Михаил Соколов: от закона о СМИ больше всего пострадают региональные издания

Кофе-брейк
16 июля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Обозреватель и ведущий радио «Свобода» рассказал, как, по его мнению, и на каких изданиях отразится введение закона о СМИ, а также предложил называть, финансируемые из-за рубежа издания, «лакеями буржуазии».
Лиманова: У меня в гостях Михаил Соколов, обозреватель, ведущий Радио Свободы. Михаил, спасибо большое, что пришли. Обсудим мы с вами «черный список», который с легкой руки единороссов может появиться осенью в России – «черный список» СМИ, которые вслед за НКО станут иностранными агентами.

Появилась информация о том, что двое единороссов - Владимир Бурматов и Илья Костунов - заявили о том, что нужно внести поправки в закон «О СМИ» и приравнять СМИ, которые финансируются из-за рубежа, к иностранных агентам. Людмила Алексеева, глава Московской хельсинкской группы, которая уже коснулась этой истории с НКО и иностранными агентами, заявила, что будет отказываться от финансирования из-за границы и будет искать средства где-то вот внутри страны, хотя это и сложно представить, как найти деньги.

Насколько страшно это сочетание - «иностранный агент» - и почему от него вот пытаются теперь НКО избавиться, и будут ли пытаться как-то искать другие источники финансирования средств массовой информации? Что им вообще тогда делать?

Соколов: Вы знаете, для Радио Свобода быть «иностранным агентом», или «агентом ЦРУ» или «агентом мирового империализма» - дело…

Лиманова: Дело привычное.

Соколов: Дело привычное, поскольку радиостанция уже много лет, собственно, с момента основания получает деньги от американских налогоплательщиков, от американского Конгресса. Но вот что будет делать какой-нибудь журнал «Cosmopolitan», который принадлежит западному капиталу, ну, я не знаю. Это будет довольно забавно, когда огромное количество глянцевых журналов, если осуществить этот проект господ Бурматова и Костунова, окажется вот в таком странном положении. Если они, предположим, на обложке будут печатать «Иностранный агент журнал «Cosmopolitan». Действительно, как-то выглядит глупо.

По сути, знаете, создание таких слов-фетишей, символов… Знаете, сегодня у нас такое совпадение забавное: мне позвонили как раз от вас, приглашая на эфир, а я сидел в архиве Лубянки и читал следственное дело 33-го года. И там один из допрашиваемых рассказывал о том, что говорил ему другой такой писатель Яков Браун. Вот он как раз и рассуждал о том, что большевики придумали как-то заклинать народ разнообразными такими штампами. Вот «агент империализма» как раз там был, «враг рабочего класса», «вредитель». И одно мне очень понравилось выражение. Оно как раз подходит для, видимо, журналистов вот в этом случае, для издания – «лакей буржуазии».

Вот я бы предложил господам Бурматову и Костунову внести поправку в таком виде, что издание, которое финансируется из-за рубежа, - это «лакеи буржуазии», или «лакеи мировой буржуазии». В этом смысле они были бы достойными последователями большевиков. Дальше следующий этап - закрывать издание, вводить цензуру, тюрьмы, лагеря и так далее. Это же логика вот этих ребят из движения «Наши», которые очень хорошо выучили, что надо опережать начальство: там еще подумать об этом не успели, а они уже бегут впереди паровоза и выслуживаются. Собственно, ты был никем, а станешь всем. Ты был каким-то провинциальным политологом, мелким, никому не известным, и стал уже депутатом Государственной Думы и вот так помаленьку хулиганишь.

Лиманова: Исторические аналогии напрашиваются. Но вот представители партии власти, которые принимали законопроект об НКО, заявляют, что в словосочетании «иностранные агенты» нет ничего обидного. Не надо это ассоциировать со шпионом, агент - это представитель.

Соколов: Они словарь, наверное, не читали. В словаре там четкая ассоциация, во-первых, как раз со шпионом есть, а во-вторых, есть вот эти устойчивые психологические матрицы, которые есть в сознании людей еще со времен Советского Союза. Если им годами, десятилетиями вдалбливали в голову вот эти вот штампы о том, что влияние оттуда, это что-то такое опасное, разлагающее страну и так далее, что не мешало им там, не знаю, гоняться за джинсами или мечтать об иномарке, тем не менее, эти штампы до сих пор работают. И конечно, это просто такая психологическая игра - зазомбировать людей.

В принципе, понимаете, действительно, сам штамп ничего не играет. В конце концов, вот опять же, у Радио Свобода, на него действовали штампы, но люди же наше радио слушают, в конце концов, и даже те, кто нас не любит, слушают, потому что хочется или хотелось, особенно в те годы, получать какую-то информацию кроме газеты «Правда», например, и «Советская Россия». Поэтому это не очень эффективная такая штучка, хотя конечно, раздражающая, безусловно, людей. Все же понимают, зачем это делается. А потом, надо еще покопаться в этом законопроекте, если они действительно его напишут.

Лиманова: Ну, пока его вроде бы нету.

Соколов: Я и говорю, мало ли что они там придумают! Они могут придумать какие-то ограничения по тиражу или по выходу на рынок. Кстати говоря, между прочим, многие радиостанции, которые имеют большее преобладание иностранного капитала, уже по новому законодательству должны будут перегистрироваться, увеличивать долю российского капитала. Правда российский капитал может прийти из оффшоров, из Кипра, и тоже будет, в конце концов, иностранным. В общем, это странная игра.

Лиманова: Видимо, будут находить какие-то пути обходить этот новый закон?

Соколов: В принципе, вы понимаете, у нас можно все, что угодно придумать, пока нет границы на замке, нет КГБ.

Лиманова: Вот смотрите, «Ведомости» говорят, что не боятся попасть под статус иностранного агента. Управляющий директор газеты «Ведомости», которая принадлежит иностранной компании, Глеб Прозоров в интервью «Русской службе новостей» заявил, что издание не опасается введения новых правил: «Мы действуем в соответствии с законодательством. Мы принадлежим иностранной компании, но это не имеет отношения к финансированию. Мы российское юрлицо и зарабатываем деньги на рекламе». А господа Бурматов и Костунов как раз вот говорили, что многие СМИ получают финансовую помощь из-за рубежа и являются собой рупором иностранного государства и в то же время, они делают вид, что сами зарабатывают деньги.

Соколов: Я бы сказал, что это пропаганда, во-первых. Во-вторых, мне кажется, что это действительно не опасно для газеты «Ведомости» с ее аудиторией. Пишут они, что они «иностранные агенты» - мы и так с вами знаем, что это, собственно, компания с иностранным участием. И аудитория у них продвинутая, поэтому они могут не обращать на то внимания.

Лиманова: Может быть, не стоит бояться тогда?

Соколов: Нет, бояться, конечно, не надо. Я не согласен с Людмилой Алексеевой, что надо отказываться от иностранного финансирования. Потому что это какой-то такой демарш. В конце концов, это список иностранных агентов - это будет список лучших организаций НКО и лучших изданий в России, понимаете.

Лиманова: Да, действительно, ведь может так получиться.

Соколов: Та же Московская хельсинкская группа и другие. Поэтому мне кажется, что это немножко такое эмоциональное заявление. Людмила Михайловна отметит юбилей на этой неделе, подумает и, может быть, не будет так резка.

Лиманова: Ну вот, кстати, на юбилей она собирается уже организовать сбор средств, вместо подарков предложила приносить.

Соколов: Я знаю. Посмотрим, сколько люди соберут, с учетом того, что разнообразные коммерческие структуры продолжают, так сказать, подвергаться давлению со стороны властей, те, которые участвуют в финансировании разных оппозиционных или просто независимых изданий структур. Поэтому я не думаю, что удастся собрать очень много, хотя это, конечно, будет полезно. Если появится у них какая-то сумма из России, они будут говорить, что они не на 100%, не на 90% зависят от доноров из-за рубежа в своей замечательной благородной работе. Но если, в конце концов, российские издания тоже будут больше зарабатывать на рекламе - тоже хорошо, но это не значит, что надо обрубать им все возможности работать с западными или с восточными компаниями. Какая разница? Мне кажется, что вообще это может повлиять на провинциальные издания, которые вот своих журналистов посылают на учебу, как-то обмениваются и так далее. В конце концов, я не помню, чтобы у нас довольно много было каких-то именно газет, например, или телеканалов особенно, которые были с иностранным финансированием. А вот, кстати говоря, Russia Today, ваши коллеги-телевизионщики, они, по-моему, жаловались, что у них, видите ли, есть какое-то иностранное финансирование, и они могут куда-то попасть. Может быть, о них подумают.

Лиманова: На самом деле, вряд ли оно достигает 50%, ведь об этом же речь.

Соколов: Нет, конечно. Я говорю: Радио Свобода на 100% финансируется американским Конгрессом, но мы ничего не опасаемся.

Лиманова: В общем, вы первые в списке.

Соколов: Я бы сказал, что есть BBC, есть «Голос Америки», есть другие исторические компании, которые работают на российском рынке и работали, между прочим, независимо от того, было ли у них разрешение, действующее на территории России, тогда называвшейся СССР, власти, или нет. В конце концов, Радио Свободы вещало на коротких волнах, люди его слушали. И BBC, и «Голос Америки». Есть Интернет, в конце концов - замечательная вещь. Пока фильтры как в Китае не поставили с ручным управлением, я думаю, люди будут получать независимую информацию.

Лиманова: Как раз интернет-порталы, которые тоже финансируются из-за рубежа, тоже могут оказаться вот в этом «черном списке».

Соколов: Могут. Ведь китайцы каким-то образом с Интернетом справляются, как-то они обмениваются информацией. Один иероглиф заменяют другой, когда они там пишут, чтобы не попасть в эти фильтры. В конце концов, это такая замечательная система, где борьбу вот такую цензурную можно все-таки выиграть. И еще раз хочу заметить, что Россия не Китай, создать столько рабочих мест цензоров довольно сложно, особенно при том, что все-таки в Конституции Российской Федерации прямо записано, что цензура средств массовой информации запрещена. Но тогда ребята, Бурматов и Костунов, давайте поправочку в Конституцию, что цензура разрешена, создаем Главлит, создаем списочки.

Лиманова: Они же говорят о том, что просто хотят…

Соколов: Знать правду.

Лиманова: Знать правду, откуда идет финансирование и на что.

Соколов: Слушайте, все знают правду. Есть разнообразные ревизорские организации. Если господа депутаты Костунов и Бурматов хотят знать правду, пожалуйста, у вас есть институт парламентского расследования.

Лиманова: А народ тоже должен знать.

Соколов: Очень хорошо, они будут делиться своей информацией. Они подозревают что-то, пожалуйста, расследуйте. Более того, давным-давно лежит в Государственной Думе законопроект, который, по-моему, подавали коммунисты, а до них еще либералы сто лет назад о том, чтобы ввести в Конституцию четкую статью о контрольных функциях Государственной Думы. Тогда Государственная Дума сможет проверять и государственные учреждения, и средства массовой информации, что угодно. Вот, пожалуйста, внесите поправку в Конституцию и узнавайте всю правду. А то, как у нас в Крымске какое-нибудь безобразие происходит - никакого парламентского расследования! Они разве создали парламентскую комиссию? Нет, разошлись на каникулы. Там несколько депутатов межфракционных поехали помогать и участвовать, разбираться в этой истории. Но вообще-то, в любой нормальной стране, создали бы парламентскую комиссию, расследовали бы и так далее. Вот где Бурматову с Костуновым надо было бы находиться - в комиссии в Крымске, поработать там, разобраться и так далее. Они чем занимаются - гоняют бедные средства массовой информации, которым и так тяжело живется в России.

Лиманова: Проверять, как вы предлагаете, не так эффектно, как поставить ярлык «иностранный агент».

Соколов: Ну, я же говорю - это все мистика. Это обращение к первобытным инстинктам людей, или к инстинктам воспитанным тоталитарной эпохой.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.