Михаил Беляев, аналитик Финпотребсоюза: за вклады больше 700 тысяч рублей придется побороться. А если у вас кредит в Мастер-Банке, не надейтесь, что он рассосется

Кофе-брейк
20 ноября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Руководитель банковской секции Финпотребсоюза Михаил Беляев рассказал Павлу Лобкову о том, что делать вкладчикам Мастер-Банка, что будет с кредитами и как поступать с кредитными картами других банков, связанных с Мастер-Банком.

Лобков:  Главная тема сегодняшнего дня: что делать вкладчикам, что делать клиентам банка – частным лицам и юридическим? Об этом мы поговорим с главным экономистом Института фондового рынка и управления Михаилом Беляевым. Михаил Кимович, добрый день. Первый вопрос: что-то предвещало сегодняшнюю катастрофу?

Беляев:  Судя по пресс-релизу, предвестников должно было быть не так мало, потому что, как признала сама Эльвира Набиуллина, которая возглавляет Центральный банк регулятор, то отрицательный капитал этого банка, входящего в крупнейшую сотню, составляет 2 миллиарда рублей. Он образуется, понятно, не за один день.

Лобков:  То есть, банк набрал?

Беляев:  Банк набрал. Дело в том, что отрицательный капитал, чтобы было понимание, что это такое, это такое рациональное понятие. Это когда сумма убытков превышает капитал. Это, по-простому если сказать, не вдаваясь в бухгалтерские тонкости, когда убытки банка становятся больше, чем собственный капитал. Понятно, что величина 2 миллиарда даже для крупного банка образуется совсем не за один день. И вот Центральный банк, регулятор, спокойно смотрел и наблюдал, как растут эти 2 миллиарда.

Лобков:  То есть, могли быть ситуации предупреждения определенного рода не только банку, но и потенциальным вкладчикам? Ведь очень многие организации работали с Мастер-банком. Вот, у меня целый список магазинов, которые обслуживались через Мастер-банк, у них терминалы Мастер-банка стоят, банкоматы Мастер-банка. То есть можно было каким-то образом заранее предупредить юридические лица, чтобы они поменьше с этим банком работали, правильно?

Беляев:  Знаете, надо было регулятору, конечно, не так действовать. Хотя, из пресс-релиза, я же опираюсь на официальные источники, там тоже было написано слово «неоднократно». Оно звучит там постоянно. Значит, это уже повторялось, за этим делом наблюдали. Конечно, рекомендовать регулятору – это неэтично, когда регулятор не рекомендует не работать с какой-то кредитной организацией. Это можно даже расценить как вмешательство в оперативную деятельность, как дискредитация, как пятое, как десятое. То есть слова для этого случая найти можно. Но порекомендовать и ввести какие-то превентивные, предварительные действия в самом банке, порекомендовать руководству ввести какие-то…регулятор таким инструментарием вполне располагает. И вот этим надо было заниматься. Не допускать такого положения в самом банке. Это должны были быть действия регулятора.

Лобков:  Что теперь делать людям? Вот Агентство по страхованию вкладов. Если у человека лежат деньги в Мастер-банке, допустим, миллион рублей. Он копил на однокомнатную квартиру, миллион с чем-то. Агентство по страхованию вкладов что ему даст и когда?

Беляев:  Агентство по страхованию вкладов дает 700 тысяч каждому на один счет в данном банке. Как они объявляют это – не позднее двух недель, то есть не позднее 4 декабря. Будет назначен банк-агент, который совершит все эти операции по возмещению вот этих вот депозитных операций. Кстати, средства на пластиковых картах, они по регулированию точно так же входят в понятие депозита, средства с дебетовой карты будут точно так же выплачены.

Лобков:  Потому что это деньги.

Беляев:  Деньги деньгам рознь, они все очень разные. С точки зрения бухгалтера и экономиста, деньги все разные. Деньги, которые на депозите, деньги, которые на карте.

Лобков:  Ну хорошо, а если не 700 тысяч, а больше или два счета?

Беляев:  Теперь, пользуясь обостренным вниманием аудитории банковской, хочу сказать: внимательно изучайте финансовую грамотность. И внимательнее, тщательнее изучайте свои права. Нравоучения закончились. И если бы пораньше этим делом интересовались, они бы завели, может быть, еще…

Лобков:  Наши телезрители видят, какая реклама у Мастер-банка была. В каждом магазине практически стоял огромный красивый банкомат Мастер-банка. На Тверской вот такими аршинными буквами была афиша. И, поверьте, это действует гораздо сильнее, чем копание в документах.

Беляев:  А в документах не надо было копаться, надо было просто знать, что Агентство по страхованию вкладов выплачивает 700 тысяч, и завести два разных депозитных счета в двух разных банках, вот и все.

Лобков:  То есть, вообще рекомендация такая – больше 700 тысяч в банке не держать?

Беляев:  Да, потому что раньше, когда эта система владела, там было, допустим, разные счета в одном банке, и по каждому счету выплачивалось. Но это была совсем небольшая выплата – по 100 тысяч и прочее, когда это было для нас новинкой. Потом выяснилось, что один банк – один счет. Теперь суммы превышения – то, что вас интересует. Дальше, конечно, перспектива более мрачная. Назначается конкурсный управляющий.

Лобков:  Это после Арбитражного суда или это делает Центробанк?

Беляев:  Конкурсного управляющего назначает Центробанк. Признается факт, начинается процедура ликвидации. Отзыв лицензии еще не означает факта ликвидации банка как такового. Должна пройти ликвидационная процедура. Собирается так называемая конкурсная масса, смотрят, сколько в этом банке осталось, что еще не успели никуда разогнать. И из этих средств начинаются выплаты: сначала налоги, потом первые очереди, вторые.

Лобков:  Какая очередность? Вы говорите о том, что банк 2 миллиарда задолжал. Он брал кредиты у других банков. У него есть вкладчики. Каковы по закону очередности выплаты денег после назначения конкурсного управляющего?

Беляев:  Сначала – расчеты с государством по налогам. Но вкладчики, физические лица, они стоят тоже как очередники на первой линии. Но они должны написать заявление, будет назначен банк-агент. Надо написать туда заявление не позднее 30 суток, объяснить, какая претензия, что бы они хотели получить от этого банка, по реквизитам, это можно узнать поточнее, написать заявление и сидеть ждать решения, что им останется.

Лобков:  А есть какие-то регламентирующие процедуры, сколько времени может пройти? Это может затянуться бесконечно, как в случае с бабками в 1998 году?

Беляев:  Нет, это, конечно, не ситуация 1998 года. Там все уже более четко и более тщательно регламентировано, это вопрос десятков дней, не больше того.

Лобков:  У нас в эфире была доктор Глинка, известная благотворительница, у нее 2 с лишним миллиона. Она – юридическое лицо. Это Фонд «Справедливая помощь». У нее 2 с лишним миллиона зависли в Мастер-банке, и она сказала, что у нее шансов нет никаких, и они заново будут собирать эти деньги. Что делать таким людям?

Беляев:  Похоже, что именно так. Дело в том, что тут доктор Лиза выступает не как человек, а как юридическое лицо. Тут я не знаю, будет ли какое-то специальное регулирование как благотворительной организации.

Лобков:  Это не только благотворительная организация. Магазин какой-то держал на свои скромные сбережения, индивидуальный предприниматель. Им не вернется ничего?

Беляев:  Это юридические лица, да. Им вернется то, что останется от конкурсной массы. И я боюсь, что там перспективы, как подсказывает практика…

Лобков:  Учитывая отрицательную капитализацию.

Беляев:  Да. Активы и капитализация – немного разные вещи, я не хочу сейчас загружать эфир этими вещами. Но, как правило, к тому моменту, когда приходит ликвидационная процедура, то руководство банка уже как следует поработало над своими средствами и уже постаралось сделать так, чтобы их осталось поменьше.

Лобков:  А вот руководство Мастер-банка может сейчас увести активы оставшиеся?

Беляев:  Уже нет, потому что уже подведена черта, назначена ликвидационная комиссия, операции банка завершены на этом.

Лобков:  То есть, ни один платеж ни в один офшор уже пройти не может?

Беляев:  Нет, по идее, потому что это все связано с электроникой, с электронными действиями, с электронными программами. Они блокированы, как правило. Я не знаю, может быть, они как-то исхитрятся, но по регулированию – это нет. Черта подведена, операции заморожены.

Лобков:  А что делать с теми, кто взял кредит в Мастер-банке? Он должен его выплачивать или для него наступили счастливые времена?

Беляев:  Знаете, к сожалению, хотелось бы, может быть, кому-нибудь думать, что наступили счастливые времена, раз тот, кто дал деньги, фактически исчез. Нет, будет назначен банк-агент, туда будут переведены реквизиты, будет сообщено соответствующим образом: кому, куда и как платить, в какие сроки. Единственное, тут возникает такое дело, что кому-то, может быть, наступил платеж завтра или даже сегодня – срок платежа, а электроника закрыта, куда отдавать платеж. Будет ли  это считаться просрочкой, не будет ли. Можно порекомендовать в любом случае – как можно быстрее писать бумагу со своей проблемой.

Лобков:  То есть если у человека там кредит – написать честно, что у него там кредит, и не ждать, что он может раствориться, он не растворится.

Беляев:  Он не растворится, потому что все дела будут переданы другому банку. И к нему как раз придут, и могут тогда уже на достаточно законных основаниях предъявить претензии, что он пропустил сроки платежа и еще включить какие-нибудь проценты.

Лобков:  У меня здесь два списка, списки довольно важные. Дело в том, что этот банк позиционировал себя как «в тройке ведущих процессоров», то есть, которые проводили через себя деньги других банков. И, соответственно, поскольку это центральное звено заморожено, вся электроника заморожена, то, например, известные банки Финам, БФГ-Кредит, Эллипс банк, Банк проекта и финансирования, не говоря уже о более мелких, то люди, которые держат деньги на карточках, у меня, я честно вам скажу, больше тысячи никогда не бывает наличными. Вот я с этой карточкой в банк пришел – и мне везде отказ. Что мне делать? Вот, допустим, у меня одного из этих банков карточка. Что я – нищий? Мне бегать, занимать, просить прислать мне по почте денег?

Беляев:  Знаете, так, к сожалению, бывает в рыночной экономике, что мы очень привыкаем к тому, что плохие времена никогда в жизни не настанут. Но, как афористично сказал один человек по поводу более крупной ситуации, что кризис – это не динозавр, они не вымерли, они живут рядом с нами.

Лобков:  Мне что посоветуете?

Беляев:  В данном случае я могу посоветовать только набраться терпения небольшого, потому что такие ситуации, я думаю, будут отрегулированы очень быстро.

Лобков:  А мне нужно идти в свой банк, вот, допустим, в БФГ-Кредит или Финам, и там требовать, качать права?

Беляев:  Лучше сходить. «Качать права» - я бы такое не применял. Лучше вежливо попросить. Если надо – написать бумагу.  Я думаю, вы понимаете, это же платежная система, она существует не одна. В данном случае, Мастер-банк – он был центральным звеном, через которое гонялись платежи. Но у нас же это не единственная платежная система. И с помощью электроники это можно переключить на другой такой же центральный, и я думаю, что это будет сделано.

Лобков:  Представители банка Финам сказали, что они сейчас ищут возможность найти аналогичный процессинговый центр.

Беляев:  Вот это то самое.

Лобков:  Сколько дней это обычно занимает по практике?

Беляев:  Обычно по практике такого, во всяком случае, еще не возникало. Тут прецедент как раз и заключается в том, что рухнул такой вот крупный банк, причем, он рухнул единично. Не когда вся система обрушилась в системный кризис – тогда понятно, всеобщий коллапс, куда бежать – непонятно, тогда совсем плохо. А здесь приходится включать очень много таких регулирований, с которыми мы, в общем-то, инструкции были написаны, а многие и не были написаны. Ну как, сам бы по книжке, то есть, вы знаете прием, но…

Лобков:  То есть, эксперимент, по сути, сейчас ставится на нас.

Беляев:  Да.

Лобков:  Есть еще один вопрос. Есть магазины, в которые мы ходим редко. Есть магазины, в которые мы ходим каждый день, например, сеть магазинов «Утконос», гипермаркеты «О’кей», топливно-заправочные комплексы аэропорта «Шереметьево», «Елисеевский магазин». Я уже не говорю о ресторанах, тут уже не до них, но есть очень крупные сетевые рестораны, например «Тарас Бульба», где эквайером был тоже Мастер-банк, у них стояли вот такие штучки, через которые вы карточку проводите, только вы иногда не видите, что на ней было написано. А написано на ней было: Мастер-банк. Зная, что они могут попасть в одно из таких заведений, что людям сейчас делать – им лучше какую-то сумму сейчас окэшить в банкомате в своем банке?

Беляев:  Лучше да. Потому что когда кэшишь и чужой банкомат на вашу карточку дает небольшой процент. Ну, большие, не большие – для кого как. Но проценты он снимает. Лучше сейчас в данном случае запастись кэшем и чуть-чуть потерпеть с карточкой.

Лобков:  Потому что вы можете попасть в одно из тех сотен предприятий, которые обслуживаются Мастер-банком, и там просто в глупой ситуации оказаться.

Беляев:  Абсолютно верно. Вот я в такой же глупой ситуации оказался в воскресенье. Почему-то вдруг на время Сбербанк перестал выдавать деньги, а мне они были очень нужны. Ну, не то что очень, но не помешали бы. И я в течение суток терпел.

Лобков:  То есть сейчас, с учетом этой ситуации, хотя бы пару-тройку тысяч иметь в кошельке.

Беляев:  Да, кому как. Для кого-то 2 тысячи, для кого – больше. Это все зависит от вкусов.

Лобков:  Спасибо за советы, которые, конечно же, выглядят не очень оптимистичными. По крайней мере, я знаю, что делать. Немножко возьму кэша, потому что где-то может отказать терминал. Слава Богу, что у меня нет карточки ни одного из банков, которые обслуживались процессинговым центром Мастер-банка. По крайней мере, каждый из нас сейчас должен посмотреть, какие у него карточки, выходят ли они в эти списки, которые опубликованы, и принять решение наиболее оптимальное для себя. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.