«Мордовия очень выиграла от пребывания Надежды Толоконниковой»

Кофе-брейк
10 января 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

На премьере спектакля о Надежде Толоконниковой и Марии Алехиной – это скорее похоже на документальное кино об их тюремном быте – в «Театре.doc» побывала обозреватель ДОЖДЯ Ольга Шакина.

Белоголовцев: Новость же проходила под заголовком «Екатерина  Самуцевич дебютирует на сцене», насколько это заголовок честный, или здесь есть некоторая натяжка?

Шакина: Есть некоторая натяжка, это то же самое сказать про Михаила Ходорковского, что он дебютирует в кино после кино «Ходорковский». Это что-то вроде документального кино на сцене, просто выходят люди и начинают вживую свидетельствовать о том, что они знают, а зрители  сидят и слушают. Роль режиссёра там, как роль режиссёра документального кино, просто направляет, задаёт нужные вопросы.

Режиссёром выступила Варвара Фаэр - это тот самый человек, который поставил скандально известный спектакль «БерлусПутин», который показывали на «ОккупайАбае». Спектакль строился так: пришли друзья-активисты девочек, чтобы рассказать, как их этапировали в лагерь, у них с Надей Толоконниковой было свидание, с Машей Алёхиной они общаются по Skype, поэтому они знают некоторые подробности. В основном, свидетельствовала Таисия Круговых - это небезызвестная активистка, художница-перформансистка. Было невероятное количество каких-то подробностей.

Меня больше всего поразило то, как они рассказывали, как они ездили к Наде Толоконниковой в Мордву. Вокруг колонии, где содержится Надя, создана невероятная инфраструктура. Там есть корпункт «Life News», там постоянно дежурят корреспонденты «Life News». Как сказала Таисия Круговых, «их можно запросто сбрасывать на неприятелей без парашюта», эти люди прорвутся всюду. Снятые материалы, по словам Таисии, они визируют лично начальнику колонии, она говорит, что он стал невероятно светской персоной, за чашкой кофе он проверяет, что ему там «Life News» принёс. Гостиница рядом, в которой сделали ремонт, стала очень уютной, там теперь очень много народу живёт. В общем, Мордва выиграла с приездом Надежды Толоконниковой невероятно.

Также Таисия рассказывала, как 7 ноября в честь дня рождения Нади они устроили там несанкционированный салют с подвесного мостика над рекой, и Наде они не смогли об этом даже сказать, потому что начальник колонии просил, чтоб день рождение не отмечали, насколько я поняла. Рассказали, как они ходили к Надежде на свидание, свидание разрешили, хотя в принципе считается, что свидание дают только ближайшим родственникам, а ближайший родственник - муж. Там был Петя Верзилов, но и Таисию тоже пустили. Рассказала она, что на свидании сидят на довольно большом расстоянии, как она выразилась «наркотики не перекинуть», в этот момент, сидевший рядом со мной папа Надежды расхохотался. Также, кстати, там была мама Алёхиной, которую до сих пор на публике никто не видел.

Таисия рассказала очень смешную историю, как она выразилась, что у Пети с Надей своеобразные отношения, и они начали ссориться, и дама, которая пришла надзирать за свиданием, как её описала Таисия, с красными губами, очень переживала, будто смотрела мелодраму. Было видно, что сначала она за Надю, потом за Петю.

Довольно драматичный рассказ был про Машу Алёхину, к которой на свидание не пустили, но с ней установили связь по Skype. Она рассказала друзьям, как её этапировали в столыпинском вагоне без окна, как она попросила наивно у надзирателей карту, по которой её перевозили, они расхохотались и сказали, что есть только игральные карты, потому что никогда не сообщают людям, куда их этапируют. Маша сейчас учится в таком своеобразном ПТУ, ей потом выдадут даже корочку, она учится шить перчатки, это какие-то форменные перчатки для представителей наших силовых структур. Она переживает, что потом этими перчатками будут хватать на митингах активистов.

Меня ужасно заинтересовало, что возможна спокойно связь по Skype. Рассказала Екатерина Самуцевич, давайте послушаем, как она пыталась связаться с Машей под чужим именем.

Екатерина Самуцевич, участница панк-группы Pussy Riot: Я проходила по уголовному делу, как-то особо формально, это тоже не прописывается, но начальство колонии это как-то не очень любит. У меня был прецедент, я разговаривала с Машей, мне наконец-то удалось наладить видеосвязь, и я взяла другое имя, чтобы не раздражать колонию своим именем.

Шакина: В Skype другое имя, или просто: «Привет, я Наташа»?

Екатерина Самуцевич, участница панк-группы Pussy Riot: Да, я Наташа, или просто надо было на сайте зарегистрироваться кто это, я написала другого человека. Я решила рискнуть, потому что первый раз говорил этот человек, а я просто на фоне там была, а потом я решила рискнуть и сама побеседовать с Машей. Так получилось, что где-то на 4-й минуте меня вырубили. Видимо, они узнали меня, поняли, что я - это не я, не та, за кого я себя выдаю. Женщина начала спрашивать, кто разговаривает, спрашивать моё имя и фамилию, я назвала другое имя и фамилию, но это уже не помогло, меня уже не слушали. Маша начала просить заново перерегистрироваться, но это ничего не слушалось, просто вырубили связь.

Шакина: Вот так. На самом деле ещё несколько душераздирающих, смешных и страшноватых подробностей из жизни Маши Алёхиной в колонии рассказали вчера. У неё есть небольшой DVD-проигрыватель, но ей запретили смотреть Годара из-за того, что там есть обнажёнка, ей в принципе запретили смотреть фильмы с обнажёнкой, про революцию и про побег из тюрьмы, а также о том, как можно облегчить тюремные условия

Белоголовцев: Процент обнажённого тела как-то обговаривало отдельно руководство?

Шакина: Они там сами как-то решают без всяких нормативов. Также есть информация, что из колонии Пермского края, в одной из которых содержится Маша, изъяли Достоевского за экстремизм.

Белоголовцев: Это же можно рассматривать, как товарища по несчастью.

Шакина: Мария Алёхина запросто может его назвать товарищем по несчастью. Находится Маша в колонии рядом с городом Березники. Довольно интересно рассказывали про него друзья Маши, которые побывали там. Эта какой-то невероятный город, они показывали видео, там есть «Уралкалий», они его назвали не градообразующим, а градоразрушающим предприятием, потому что, оказывается, из-за добычи калия под городом есть пустоты, там проваливаются дома, и стоят один за один мёртвый дом, где никто не живёт, и жилой, который тоже запросто может провалиться.

Белоголовцев: Там же была серьёзная история, когда значительная часть города ушла под землю, на компанию «Уралкалий» налагали серьёзный штраф, и говорят, что компанию, в том числе и Сулейману Керимову, продали после этого, решили, что бывший хозяин Дмитрий Рыболовлев не может достойно содержать жизнь города Березники, и его вынудили эту компанию продать. Перекрестья большой экономики с политикой.

Шакина: Может, Керимов как-то наладит дела, но пока, как свидетельствуют люди, которые совсем недавно там были, город производит страшное впечатление. Они рассказывали, как они сняли квартиру, как выразилась Круговых, «для интимных услуг с окровавленной ванной». Я не знаю, что это значит, но картинки квартиры, это было довольно трудно снять, там плохое изображение, его показывали на простыне в «Театре.doc». «Театр.doc» - это такое заведение довольно простецкое и демократичное, тем нет занавесей, сцены и авансцены. Там, конечно, пугающие были кадры.

Очень был смешной момент, когда неожиданно раздался громкий стук снаружи. Кто-то стучался в окно «Театра.doc», это оказался Пётр Верзилов, который опоздал, и которого не пускали, потому что дверь была закрыта. Там и так было набито невероятно народу. 9 камер, включая нашу, я впервые видела в «Театре.doc» такое количество камер.

Белоголовцев: Издание, которое имеет корпункт, было ли заявлено?

Шакина: Если и было, то оно не призналось, я многих опросила. Там были НТВ, был, естественно, «Срок» в лице Димы Кубасова. В итоге Петра впустили, все хохотали, когда он вошёл.  Вообще к нему так относятся, что нет никакой вражды, я уже совершенно точно поняла, что они ни с кем не враждуют - ни Самуцевич, ни Верзилов, ни папа Нади. Потому что когда Верзилов зашёл, папа Нади так добродушно рассмеялся. Катя Самуцевич нам прокомментировала, я у неё спросила: «Как у вас внутренние ощущения? Вам не противно было всем на этом спектакле встречаться?», она сказала следующие слова.

Екатерина Самуцевич, участница панк-группы Pussy Riot: Вражду испытывать друг другу - это очень странно, потому что у нас общие цели, общие задачи. На этой почве спектакль именно посвящён  Наде и Маше, прежде всего, было бы странно, если бы начали разыгрывать какой-то конфликт. Это было бы очень странно.

Шакина: То есть теоритически есть о чём друг друга спросить, но этому не время?

Екатерина Самуцевич, участница панк-группы Pussy Riot: Ну да, всегда есть у людей, что у друг друга спрашивать, ничего идеального не бывает, но здесь у нас общие задачи и цели.

Шакина: Мне показалось, что та же Катя пыталась создать совершенно такой иконический образ Pussy Riot, очень мало было бытовых подробностей. В конце режиссёр Варвара Фаэр по кино опроснику спрашивала знакомых Кати, Маши и Нади, если их нужно будет сыграть в кино об их привычках, состоятельности, талантах, Катя отвечала о подругах невероятно шаблонно, мне так показалось. То есть: «Она не терпит несправедливости», было такое впечатление, что такой же иконический образ, в котором предстаёт перед нами Сергей Удальцов. Мне кажется, что девушки значительно более живые, но почему-то они считают нужным, видимо, как художники, активисты, революционеры создавать такой железобетонный образ.

Белоголовцев: У революционеров такой образ и есть, как у Че Гевара.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.