Комментарии

Скрыть
КОФЕ-БРЕЙК. Активист движения в защиту Бутовского леса Дмитрий Петров рассказал о серии одиночных пикетов в защиту леса и методах, которые помогут донести информацию о вырубке до максимального количества людей.
Лика Кремер: Здравствуйте.

Дмитрий Петров: Здравствуйте.

Кремер: Скажите, что за акция, против чего вы протестуете сейчас? Потому что, насколько я знаю, Бутовский лес приходилось защищать от «нашествия» кладбища, потому что территории хотели занять под ритуальные услуги и под захоронения. Потом отстаивали теплотрассы. Сейчас что происходит?

Петров: К сожалению, да, Бутовский лес такой, многострадальный. В этот раз собираются довольно значительный участок этого леса срубить под строительство элитных коттеджей. И, собственно говоря, против этого мы протестуем. Некая, довольно сомнительная контора - дачное партнерство «Форест» она называется - утверждает, что она имеет право собственности на лесные территории при попустительстве местных властей в лице Сергея Белоконева, главы Сосенского сельского поселения, Сергея Кошмана, главы Ленинского района Московской области. Они почему-то не предпринимают никаких мер, чтобы этому беспределу помешать. Более того, они так же соглашаются на то, что, якобы, какие-то основания могут быть для этой вырубки и этого строительства.

Кремер: У них есть какие-то документы?

Петров: У них есть документы, выданные вот этими самыми местными властями.

Кремер: Когда?

Петров: В декабре прошлого года и весной этого года.

Кремер: То есть это отчуждение охраняемой лесной территории под застройку. Этот документ об этом свидетельствует?

Петров: Там вот в чем катавасия: каким-то образом считается некоторыми людьми из местных властей, что эта территория относится к землям поселений. Тем не менее, фактически она относится к Бутовскому лесу. Такого же мнения придерживается Подольское лесничество, в юрисдикции которого этот лес находится. Такого же мнения, естественно, и я считаю, что это главное, придерживается общественность соседних районов Москвы: деревни Бачурино, рядом с которой эта вырубка происходит, поселка Коммунарка, который там тоже неподалеку. То есть эти земли и исторически относятся к Бутовскому лесу, и, насколько можно судить, юридически. Более того, в мае суд принял решение - если я не ошибаюсь, это был Видновский суд - о том, что деревья там рубить запрещено.

Кремер: То есть жители районов и жители Бутово были в суде?

Петров: Да. И жители деревни Бачурино, главным образом, судятся, и судится Подольское лесничество.

Кремер: И у них на руках есть какой-то документ, который подтверждает их правоту?

Петров: Да. По крайней мере, на данный момент он подтверждает то, что деревья в этом месте рубить запрещено. Тем не менее, они рубятся.

Кремер: А что сейчас происходит? Эта территория, на которой рубятся деревья, она каким-то образом специально ограждена, или что?

Петров: Уже с декабря там начали возводить забор стахановскими темпами.

Кремер: Когда начали возводить?

Петров: Еще в декабре 2011 года.

Кремер: А вы все это время протестуете?

Петров: Да, мы протестуем. Уже было много митингов, было много различных конфликтов на этой почве. Были и народные сходы, и пикеты, и много чего уже было. Были и угрозы со стороны местных властей каким-то санкциями в наш адрес. Значит, в настоящий момент эта территория ограждена серьезным железным забором. Туда проложили дорогу бетонными плитами от главной проезжей части. Утверждают, что эта дорога уже была до них. Ну, такие «чудеса в решете» совсем, и строят из себя дурачков каких-то. Вырубили уже весь подлесок и кустарник, и недавно поступило сообщение от жителей Бачурино о том, что они там вырубают по 1-3 дерева и закапывают место от выкорченного пня, чтобы это было незаметно.

Кремер: То есть даже если у них есть права на то, чтобы на этой территории что-то делать, у них в любом случае нет прав на вырубку деревьев.

Петров: Да. Но, более того, мы считаем, что у них нет и не может быть никаких прав на то, чтобы этой территорией распоряжаться вообще. Потому что это Бутовский лес - это один из последних оставшихся в ближнем Подмосковье крупных лесных массивов. Мы убеждены, что он должен быть неприкосновенным.

Кремер: Вы сегодняшнюю акцию - особенно в связи с вступившим с сегодняшнего дня в силу новым законом о митингах - каким-то образом согласовывали?

Петров: Насколько мне известно, даже по новому закону о митингах, одиночные пикеты согласования не требуют. Поэтому мы проводим эту акцию в соответствии со всеми существующими нормами. Без согласования, потому что это серия одиночных пикетов.

Кремер: А вы проводите эту серию одиночных пикетов именно в лесу или перед зданием каких-то местных органов власти?

Петров: Вы знаете, мы уже бывали у органов власти, правда нас там просили задвинуться на такие задворки в этом Видном, что там не то что местные органы власти, а там нас вообще никто не видел, кроме сотрудников полиции, которые нас охраняли. А сегодня мы хотим обратиться к жителям прилегающих районов, которые еще, может быть, не знают, что происходит, которые, придя туда в июле гулять, обнаружат, что леса там уже наполовину нет. И поэтому сегодня мы будем проводить пикет возле станции метро «Ясенево», где, собственно говоря, садятся на автобусы после работы многие жители окрестных районов. А завтра в зоне отдыха «Битца», где так же отдыхают и проводят там какие-то спортивные занятия или досуг...

Кремер: А вам лично уже приходилось проводить одиночные пикеты?

Петров: Да, бывало такое.

Кремер: А у вас нет ощущения, что людям все равно?

Петров: Нет, у меня нет такого ощущения. Людям не все равно. К сожалению, люди менее активны, чем нам бы этого хотелось, действительно. Но людям не все равно. Все достаточно единодушно выражают свой протест. И я верю в то, что недалеки те времена, когда люди начнут проявлять гражданскую какую-то активность. Даже не гражданскую - я не люблю это слово - людскую свою активность, для того, чтобы добиваться соблюдения своих прав, интересов и справедливости.

Кремер: Грубо говоря, сегодняшняя и завтрашняя акции направлены исключительно на привлечение внимания, на поиск каких-то людей, которые будут вместе с вами, к вам присоединяться.

Петров: Да. Мы устали «бить челом» перед чиновниками. На этот раз мы обращаемся в первую очередь к самим местным жителям.

Кремер: При этом какие-то заявления в суд в данный момент, или какие-то официальные бумаги - вы что-то предпринимали из каких-то официальных действий?

Петров: Конечно. Я, во-первых, уже упомянул вот эти жалобы со стороны жителей деревни и со стороны лесничества. Я лично куда только не писал, вплоть до президента Российской Федерации. Как правило, приходят отписки из прокуратуры, из администрации, из министерства экологии Московской области - то есть просто такие вежливые посылания куда подальше. Но мы и сегодня, и завтра будем собирать подписи для того, чтобы, опять же, предоставить их и администрации Ленинского района, и властям Московском области, чтобы они имели ясное представление о том, что народ против того, что происходит в Бутовском лесу.

Кремер: А в курсе ли вы истории по поводу строительства Бутовской линии метро? Как я понимаю, она тоже сопровождалась протестами, но это уже было связано с Битцевским лесом, да?

Петров: Да.

Кремер: И, собственно, там была позиция властей, что это строительство ветки, естественно, необходимо, и это понимают все, в том числе и жители. И жители, наверное, очень хотят, чтобы было метро. А во-вторых, власти говорили о том, что строительство метро никак не повредит лесу.

Петров: Битцевский лес, собственно говоря, находится по соседству с Бутовским. И я тоже знаком с этой ситуацией, хотя более поверхностно. Знаком даже с людьми, которые организовывали там акции протеста. Ситуация в том, что общественностью был предложен альтернативный проект этого введения второго кольца метро для того, чтобы соединить оранжевую ветку с серой. Более того, изначально и власти придерживались такого варианта. Но потом почему-то возобладала очень странная идея вести ее через особо охраняемую природную территорию Битцевский лес, под землей. Более того, будет еще строиться станция лесопарковая.

Кремер: Со всеми коммерческими...

Петров: Да, с коммерческими и хорошо, если не с жилыми. Вот мы чего боимся. Все экологи практически единодушно не ангажированы, скажем так, а выражают шок по поводу того, что делается в Битцевском лесу. Значительная часть какой-то активной общественности и района Ясенево, от которого тянут ветку, и района Северное Бутово, к которому тянут ветку, достаточно радикально против этого настроены.

Кремер: Но строительство идет?

Петров: Да, конечно идет. Плевать хотели на это.

Кремер: А вам не страшно так протестовать против махины, на которую вы не влияете?

Петров: Нет, не страшно, потому что я, опять же, надеюсь, что влиять мы если сейчас не можем, то сможем в ближайшее время. А главное, что если сидеть на пятой точке, то точно не удастся добиться никаких успехов.

Кремер: Ну то есть руки у вас не опускаются?

Петров: Не опускаются.

Кремер: Удачи. Спасибо вам. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.